[06.08.2017] Прославленные смертью

         

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Сегодня Церковь Русская совершает празднование памяти святых мучеников благоверных князей Бориса и Глеба, сыновей равноапостольного князя Владимира, крестителя Руси. Их имена были первыми внесены в длинный список святых земли Русской, завершающийся ныне, но не окончательно, именами новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Прошло менее 30 лет после начала широкого распространения на Руси христианства. Еще было живо и сильно, активно и враждебно язычество. В сознании новых христиан было перемешано и учение Христово, и учение тьмы века сего. И вот дети святого князя-крестителя, сами по возрасту ровесники события начала Крещения Руси, дают и своим современникам, и нам, живущим более чем через тысячу лет после тех дней, поразительный пример верности новой христианской вере, новому учению евангельскому, новой заповеди – «да любите друг друга». Они показали это не на словах, а на деле – своей жизнью: они становятся страстотерпцами, претерпевают страсти – страдания, уподобляясь в этом Христу Спасителю, претерпевшему нашего ради спасения страшные страдания и Животворящий Крест.

Известно, что претендент на великокняжеский престол спустя десять дней после смерти князя Владимира сначала выслал убийц к князю Борису. Те, дождавшись ночи, когда в шатре смолкнут слова молитв, совершили убийство. А позже, спустя полтора месяца, было совершено убийство его младшего брата Глеба, который в тот момент молился об отце и брате.

Историки не имеют единства в том, кто был действительным организатором, зачинщиком этих злодеяний. Но ни время, ни смутность и противоречивость летописных сказаний не помрачили главного – святости совершенного подвига, который и сегодня привлекает наши сердца к именам этих святых братьев.

Святость их дела в том, что надо было иметь великое мужество, непостижимое для людей, живущим духом соперничества, «житейского попечения», не противиться злу человеческому, исходящему не от чужого человека, но от единокровного брата. Но противиться злу вражды, чтобы не умножить его и скорби усобиц и разобщенности.

Надо было иметь мужество противостоять и тогдашним понятиям о чести и доблести, господствовавшим в среде князей, которые с отрочества участвовали в военных походах, сечах, когда суровые нравы времени делали пролитие крови человеческой для достижения цели делом заурядным.

Надо было противостоять и противиться малодушию, страху, унынию и отчаянию, но пребывать в молитве, когда тебя оставляет наедине с врагом, ищущим твоей души, преданная дружина, которой непонятно, как это можно князю не искать власти, не быть готовым на убийство, на благородную месть за жизнь погибшего брата.

Мы не знаем всех подробностей жития святых братьев до их кончины. Да они и не сохранились. Можно сказать, что не жизнь, но смерть прославила их.

Как это может быть?

А как может быть, что и не совершивший добрых дел разбойник вошел в рай? И при чтении некоторых житий святых мы удивляемся: как человек, может быть при жизни незаметный, вдруг явно прославляется людьми, Церковью, Богом?

Нашей житейской мелочности и духовной ограниченности это бывает непонятно.

Помогут ответить на этот вопрос слова Священного Писания, слова апостола Павла из его Послания, которые читались сегодня в честь святых князей:

«Кого [Бог] предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего… А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил» (Рим. 8: 29–30).

Это не означает неизбежной заданности жизни человека помимо его воли, не означает его спасения или осуждения в вечности только самоволием Божиим.

Святитель Феофан так объясняет эти слова: что касается свободных тварей, то есть нас, людей, то Господь не стесняет в нашей свободе и не делает нас невольными исполнителями Своих определений. Свободные действия Бог предвидит: как Всеведущий, знает всё течение жизни свободного лица; как неподвластный времени, знает общий итог всех его деяний – и, видя его, определяет как бы то было уже совершившимся.

«Мы (люди) по-человечески определяем человека, что хорош он или худ, видя дела его, пред нами им наделанные. И Бог предопределяет по делам же – но делам предвиденным, так, как бы они уже были сделаны», так как для Бога нет ничего тайного.

Так предуведал Бог и дела святых братьев Бориса и Глеба, память перенесения мощей которых сегодня совершается.

По вере их предуведал, познал их сокровенные сердца в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, которые украсились не внешней красотой, но верностью Христу.

Так предуведал Бог и дела множества святых, видимая жизнь которых проходила без внешних ярких примет святости.

«Так предопределение Божие обнимает и временное, и вечное и человека временного возводит к вечному» и память о нем хранит в Церкви – истинном Теле Христовом, источнике жизни для души человека, призванного быть сообразным образу Сына Божиего.

Как Христос попрал Своею смертью смерть, так и святые братья, верные своему кресту, попрали страстотерпчеством закон мира сего, в котором царят вражда и раздоры, распри, гордость и превозношение, неуступчивость и упрямство, обидчивость. Они отказались от этого суетного мира. Для них жизнью стал Христос, и смерть всех этих страстей стала приобретением жизни вечной.

Будем просить святых страстотерпцев, чтобы их молитвы сохранили нас от озлоблений и вражды, от злобы, действом лукавых духов разжигаемой в нас на ближних и дальних, на тех, кого знаем и кого не знаем, да удержат нас от духа стремления к превосходству над ближним.

Да дарует нам Господь по молитвам святых Бориса и Глеба, первоначальников «новоизбранного стада Христова»[1], единомыслие с нашими ближними и мир со своей совестью, преодоление ее раздвоенности в любви к ближнему и Богу через смирение, покаяние и терпение. Аминь.

[1] Из стихиры на «Господи, воззвах».

Иеромонах Никон (Париманчук)
Православие.ру