Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Благотворительный фонд по спасению детей от абортов
  • Телефон доверия
  • Образование
  • Школа духовной безопасности
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » Уралец, сбежавший из центра для наркоманов: «Это настоящая тюрьма»

    [17.04.2018] Уралец, сбежавший из центра для наркоманов: «Это настоящая тюрьма»

             

    На Урале — новая история о насильственном помещении человека без зависимостей в реабилитационный центр для наркоманов. Как происходил силовой захват с использованием лекарств для шизофреников, какие нравы царят в реабцентре и кто заплатил за то, чтобы лишить его свободы — рассказал человек, вырвавшийся на днях из «тюрьмы для наркоманов».

    Дмитрий вместе с супругой — владельцы небольшого семейного бизнеса. По его словам, примерно год назад у него начались конфликты с женой и Дмитрий решил обратиться к специалисту. «Я регулярно обращаюсь к врачам, в том числе к психотерапевтам — для меня это нормально», — поясняет он. Женщина-врач, которую порекомендовала жена, оказалась наркологом-психотерапевтом. «К этой женщине я обратился как к психологу с проблемой восстановления семьи, по наркологии у меня к ней вопросов не было, — говорит Дмитрий. — Но, видимо, жена ввела ее в заблуждение».

    По его словам, еще задолго до этого супруга стала рассказывать его родителям, что он курит марихуану. «У меня это в далеком прошлом, — уточняет Дмитрий. — Тяжелые наркотики я никогда не употреблял, даже крепкие алкогольные напитки не пью — только пиво. И уж, тем более, никогда не покупал и не хранил дома наркотики. Я готов сдать любые анализы».

    После визита к психологу-наркологу к нему домой приехала медсестра — поставить успокоительное. «Поставила реланиум, глюкозу, потом обратил внимание, что они подтыкают еще один препарат. Это оказался галоперидол — лекарство, которое назначают буйным шизофреникам. Боль после этого я не ощущал почти неделю — был как овощ», — рассказывает он.

    На следующий день, по его словам, к ним домой приехала «группа захвата».

    «Жена мне сказала, что я еду в санаторий. «Когда мне по дороге сообщили, что меня везут в реабилитационный центр, я дернулся — мне пригрозили: «Сейчас тебя наручниками прикуем»», — вспоминает Дима. Так он оказался в реабилитационном центре «Орион» в поселке «Прогресс» под Первоуральском.

    «Наркоманы убеждают друг друга, что они наркоманы»

    По словам пострадавшего, от галоперидола у него началась амнезия — сознание восстанавливалось в течение месяца. Но то, что там происходило, навсегда врезалось в память. «Это были самые страшные дни в моей жизни», — говорит он.

    Особенно его поразила полная антисанитария. «Один кран с водой на 40 человек, процентов 30 — ВИЧ-инфицированные (те, кто готов обнародовать свой диагноз), есть люди с открытой формой туберкулеза, с открытыми ранами. Все питаются вместе, кружка с водой — одна на всех, — вспоминает Дима. — На любые возражения директор говорит: „Ты наркоман“. Когда я объяснял, что наркоманом никогда не был, он ответил: „Тебя отправила сюда жена — будешь здесь сидеть“».

    По словам сбежавшего, реабилитационный центр использует так называемую 12-шаговую систему реабилитации (используемую во всем мире — она считается одних из самых эффективных). Однако ни одного профессионального психолога, медика или какого-либо другого специалиста он в центре не видел. «Все директора, психологи — это бывшие наркоманы с небольшим сроком ремиссии, — говорит Дмитрий. — Наркоманы убеждают друг друга, что они наркоманы. Те, кто защитил первый шаг, становятся стажерами — занимаются контролем за остальными: следят за ними, подслушивают. Все перемещения — под контролем. При мне два человека убежали, выпрыгнули из окна — режим сразу ужесточился».

    Зато очень профессионально построена работа с родственниками тех, кто проходит реабилитацию — все направлено на то, чтобы человек оставался в центре как можно дольше (а родственники платили за него деньги). «У них офис в городе недалеко от «Гринвича», — говорит Дмитрий. — Там работают с родственниками, рассказывая им об эмоциональном состоянии больных, подводя все под то, что люди еще не готовы [покинуть реабцентр].

    Людей содержат там по полгода, поддерживая иллюзию выздоровления. Они и сами в приватных разговорах признают, что в лучшем случае у двух человек из 100 — стойкая ремиссия».

    Вызволили после «предбунтовой ситуации»

    По рассказу Дмитрия, он множество раз обращался к начальству центра с требованиями освободить и отпустить его — все было бесполезно. Надежда была только на контакт с родственниками. «Жена звонила мне дважды вместе с моими родителями (все телефонные разговоры проходят под контролем, реабилитантам запрещается жаловаться — иначе телефон сразу забирают), — рассказывает Дима. — В первый раз это было на 21-й день, я сказал ей: „Христа ради, забери меня отсюда“. Она кричала мне по телефону: „Ты сам виноват, занимайся“. Второй разговор был на 42-й день — я снова просил забрать меня».

    По мнению Димы, его выручило то, что в середине апреля у него день рождения. «Где я нахожусь, она никому не говорила: сотрудники нашей компании были просто в шоке, узнав обо всем, — говорит Дима. — Жена, понимая, что мне будут звонить, писать на Whats up, поздравлять и, если я не буду отвечать, начнут звонить ей, решила меня забрать».

    В день освобождения волонтер предупредил Диму, что за ним едут жена и отец, и попросил подписать бумагу, что Дима не имеет претензий к центру. Дима ответил, что он в этот центр не ложился, поэтому подписывать ничего не будет. Началась перепалка «Мне сказали: „Ты ВИЧ, наркоман … [матерщинное], тварь“. Я ответил очень грубо, — вспоминает Дмитрий. — Это считается „предбунтовая ситуация“ — всех загнали в помещения, а меня через гараж на машине вывезли в центр поселка Прогресс, где меня ждали отец и жена».

    По возвращении домой в тот же день Дима подал заявление в полицию. «Минут через 15-20 мне перезвонил участковый из Новоуткинска — я точно знаю, что он в нормальных отношениях с этим центром, — говорит пострадавший. — Я понял бесперспективность этого и написал заявление в ФСБ». По его словам, в этом реабилитационном центре все держится на страхе: даже те, кто впоследствии воздерживается от употребления наркотиков, делают это из опасения попасть в центр снова. «Таких закрывают жестко — на два, три месяца, полгода. Люди сходят с ума просто!» — говорит Дмитрий.

    В центре «Орион» готовы к уголовному делу

    «Гражданин, о котором идет речь, действительно обратился в органы внутренних дел Первоуральска за помощью, — рассказал „URA.RU“ пресс-секретарь ГУ МВД по Свердловской области Валерий Горелых. — Его звонок зарегистрирован, службе уголовного розыска поручено провести проверку и детально во все разобраться. По ее итогам будет принято соответствующее процессуальное решение».

    «URA.RU» удалось пообщаться с директором реабилитационного центра «Орион» Сергеем Зубакиным. «Мы действуем только в рамках закона: к нам обращаются родственники, а человек, который находится в реабилитационном центре, пишет заявление, что он хочет пройти курс реабилитации, — сказал агентству Зубакин. — Сейчас он может все что угодно говорить в свое оправдание».

    Зубакин заявляет, что готов понести ответственность (вплоть до уголовной), если против него будет возбуждено уголовное дело о незаконном лишении свободы. «Что делать-то?» — философски заметил директор реабцентра.

    Ранее «URA.RU» писало о схожей ситуации: жительница Березовского заявила о том, что ее три месяца держали в реабилитационном центре «Ключи», при этом у нее также не было никаких зависимостей. В реабцентр ее «упекли» ее мать и дочь (в семье также имел место конфликт).

    Муж, который не знал, где она, сумел отыскать место, где она находится, связаться с ней, после чего поднял на уши силовиков (полицию, прокуратуру) и при помощи полицейских смог проникнуть в центр и забрать жену. Выйдя на свободу, она добилась освобождения еще нескольких реабилитантов, также содержавшихся в центре против их воли.

    Женщина подала заявление в Следственный комитет, который инициировал проверку по факту незаконного лишения свободы, однако следователи отказались от возбуждения уголовного дела «в связи с отсутствием состава преступления».

    Андрей Гусельников
    «URA.RU»

    Календарь

    Последние новости
    16.08.2018 Миссионерский корабль «Андрей Первозванный» отправился в отдаленные районы области
    16.08.2018 Каким должен быть информационный пост христианина?
    16.08.2018 Десница святителя Спиридона Тримифунтского
    15.08.2018 Проповедь средствами киноискусства
    15.08.2018 Корабль-церковь «Святой Апостол Андрей Первозванный» отправился вверх по Оби
    15.08.2018 Пастыри о «невинном» увлечении сатанинскими символами
    15.08.2018 Корабль-церковь отправился с благотворительной миссией по районам Новосибирской области
    15.08.2018 В Туве прошёл IV Миссионерский семинар-практикум православной молодежи

    Православный миссионерский апологетический центр «Ставрос»



    Православное общество трезвости Новосибирска