Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Благотворительный фонд по спасению детей от абортов
  • Телефон доверия
  • Образование
  • Школа духовной безопасности
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Справочник » Группы русского неоязычества и ультраправые организации » Неоязыческие и антихристианские тенденции в современной общественно-политической жизни

    Неоязыческие и антихристианские тенденции в современной общественно-политической жизни

             

    Феномен общественно-политической активности современного российского неоязычества, использование неоязыческой и антихристианской тематики в общественной деятельности заслуживает самого пристального внимания. До недавних пор подобные проявления не могли рассматриваться иначе, как маргинальные, представляющие интерес лишь для узкого круга специалистов. Сегодня, однако, мы должны сказать, что распространение этих тенденций, пока еще сравнительно небольшое, может представить в дальнейшем серьезную угрозу для духовного здоровья нации, для межнациональной и межконфессиональной стабильности, для молодежи. Тема заслуживает пристального и подробного изучения, здесь же постараемся обозначить основные проблемы, представляющие для нас в этой связи интерес.

    Первые приверженцы неоязычества появились в России еще на рубеже 70-80 годов. (Анатолий Иванов-Скуратов и др.) С началом перестройки началось открытое распространение неоязыческого движения. Появились первые языческие общины и общественно-политические организации, открыто заявившие о своей неоязыческой, часто - открыто антихристианской ориентации ("Память" Емельянова, "Русская национально-демократическая партия" Виктора Корчагина, "Союз венедов" Виктора Безверхого). Здесь необходимо отметить, что неоязычество, зародившись в маргинальной, экстремистской среде, изначально оказалось связанным с радикально-националистической идеологией. Языческие ("ведические") общины существуют на данный момент во многих городах России; в 1997 году часть из них объединилась в так называемый "Союз славянских общин" - организацию, целью которой является дальнейшее укрепление и распространение язычества в нашей стране. В качестве своей основной задачи на ближайшие 10 лет ССО видит создание общин не менее, чем в 45 субъектах РФ, чтобы в соответствии с действующим законодательством получить федеральный статус. О других проявлениях общественно-политической активности собственно общин сведений мало; известно, что там есть люди, ответственные за связь со структурами власти; муссируется идея о придании языческим праздникам государственного статуса, однако вряд ли об этом можно говорить серьезно. Более того, зачастую языческие общины формально существуют в качестве светских организаций, преследующих в том числе и общественно-политические цели. Вот крайне показательное высказывание молодого язычника: "В лесу мы - "Клан Ясеня", а в городе - "Фонд поддержки традиционных культур"". Вообще же организационно русское неоязычество представляет достаточно пеструю картину: здесь и сравнительно крупные структуры, и небольшие организации, группирующиеся вокруг отдельных лидеров. Известно о существовании закрытых общин, куда посторонние не допускаются. Строго говоря, не существует четкой грани между язычеством как таковым, и полностью либо частично исповедующими его принципы разнообразными маргинальными сектами и учениями (напр. "Всеясветная грамота", "бажовский" культ и т. п.), сторонниками различных "целителей", клубами "традиционных" единоборств и так далее. Говоря о неоязычестве, необходимо помнить, что оно представляет, собственно говоря, попытку современной реконструкции древних языческих культов, которая осуществляется язычниками по своему разумению, на основе немногих исторических сведений и собственных представлений, с заимствованием средств из арсенала оккультистов, восточных религий и т. д. Говорить о едином вероучении не приходится; существуют скорее некие общие принципы.

    Общественно значимый аспект современного неоязычества проявляется скорее не на уровне общин. Здесь можно наблюдать две основные тенденции. Во-первых, это различные, зачастую весьма далекие по своей направленности организации, где деятели, исповедующие неоязыческие, откровенно антихристианские принципы являются лидерами или играют заметную роль. Те же клубы славяно-горецкой борьбы, некоторые экологические движения и им подобные организации, привлекая в первую очередь молодежь, являются по сути вербовочными структурами неоязычников. Параноидальное учение "Всеясветной грамоты" зачастую преподносится чуть ли не как научное достижение, "методика постижения мира" и т. д.; в провинции известны случаи участия его представителей в научных семинарах на официальном уровне. Прямое отношение к язычеству и его пропаганде имеет творчество некоторых музыкальных групп. Во-вторых же, и это особенно важно, неоязыческая и антихристианская идеология активнейшим образом используется политическими экстремистами, занимающими откровенно фашистские, антигосударственные позиции.

    Подобная активность, прежде свойственная крайне небольшому числу политических маргиналов, стала в последние несколько лет не в пример заметнее. Существует большое количество экстремистских организаций и изданий, для которых неоязыческие взгляды стали существенным элементом их идеологии. Здесь мы можем отметить, например, уже упоминавшийся "Союз венедов", группировку Виктора Корчагина (газета "Русские ведомости"), газету "Славянин", и другие. Здесь пропагандируется открытая ненависть к христианству, к православию. Вообще, анализируя те претензии, которые предъявляются современными политизированными неоязычниками и антихристианами к христианству и Церкви, мы можем сказать, что при всем внешнем разнообразии сводятся они к следующему: 1) христианство- еврейская религия, чуждая русскому народу, созданная чуть ли не специально в целях его духовного порабощения 2) христианство расслабляет, парализует волю, делает нацию недееспособной, это "религия для стада", "для быдла" 3) христианство уничтожило традиционную славянскую культуру, заменив ее комплексом чуждых идей. Сводом этой пропаганды стала, например, появившаяся недавно и выдержавшая уже три издания книга некоего Владимира Истархова "Удар русских богов", преисполненная кощунственных выпадов в адрес Самого Христа, Церкви, и вообще всего, что только есть святого для православного человека. Книга вызвала возмущение православной общественности. Здесь же можно упомянуть "Преодоление христианства" Владимира Авдеева и другие издания подобного рода. Помимо прямого отрицания христианства, наблюдаются попытки некоего синтеза православия и язычества.

    Православным есть что ответить на это; вообще, подобные идеи не выдерживают никакой критики. Интересно другое: налицо тенденция к использованию антихристианских учений в целях политической борьбы, зачастую одновременно с эксплуатацией в тех же целях православной тематики! Яркий пример такого рода дает нам издаваемая Народно-Национальной Партией (Александр Иванов-Сухаревский) газета "Я - русский", ориентированная преимущественно на национал-экстремистскую молодежь: в одном номере мы видим "ультраправославную" статью Л. Д. Симоновича (Союз Православных Хоругвеносцев) и откровенно языческую агитацию. А один из партийных руководителей поучает: "Победа Высших Сил неотвратима. Партия - это Церковь, в которой Патриархом является Глава Партии, а священнослужителями - назначенные им руководители... Посещение официальной церкви или отправление какого-либо языческого культа не возбраняется, однако каждый должен помнить, что истинное спасение он найдет только в партии, и действительное благословение могут дать ему только партийные руководители". Вспомним также и деятельность Александра Дугина - в его изданиях запросто можно на одной странице встретить положительный отзыв на сборник "Россия перед вторым пришествием" и публикацию текстов Алистера Кроули! Вообще, с уверенностью можно сказать, что определенными политическими группировками делается ставка на противоестественную комбинацию из националистического язычества и политизированного псевдоправославия. Здесь речь в первую очередь идет о структурах, близких к ОПД "Русское действие" (руководитель - Константин Касимовский, бывший главный редактор газеты "Штурмовик", осужденный за разжигание межнациональной розни). Движением поддерживаются маргинальные издания "Царский опричник" и "Русский Партизан" (некое "Опричное братство преп. Иосифа Волоцкого"), пропагандирующие якобы "радикальное православие", совмещенное с апологией свастики как христианского символа и безудержной критикой Священноначалия. Возвращаясь к "Русскому действию", вспомним близкий к этой организации журнал "Наследие предков" и газету "Эра России", совмещающие "православность" и откровенную языческую пропаганду. Показательна публикация одним из постоянных авторов "Наследия предков", членом "Русского действия" А. Елисеевым статьи "Христианство и язычество", где в "научной" форме доказывается их несомненное, с точки зрения автора, сходство. Другим заметным деятелем "Русского действия" является некто Илья Лазаренко, руководитель неоязыческой оккультной секты "Священная церковь белой расы", известной также как "Церковь Нави". Последняя организация заслуживает особого разговора.

    Илья Лазаренко в прошлом - активист ряда патриотических организаций, в 1996 году отрекся от православия и организовал так называемую "Церковь Нави". Организация, по имеющимся сведениям, состоит, собственно, из двух структур: "Общества Нави" (религиозная деятельность, оккультная практика и т. д.) и "Кланов Нави" (военизированные группы). О точной численности сведений нет. Практикуются языческие обряды; некоторые из них пресекались милицией. Есть информация о царящей внутри секты жесткой дисциплине и не менее жесткой системе наказаний. Отношение к православию резко негативное. Вот выдержки из интервью самого Лазаренко, где он декларирует свои взгляды: "- Наша цель - возрождение древнейшего нордического культа, который мы называем ариасофия. - Каковы, по-вашему, пути достижения этой цели? - Посредством восстановления магических связей с древними богами и распространения истинных учений. Наша религия не для нищих духом, не для низших каст. Их нужно держать в рамках, чтобы они не ломали сами себя и справедливый строй. - Каким образом их надо держать в рамках? - Принуждением - других способов нет. Низшие касты потому и низшие, что не способны на высокое проявление духа... Почему вы, русские патриоты, ненавидите православие? - Ну отчего же, попы бывают вполне приличные. Дело в другом: православие - религия для стада. Мне не хочется, чтобы мой народ был стадом. Ариасофия - религия волевых людей. Мы бы хотели, чтобы вся нация стала такой в идеале. Русской нации сейчас нет, есть русскоязычный сброд. Мы не собираемся идти на компромиссы с государством. Мы собираемся его опрокинуть. Потенциально мы сильнее государства". Комментарии здесь излишни; необходимо, однако, добавить, что, по данным справочника "Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера", изданного Миссионерским Отделом МП, "Церковь Нави" в действительности является подразделением или вербовочной структурой сатанинской группировки "Южный Крест", иначе - "Московская церковь сатаны". Вот это уже серьезно.

    Примечательно, что антихристианская риторика, подобная вышеприведенной, используется не только собственно неоязычниками, но и внешне индифферентными к религии политическими экстремистами. Здесь показателен пример Александра Севастьянова, главного редактора "Национальной газеты". Им неоднократно публиковались и издавались утверждения типа того, что необходимым условием возрождения России является, дескать, ее "дехристианизация", что христианство - "религия больных, расслабленных, вырождающихся народов", "религия угнетенных", здесь же - выпады в адрес "гражданина Ридигера", и т. д. Вместе с этим - нападки на российскую государственность. Подобная деятельность встретила активное противодействие со стороны православной общественности. Налицо единая идеология антихристианской, антицерковной деятельности; единство это усугубляется общей для неоязычников и экстремистов приверженностью к критике наряду с Церковью государственной власти, Президента и т. д.

    Итак, можем ли мы утверждать, что неоязычество в его современных проявлениях несет в себе угрозу для общества, для его духовного здоровья, для общественной стабильности? Основания для этого дает нам та активность, с которой неоязыческую идеологию используют представители самых разных движений и групп - от "народных целителей" до военизированных экстремистов. Мы не можем забывать, как это делают неоязычники, что именно православие было той силой, которая фактически создала Россию, сплотила разрозненные славянские племена в единую державу. Внимание экстремистов к языческим культам отнюдь не случайно: ломка традиционного мировоззрения - необходимое условие для социальных потрясений. Кроме того, действенный способ для подчинения себе людей - оттуда и интерес к оккультным практикам. Мы также не должны забывать о набирающем силу язычестве в национальных регионах: между тем, подобная проблема существует практически везде, где традиционной религией коренного населения не является ислам. Причем несомненна связь национального язычества, пропагандируемого обычно мелкими группками местных националистов, с центробежными, сепаратистскими, откровенно антирусскими тенденциями. К сожалению, есть случаи, когда подобные устремления встречают явную или негласную поддержку региональной элиты. Принцип здесь тот же: ведь язычество - это религия многих богов, религия, лишенная однозначной, четкой иерархии ценностей. Это религия, где нет одной, единой Истины - у язычников она для каждого народа своя. Именно такая идеология противопоставляется православию; в этом же русле находятся попытки создать на основе синтеза "православности" и язычества некую "русскую веру", "национальную истину". Фактически - это подрыв наднациональной, всеобщей ценности православия. Подобной деятельности мы можем и должны противопоставить утверждение именно православия как основы русской культуры, самого бытия России - ведь если при князе Владимире Церковь сумела соединить славянские, а частью и иные народности, не имевшие даже общего пантеона, в единый великий народ, то и сейчас ее государственно-образующая функция не должна остаться без внимания. Именно православие необходимо рассматривать как один из ключевых моментов национальной консолидации сегодняшней России - ведь оно объединяет русских со значительной частью других народов страны; дает им общие ценности, общую нравственную позицию, общее мировоззрение; именно оно служит связующим звеном с братскими народами Малой и Белой Руси.

    Неоязычество необходимо прежде всего тем, кто хочет ослабить, расшатать, опрокинуть Россию. Собственно, в понимании язычников, "русской нации сейчас нет" (см. интервью Лазаренко); к России это движение не имеет никакого отношения. Неоязычники от политики пытаются воплотить в жизнь свои химерические построения; "целители" и им подобные видят в язычестве неплохой инструмент для своих целей. Основную опасность представляют не малочисленные культовые общины, но явная или скрытая пропаганда неоязыческого мировоззрения, неоязыческих ценностей. Количество, тиражи и уровень исполнения неоязыческой пропаганды дают нам основания полагать, что те, кто ей занимается, имеют неплохую материальную и финансовую базу: кто-то вкладывает в это значительные средства. Наблюдаются и попытки придать современному язычеству внешнюю респектабельность - выходят соответствующие издания, "научные труды", где оно предстает "оригинальной альтернативой общественного и духовного развития".

    Язычество может быть привлекательным: оно мало к чему обязывает и многое дозволяет. Мы обязаны в этой связи приложить необходимые усилия к тому, чтобы общество осознало, что неоязычество ни в коем случае не является "традиционной" верой; это чисто современное явление, возникновение которого спровоцировано общим духовным, мировоззренческим кризисом; в его развитии и распространении заинтересованы определенные силы, вряд ли действующие на благо России. Дело государства - отслеживать экстремистские организации и деструктивные религиозные культы и действовать в их отношении в соответствии с законом; дело православных - информировать общество о той опасности, которую таит в себе неоязычество.

    Илья Агафонов

    Календарь

    Последние новости
    30.08.2016 Ловцы душ в социальных сетях
    30.08.2016 Таинство сокрушения
    30.08.2016 К врачу или к шарлатану?
    30.08.2016 Сотрудники УМВД России по Оренбургской области и режиссер фильма «Рядом с нами» Александр Новопашин провели встречу с кадетами в Оренбургском президентском кадетском училище
    29.08.2016 В Петербурге задержали лидера секты, чьи клирики окормляли "Правый сектор"
    29.08.2016 В Оренбурге стартовал IX Международный кинофестиваль «Восток & Запад. Классика и Авангард»
    28.08.2016 Святитель Григорий (Палама). Беседа на Успение Приснодевы Марии
    28.08.2016 Истинно-неправославная "церковь". ФСБ нашла в столичном храме псевдоправославной секты экстремистскую литературу

    Сектовед.ру