Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Жил некогда мальчик…

             

    Детские концлагеря – гурукулы

    В середине 2010 года в Германии вышла небольшая, размером в 150 страниц, книжка на английском языке, убедительно доказавшая, что в секте всё остается по-прежнему. Книгу под называнием «Моя карма, моя вина» («My Karma, My Fault») написал Даниэль Лутц — бывший член МОСК. Эпиграфом к ней он поставил такие слова: «Жил некогда мальчик, чьи боль и страдания никогда не могли прекратиться. Сейчас он вырос».

    Эта книга — история детства автора — свидетельские показания, каждая строчка которых сочится слезами и кровью. Автор, проведший всё своё детство и юность в МОСК, пишет во вступлении, что ему потребовались долгие годы, чтобы приспособиться к жизни вне секты, о том, что она никогда не приняла на себя ответственность за всё с ним случившееся и никогда не помогла ему ни в чём.

    Даниэль Лутц родился в 1979 году в Кёльне от финской матери и немца-отца. Когда мальчику было три года, его мать столкнулась с кришнаитами, была вовлечена в секту и в 1982 году со всей семьёй переехала в Финляндию, где стала принимать активное участие в жизни местного кришнаитского храма, а затем стала работать в различных структурах МОСК.

    С этого года и начинается основное повествование Даниэля о его жизни в секте и воспитании — вначале в финском храме, затем в шведской и индийской гурукулах, храме в Германии (в Гейдельберге), опять в Финляндии (Турку), затем в передвижной команде по сборе средств, путешествующей по Германии, и т. д. Автор вышел из секты около 2000 года и с тех пор живет самостоятельно. В гурукулах он был до 1994 года, а затем ещё два раза приезжал в индийскую гурукулу с матерью в 1995 и в 1997 годах. Иными словами, его повествование покрывает десятилетний период после того, как Хабнер и Грусон закончили свою книгу.

    Это не масштабное документированное расследование, а простое, глубоко личное повествование, написанное в виде обращения к читателю. Даниэль Лутц писал его по ночам (после детства в секте у него серьёзные проблемы со сном) и периодически прерывался, когда от описываемых событий его душили слёзы, или переполняло чувство негодования. Таким образом, он заново пережил своё страшное детство. Хочется надеяться, что этот опыт поможет ему, в конце концов, прийти в согласие с миром и с Богом.

    Эти простота, бесхитростность и искренность глубоко потрясают и читателя. Книга Даниэля Лутца — удивительной силы документ, звучащий как приговор тоталитарной секте МОСК и созданной ей системе.

    С трёх лет ребёнок был лишен всех игрушек и лакомств: местный гуру сказал, что всё это возбуждает гунну страсти и будит вредное воображение. Зато он ежедневно проводил целые дни в кришнаитском храме, где его родители работали, и в ходе многочасовых медитаций-киртанов и длинных лекций обретали «сознание Кришны». Во время всех этих занятий ребёнок должен был сидеть неподвижно и внимать словам учителя или молитвенному пению взрослых.

    Вечера он мог проводить дома, в абсолютно пустой (кроме изображений Кришны) квартире и общаться с сестрой и родителями. Но вскоре эта жестокая жизнь без игрушек и без детских книжек (кроме кришнаитских изданий) будет вспоминаться ему как рай.

    Когда мальчику исполнилось пять лет, семья переехала в Швецию, на кришнаитскую ферму, где секта организовала свою типографию. Мать Даниэля начала работать в этой типографии, отец стал готовить пищу для всей общины, а Даниэль попал в свою первую гурукулу.

    Поначалу он жил с родителями в маленьком сарайчике из тонких досок без какого-либо утепления. Там был лишь электронагреватель, но долго он гореть не мог, т. к. всё время выбивало пробки. Ни водопровода, ни канализации в домике не было (это всё при шведских морозах). Подъём был в 3:15, после чего нужно было по сугробам бежать в храм на молитву. Завтрак подавали лишь часа четыре спустя.

    Приблизительно через год мать стала ездить по Швеции, собирая деньги для секты. Отец был всё время занят на кухне, и мальчику пришлось ночевать в гурукульском общежитии. Учитель-кришнаит оказался законченным садистом и извращенцем. Перед сном он всякий раз подходил к Даниэлю и засовывал ему в задний проход свой палец (а иногда два) на всю глубину. Когда в первый раз мальчик вскрикнул от нестерпимой боли, учитель сказал, что в следующий раз сурово его накажет, и со всего размаху ударил его по лицу. С тех пор Даниэль терпел боль молча. Рассказывать об этом родителям было категорически запрещено.

    Даниэль настолько боялся этого человека, что не мог помыслить сказать об этом родителям. Впрочем, тем было не до него. Мать появлялась на ферме раз в пару месяцев, рассеянно трепала детей по голове и вскоре уезжала снова. Отец всё время проводил на кухне и в храме. Когда однажды они всё же заметили синяки на лице сына и спросили об этом учителя, тот сказал, что мальчик — буян и часто дерётся с другими детьми. Родителей этот ответ вполне удовлетворил, и больше они ни о чём не спрашивали.

    Один раз учитель-кришнаит попытался в очередной раз ударить мальчика, но промахнулся и от этого рассвирепел. Он вновь ударил ребёнка с такой силой, что тот потерял сознание. Когда Даниэль пришёл в себя, он был потрясён, как ласково и нежно учитель ухаживал за ним. Такие перепады типичны для патологических садистов, удовлетворивших жажду насилия.

    В другой раз учитель решил наказать Даниэля за то, что он, катаясь на велосипеде, обогнал других детей, в то время, когда им было приказано держаться в группе. Ночью он привел раздетого мальчика в туалет, завязал ему глаза и приказал вытянуть руки вперед. Удар по пальцам был такой силы, что Даниэлю показалось, что они были отсечены от его рук. От невыносимой боли у мальчика сработал мочеиспускательный инстинкт и опорожнился кишечник. «Ещё раз», — холодно сказал учитель. Перед четвёртым ударом, руки ребёнка непроизвольно отдернулись. «За это ты будешь наказан дополнительно», — невозмутимо сказал учитель. Он развязал ему глаза: «Смотри!» Оказалось, он бил ребенка по пальцам острым краем метровой пластиковой линейки. Кровь лилась на пол и смешивалась с экскрементами.

    Следующие три удара мальчик уже наблюдал, не смея отдергивать руки, пока не потерял сознание и не упал на загаженный кафельный пол. Учитель нежно и ласково приводил его в чувства, мыл под душем, собственноручно отмывал пол в ванной (похоже, работа с экскрементами доставляла ему удовольствие) и заклеивал пальцы, кожа на которых была рассечена до костей, которые Даниэль ясно видел. Эти мучения и издевательства продолжались годы. Вполне естественно, что в таких условиях мальчик не мог хорошо учиться. Его стали считать проблемным ребёнком и настоятельно рекомендовали отвести в гурукулу секты в Индии.

    В 1990 году отец отвёз Даниэля в Калькутту, а оттуда на машине в Майяпур, где и располагалась штаб-квартира МОСК и самый образцовый ашрам секты. Даниэль рассказывает, как он стоял перед такси и умолял отца не оставлять его в этом чужом месте. Он плакал и стоял на коленях, но отец хлопнул дверцей машины и уехал. Мальчик плакал и не уходил со стоянки перед воротами ашрама до конца дня. Он смотрел на дорогу, надеясь, что отец передумает и вернётся за ним. Конечно, этого не случилось. Но ещё несколько месяцев подряд мальчик выходил на дорогу и всматривался в проезжающие машины: вдруг папа всё же вернётся?

    Жизнь в гурукуле оказалась кромешным адом. Учёба (кроме кришнаитской индокринации) проводилась лишь номинально. Дети были предоставлены сами себе и росли, как волчата в стае. Младшие мальчики спали вместе в большой хижине на соломенных циновках на полу. По ночам туда приходили старшие мальчики и насиловали тех детей, кого нащупывали в темноте.

    Один юноша приметил Даниэля и стал периодически насиловать его и днём в туалете, при этом избивая до крови и запугивая, чтобы он молчал. Когда Даниэль всё же отважился сказать об этом воспитателям, ему ответили, что виноват он сам, ибо расплачивается за собственные кармические грехи. Видно, в прошлых жизнях он натворил столько зла, что теперь должен искупать его таким образом. Потом мальчика попытался изнасиловать один из служителей ашрама, потом учитель…

    Всякий раз мальчик чувствовал себя осквернённым и шёл в душ, надеясь, хоть как-то смыть эту скверну. Он часами оттирал себя грубым хозяйственным мылом. Кожа его высохла, растрескалась и покрылась язвами. На время это спасло его от насилия. Но когда его подлечили и всё началось сначала…

    Даниэль вспоминает, как он молился Кришне, прося своего бога простить ему грехи прошлых жизней и больше не подвергать его таким мукам, но ответа не было. Изнасилования и избиения продолжались…

    В конце концов, Даниель решил, что поскольку никакого прощения ему нет и не будет, а кармические последствия всё продолжаются, он просто перестал соблюдать правила проживания в гурукуле. Вот это неожиданно принесло результат: руководители ашрама и гурукулы сочли его неуправляемым и решили отправить назад, в Европу.

    Даниэля вызвали к директору и вручили билет до Франкфурта. 14-летний мальчик удивился, почему его посылают в незнакомый город: «Мои родители живут в Швеции», — сказал он. Ему ответили, что, поскольку у него германский паспорт, его посылают в его родную страну и прислушиваться к его пожеланиям не будет никто. Абсолютно неприспособленного к жизни подростка просто сбыли с рук…

    Ему всё же удалось добраться до Швеции к совсем не ждавшим его родителям. Вскоре они вернулись в Финляндию, где его попытался изнасиловать тамошний гуру. Но к тому времени Даниэль был уже крепким подростком и смог отбиться от подонка. Родители отдавали его в общеобразовательную школу, но он не смог там учиться, так как слишком отстал от программы, да и не знал, как общаться со сверстниками.

    Когда он ездил с матерью в Индию, он увидел, что в гурукуле всё продолжалось по-прежнему, а его обидчики и насильники всё оставались на своих постах или даже заняли другие, более важные.

    В конце концов, Даниэль ушёл из секты. Образования юноша не получил никакого (даже неполного среднего). Жизненных навыков тоже не имел никаких. Единственное, что он приобрёл — это знание четырёх языков, но это не благодаря кришнаизму, но из-за обстоятельств своей бездомной бродячей жизни. Ему удалось найти работу на заводе по сборке грузовиков, где он работал на конвейере. На жизнь хватало. В конце концов, благодаря знанию языков, его повысили до какой-то мелкой административной должности.

    Нервы Даниэля расстроены: он асоциален, ему не удается жить с другими людьми, и предпочитает оставаться один. Он завёл было подругу и у них даже родился сын, но всё же им пришлось расстаться. По ночам он не может спать — его мучают кошмары. Но главное, что он утратил — это веру в Бога. Даниэль пишет, что не желает верить в существо, позволяющее детям, таким как он и его товарищи по несчастью, страдать от тех, кто клянется, что любит бога больше всего и посвящает ему свою жизнь.

    Даниэль Лутц пишет, что примирился с жизнью. Он такой, и значит, ему нужно принимать себя и обстоятельства такими, какие они есть. Он не может изменить своё прошлое — это часть его жизни. И это смирение Даниэля вселяет надежду, что он сможет всё-таки познать истинного Бога, который успокаивает всех страждущих и обремененных.

    Даниэль подчеркивает, что пишет в первую очередь о себе и о своём опыте. И ещё ему важно, чтобы его насильники и мучители узнали бы, что он больше не боится их. Секта же «Международное общество сознания Кришны» ничем не помогла искалеченному её системой человеку и даже не пыталась хотя бы частично искупить свою безмерную вину перед ним.

    Мир узнал о страданиях мальчика Даниэля в кришнаитской секте через десять лет после того, как он её покинул. Но во второй половине 90-х и в начале 2000-х годах кришнаитские гурукулы действовали и в некоторых российских городах. Кто знает, может быть, мы скоро услышим страшные истории и от тех детей, которые имели несчастье там жить и обучаться «обретению сознания Кришны»? Кто знает… Остаётся надеяться, что эта книга будет издана и в России, что позволит россиянам не так снисходительно относиться к молодым людям, навязывающим свою литературу в переходах метро, а, главное, поможет самим молодым кришнаитам задуматься, в какие страшные сети они попали и выбраться из них, пока не поздно.

    Во всех вышеизложенных трагичных историях обращает на себя внимание факт изнасилования мальчиков взрослыми людьми. Что это? Случайно попавшие в ряды учителей извращенцы, как утверждают руководители МОСК, или закономерность, вытекающая из учения кришнаизма? Ответ на этот вопрос можно найти в книге А. Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада. «Нектар преданности» (The Bhaktivedanta Book Trust Бхактиведанта, 1991), где описывается как мужчины, желая любви Кришны, мечтают стать гопи (гопи — это пастушки, подруги детства и спутницы Кришны, среди которых была и его жена Раддха):

    «Супружескую любовь к Кришне могут рaзвить в себе не только женщины. Мaтериaльное тело не имеет никaкого отношения к духовной любви. В женщине может рaзвиться склонность к дружеским отношениям с Кришной, a в мужчине — желaние стaть гопи во Вриндaвaне. Пример того, кaк предaнные в облике мужчин могут зaхотеть стaть гопи, приводится в “Пaдмa-пурaне”. Некогдa в Дaндaкaрaнйе обитaло много мудрецов… В то время тaм жило много великих мудрецов, которых пленилa крaсотa Господa Рaмaчaндры, и они зaхотели стaть женщинaми, чтобы получить возможность обнимaть Господa. Позже, когдa Кришнa явился нa Голоке Вриндaвaне, эти мудрецы родились тaм кaк гопи, подруги Кришны и тaк достигли совершенствa в духовной жизни…

    Есть двa видa супружеских отношений: отношения между мужем и женой и отношения между возлюбленными. Тот, у кого рaзвивaется любовь к Кришне, кaкую питaет женa к своему мужу, попaдaет в Двaрaку, где стaновится одной из жен Господa. Тот же, в ком рaзвивaются чувствa, которые испытывaет возлюбленнaя к своему любовнику, попaдaет нa Голоку Вриндaвaну, чтобы общaться тaм с гопи и нaслaждaться любовными отношениями с Кришной. Однaко нужно помнить, что супружескaя любовь и гопи, и цaриц Двaрaки может рaзвиться не только в женщине, но и в мужчине, что докaзывaет пример мудрецов Дaндaкaрaнйи».

    Вот такая теоретическая база под практику гомосексуальных связей в кришнаитских гурукулах.

    Христос и Кришна. Свет и тьма.

    Календарь

    Последние новости
    04.07.2020 Прп. Максим Грек о законодательных мерах по противодействию пропаганде ЛГБТ
    04.07.2020 Схиигумен Сергий давно возглавляет секту собственного имени – религиовед
    04.07.2020 Почему Сергий (Романов) лишен сана?
    04.07.2020 Оставшиеся без жилья мамы с детьми находят помощь в Епархиальном комплексном центре
    03.07.2020 Состоялось заседание Епархиального совета
    03.07.2020 Церковный суд лишил сана схиигумена Сергия
    03.07.2020 Церковный суд постановил извергнуть схиигумена Сергия (Романова) из священного сана
    03.07.2020 Церковный суд лишил схиигумена Сергия сана. Его сторонники в гневе

    Епархиальный реабилитационный центр во имя св. прп. Серафима Саровского

    Тайна ложных учений