Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » «Караулят возле похоронных бюро». Как россиян заманивают в секты

    [12.12.2019] «Караулят возле похоронных бюро». Как россиян заманивают в секты

             

    Сект в России меньше не стало, но они свернули публичную деятельность, считает известный сектовед, священник Антоний Скрынников. О том, что сейчас происходит, какие секты опасны и как неофиты становятся радикалами – в материале «АиФ-СК».

    «В секту не приходят, туда приводят»

    Марина Тимченко, «АиФ-Северный Кавказ»: Кто, как правило, попадает в закрытые религиозные группы?

    Антоний Скрынников: Совершенно разные люди. Самое главное заблуждение, с которым мне приходится сталкиваться, это когда человек говорит: со мной этого не случится, потому что я кандидат наук, майор полиции, корреспондент «АиФ» и т.д. На самом деле, как показывает практика, это всё не работает.

    В различные секты в России вовлечено около миллиона человек. Ещё примерно 700 тыс., по данным известного исламоведа Романа Силантьева, сочувствуют идеям ваххабизма.

    Зачастую в секты попадают люди, которые находятся в стрессовой ситуации. В таком состоянии человек более доверчив, ищет поддержку и нуждается в утешении. Мы знаем случаи, когда Свидетели Иеговы (организация признана в России экстремистской и внесена в список запрещённых. – ред.) дежурили возле похоронных контор, а представители других религиозных групп расклеивали свои объявления возле онкодиспансеров. Все помнят Грабового, который брал деньги с матерей жертв бесланской трагедии и обещал воскресить их детей.

    - То есть дело не в индивидуальных качествах человека, а в обстоятельствах?

    - Есть, конечно, такие люди, которые с интересом берут всё, что им дают. Но их всё-таки меньшинство. Главный принцип: в секту не приходят, туда приводят. И приводят, как правило, людей, оказавшихся в стрессовой ситуации.

    - А каковы цели создателей сект?

    - И финансовые, и политические. Бывает, что цели и вовсе нет. Когда психически больной человек собирает вокруг себя таких же нездоровых людей. У него нет задачи заработать или получить власть над кем-то. Он думает, что конец света близок и надо всех спасать. Вспомним пензенских сидельцев, которые спустились под землю и жили там полгода (с октября 2007 года по март и апрель 2008-го – ред.), угрожая взорвать себя и детей, если кто-то попробует их эвакуировать. Лидер секты был признан психически больным, его отправили на принудительное лечение.

    А у бога Кузи, как он сам себя именовал, явно был и финансовый интерес, и жажда власти. Секта активно зарабатывала деньги разными путями, внутри сообщества процветало физическое и психологическое насилие, сексуальные злоупотребления. (В 2017 году суд признал организатора секты виновным в мошенничестве и приговорил к пяти годам лишения свободы. – ред.)

    Дело «Чёрного тюльпана»

    - Какой вред наносят такие группы?

    - Когда человек попадает в секту, общество его в каком-то смысле теряет. Он мог бы стать хорошим врачом, но становится проповедником странных идей. Нередко сектанты отказываются служить в армии, запрещают лечить своих детей. У нас в крае был случай, когда молодая иеговистка не разрешила делать переливание своему больному сыну. Отец, к счастью, не был сектантом и с помощью прокуратуры оспорил её запрет, ребёнка спасли, но мать от него после этого отказалась.

    - По ощущениям, таких групп сейчас меньше, чем лет 10-15 назад. Согласны?

    - Их меньше видно. Но связано это с тем, что лидерами в уличной сфере у нас были иеговисты. В 2017 году суд запретил деятельность этой организации в России. И соответственно, свою активность они перенесли в интернет.

    - Какую организацию вы бы назвали сегодня самой опасной?

    - Если не брать сатанинские культы…

    - А у нас есть и такие?

    - Наверняка, есть. Это направление очень сложное для исследования. У них нет сайтов, они не устраивают публичные акции. Хотя в 2000-х годах пытались. В Ставрополе играла рок-группа, которая во время своих концертов в Доме офицеров «украшала» сцену отрезанными свиными головами, а фанатов обливала кровью. На Кавминводах действовал сатанист, который насиловал несовершеннолетних девочек. Потом на допросе сказал, что таким образом хотел «родить» антихриста. Но самым громким стало дело «Чёрного тюльпана» в Невинномысске. Секта существовала несколько лет. Жертвами стали около 60 животных и два человека.

    Из действующих открыто наибольшую общественную опасность, по мнению экспертов, сейчас представляют два движения – неоязычники и неопятидесятники. 

    - У неоязычников много сочувствующих.

    - В стране около 100 тысяч активных неоязычников. Несколько человек из нашего края уехали воевать на стороне батальонов «Азов» и «Айдар» и сейчас находятся в федеральном розыске.

    Да и в целом по России эти ребята не раз себя «проявили». В Южно-Сахалинске в православном храме расстреляли прихожан, несколько человек, включая монахиню, погибли. В храме Святителя Николая в Бирюлюво взорвали бомбу.

    По данным специалистов, некоторые группы неоязычников сейчас активно ищут выходы на бандподполья республик Северного Кавказа. Религиозная идеология разная, но есть общая платформа – ненависть к государству, традиционным конфессиям.

    Для неоязычников ваххабиты - это доступ к огнестрельному оружию. Известны случаи, когда некоторые из них сами становились ваххабитами.

    Главное – не терять контакт

    - Почему неофиты склонны к радикализации?

    - Человек, который только обретает веру, всегда более ревностный. Он будет строже поститься, старательнее молиться, на службу придёт раньше, чем остальные. Потом адаптируется и будет себя вести по-другому. Но поначалу наблюдается период такого духовного радикализма.

    - Поэтому, наверное, злоумышленникам легко манипулировать неофитами и толкать их на путь террора.

    - Не знаю, насколько легко, но они умеют это делать. Кого-то вербуют в интернете, кого-то – через личные отношения. Начинается разработка, в результате которой жертва может оказаться в рядах террористов.

    У меня был случай: русская девушка приняла ислам, муж из КЧР, в федеральном розыске, ваххабит. Говорит, что стала мусульманкой, так как «христианство не подошло». Начинаю расспрашивать, выясняется, что ни в христианстве, ни в исламе она совсем не разбирается. Просто неловко признаваться, что влюбилась и пошла на поводу у возлюбленного. То есть зачастую смена вероисповедания - это результат межличностных отношений, а не осознанный религиозный выбор.

    - Для близких человека, попавшего в такую ситуацию, главное - не как это произошло, а как его вытащить. Что посоветуете?

    - Самое главное - не терять контакт. Потому что ему в секте будут говорить: «Ты молодец, встал на путь истины. Но этот путь тернистый, будет много искушений, Сатана на тебя ополчится». И вот неофит приходит домой и подвергается обструкции со стороны близких. Это становится именно тем, о чём предупреждали «новые друзья», и служит для него подтверждением правильности выбранного пути.

    Но если условный Сатана говорит: «Нам не нравится, что ты в секте, но мы тебя всё равно любим, ты наш сын», начинается диссонанс, вроде мир должен ополчиться, а ему говорят, что любят.

    Важно сохранять контакт, не терять надежду и найти специалиста, который поможет человеку выбраться из секты.

    Марина Тимченко
    Iriney.ru

    Календарь

    Последние новости
    20.01.2020 "Отцы". Специальный репортаж Саши Бублик
    20.01.2020 Протоиерей Александр Новопашин: Деструктивных зависимостей становится всё больше
    20.01.2020 В рамках проекта «Путь домой» руководитель Миссионерского отдела Новосибирской епархии посетил женскую колонию города Новосибирска
    20.01.2020 Представители Новосибирской епархии посетили областной наркологический диспансер
    19.01.2020 Святитель Игнатий (Брянчанинов). Поучение на Богоявление
    19.01.2020 Великое освящение воды - 2020
    18.01.2020 О крещенской воде вкратце
    18.01.2020 О крещенских купаниях и святой воде

    Епархиальный реабилитационный центр во имя св. прп. Серафима Саровского



    Православный миссионерский апологетический центр «Ставрос»