[25.03.2017] Актер Сергей Варчук: «Будем надеяться, что цензура вернется»

         

Попса дробит шрапнелью наши души.
Её за это не привлечь к суду.
Часть поколения выросла на чуши...
И новое рождается в бреду.

Валентин Гафт, «Юрию Визбору»

На днях моя дочь, Анастасия Новопашина, выступила в СМИ с репликой, в которой заявила о необходимости введения нравственной цензуры – в литературе, театре, кино, изобразительном искусстве, средствах массовой информации…

Народ устал от всей этой пошлости и гнусности, которую выливают на нас адапты так называемого современного искусства. И стоит только слово произнести против!.. Те, кто насаждает этот нравственный беспредел, или, как его назвала Настя в своей публикации, «духовный произвол», тут же вопиют о якобы попрании «самого святого на свете» – свободы слова! Кричат о возвращении советской цензуры и чуть ли не о диктатуре «пролетариата», под которым они понимают наинизшее в интеллектуальном смысле сословие, «быдло и хамло». То есть – нас с вами, тех, кто не может спокойно смотреть на то, что они вытворяют.

Но вот Народного артиста РФ Валентина Гафта в «пролетаризме» обвинить сложно.

Однажды он сказал: «Мы освобождены! Свобода!.. Дурное это слово у нас. Им пользуются люди, которые ведут себя свободно, но безответственно. И нахально. Совести нет. Совесть должна быть у человека. Ею нужно дорожить. Не портить это слово».

Вот уже слышу: ну, так у нас же свобода совести, которое есть естественное право человека формировать свои убеждения!

Ну да, конечно! По–вашему, высшая форма свобода совести – извращение? Дескать, человек и так тоже хочет, и это его право!

Согласен, его право, пусть извращается. Но «тихо сам с собою». Однако ему мало самому быть извращенцем, он хочет, чтобы вокруг него тоже собирались такие же… под стать ему. И для этого извращенцы «весомо, грубо, зримо» насаждают вокруг себя эти самые убеждения. А зерна греха порождают потом такие заросли плевел – попробуй с ними потом справься. Так уж лучше сразу бить по рукам этих самых «сеятелей». Сильно бить! Чтобы у них всякое желание пропало это делать, даже за большие деньги. А как это сделать? Да ввести цензуру!

На самом деле за цензуру ратуют многие люди, натерпевшиеся от либеральщины в культуре и искусстве. Вот только слово «цензура» они боятся произнести публично – ведь заклюют! – и говорят о «неоправданно смелой интерпретации», об «крайне опасном эксперименте» или еще какие-то слова подбирают - помягче.

Недавно общался с популярным актером Сергеем Варчуком, который очень хорошо отозвался о Настиной публикации. Он сказал, что и сам уже давно считает, что цензура в сложившейся нездоровой обстановке совершенно необходима. «Конечно, - говорил он, - ультралибералы и псевдодемократы, которые как раз и лоббируют извращения, начнут кричать: а кто будет устанавливать цензуру, по каким таким критериям? Да по нравственным критериям. По человеческим!»

«Если художник создает произведение с точки зрения совести, то ему не страшна никакая цензура, он о ней даже думать не будет, - убежден Варчук. – Цензура страшна для тех, кто, извалявшись в нравственных нечистотах, хочет извозить в них и зрителя. Он знает, что цензура не допустит пропаганды извращения, и поэтому с бешенством цепного пса восстанет на нее».

«В советские времена тоже была цензура, не только политическая, но и нравственная – посмотрите, какие шедевры выпускал советский кинематограф!»

И заключил: «Будем надеяться, что цензура вернется!»

Будем надеяться.

Протоиерей Александр Новопашин