Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Благотворительный фонд по спасению детей от абортов
  • Телефон доверия
  • Образование
  • Школа духовной безопасности
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » Опыт организации центра реабилитации пострадавших от сектантского влияния

    [13.02.2017] Опыт организации центра реабилитации пострадавших от сектантского влияния

             

    На что прежде всего следует обратить внимание, организовывая на приходе центр по реабилитации вовлеченных в секты? Как строить диспут с сектантами? В чем смысл диспута? О чем важно помнить, отправляясь на диспут с ними? Как поступать, когда попавшие в секту уклоняются от встреч с православными?

    Время и место

    Прежде чем обратиться к методологии диспутов и бесед с сектантами, остановимся на важных организационных вопросах.

    При некоторых храмах РПЦ уже действуют или организуются центры реабилитации для людей, оказавшихся втянутыми в различные секты. На что стоит обратить внимание, начиная работу таких центров? Есть важные «технические нюансы», кажущиеся мелочью на первый взгляд, но знание их позволит избежать многих ошибок, которые в свое время были допущены нами при организации в 1990-е годы центра реабилитации. В этом случае лучше учиться на ошибках других, чем на своих собственных.

    Очень хорошо, если центр реабилитации находится при храме. В общем-то это одно из важных условий. Потому что человек, придя в такой центр, пообщавшись с православными миссионерами, может зайти потом в церковь и оказаться в совершенно особой атмосфере храма.

    Обязательно надо благословиться и договориться с настоятелем храма о том, что у вас есть намерение организовать работу центра реабилитации при храме для людей, попавших в секты.

    Это отнюдь не редкая ситуация, когда к священнику на исповеди подходят сектанты с вопросами: почему вы, православные, почитаете иконы? почему крестите младенцев? зачем вам Предание, когда достаточно одного Священного Писания – оно объясняет само себя? Но исповедь во время Литургии не позволяет по времени ответить на эти недоуменные вопросы. Вот тут мы, миряне, имеющие соответствующую подготовку, и можем помочь священнику – взять эти беседы с сектантами на себя.

    Важно сразу обозначить график работы центра: конкретное время, день и место. Такой центр может располагаться в доме причта, в выделенном помещении для этой программы.

    Лучше, если работа центра будет не в субботний или воскресный день! В эти дни идут занятия воскресной школы, работают различные кружки для детей, всегда много народу… Оптимально, если день для работы реабилитационного центра – в середине недели.

    И это не должны быть вечерние часы, иначе время работы вашего центра периодически будет совпадать со всенощными под праздники. У меня, например, приемный день каждый вторник с 15:00 до 19:00.

    Второе: необходимо оповестить людей о работе центра, распространив объявления для начала на доске информации храма и храмов епархии – примерно такого содержания: «Уважаемые братья и сестры! Если ваши родные и близкие, друзья и знакомые попали под сектантское влияние и вы хотите им помочь, можете обратиться в центр реабилитации при нашем храме, где вы получите консультацию и помощь по данному вопросу». Если есть возможность опубликовать объявление через СМИ, то надо разместить его в журналах и газетах. Если храм выпускает приходскую газету или миссионерские листки – обязательно и там. Дайте объявление на сайтах и страничках в интернете, на радио, по кабельному телевидению. Распространите как можно шире информацию о работе центра.

    Но не думайте, что к вам сразу придет много людей. Нет. В 1990-е годы, когда был настоящий наплыв сектантства (который, замечу, и сейчас не ослабел, просто к нему сегодня все привыкли) и люди были в панике, не знали, что делать, к нам в центр реабилитации при храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в первое время приходило человека два-три. Но по прошествии нескольких месяцев нашей работы – уже за 70 человек. Так что нам потребовались помощники – сами мы уже не справлялись с таким наплывом людей. Мы тогда обратились к студентам Московской духовной семинарии, они приезжали из Троице-Сергиевой Лавры, проводили прием в нашем центре. И одного дня уже было мало.

    Еще несколько слов о помощниках. Хорошо, если вам будет помогать человек, который по милости Божией обратился из секты в Православие. Он будет отличным помощником. Ведь в секты попадают, в общем-то, хорошие люди, и когда они становятся православными, когда Господь их призывает, они для Церкви делают немало, особенно что касается выхода и возвращения людей из сект.

    Замечу: обычно сначала приходят не сами сектанты, а их родственники: мамы, бабушки… «Вот, – говорят, – наша дочь (внучка) попала в секту. Была хорошая, умная, а теперь распространяет какие-то листовки, бросила институт…» Обязательно надо спросить, какую литературу читает, – так вы уже из разговора с родственником сможете определить, что это за секта. Если человек не знает, что за литература, нужно спросить, что является главной темой его разговора. Если говорит, что вы неправильно понимаете Писание и заменили почитание субботы на воскресенье, значит, человек попал к адвентистам. Если говорит, что всем надо креститься Духом Святым, – сразу понятно: попал к харизматам. Если говорит, что имя Бога – Иегова и переливание крови – смертный грех, значит, попал к иеговистам.

    Как говорить с вовлеченными в секты

    У святителя Иринея Лионского, полемиста и обличителя древних еретических заблуждений, есть такие слова: «Невозможно лечить людей больных, не зная причину их нездоровья. Поэтому некоторые были намного искусней меня, но не могли одолеть ересь Валентина, потому что в точности не знали его учения». Святитель указывает на причину невозможности опровергнуть ересь: незнание в точности, в чем заблуждение той или иной секты.

    Первое условие, как говорилось выше, понять, в какую секту попал человек. Надо заметить, что всех сектантов объединяет протест против Церкви, но о своем противлении они учат по-разному. Задача миссионера – знать в точности, в чем основное заблуждение в вероучении секты, и только тогда можно правильно выстроить беседу, показать, в чем неправильность и искажение библейского текста. Сейчас мы говорим только о протестантах и неопротестантах, для которых Библия – абсолютная истина. При беседе с оккультистами в процессе реабилитации рекомендуется использовать книги их вероучения. Об этом мы будем еще говорить, когда станем рассматривать непосредственно эти заблуждения.

    Итак, мы определили, в какую секту попал человек. Следующий шаг – попросить родственника, обратившегося за помощью в центр реабилитации, пригласить попавшего в секту сына (или дочь) прийти на прием. В ответ на такое предложение обычно звучит ответ: «Не пойдет». Тогда нужно посоветовать пригласить так: «Скажите своему ребенку, что вы были в православном храме, встретили православного миссионера, который читает Библию и интересуется вашим направлением». Обычно приглашение в такой форме – срабатывает. Я даже прошу записать то, как надо пригласить. В таком приглашении звучит несколько откровений для попавшего в секту. Во-первых, что в Православии есть миссионеры; во-вторых, что православные читают Библию; в-третьих, что они проявляют интерес к их деноминации. В сектах существует множество мифов о Православии: мол, православные Библию не читают, поэтому учение Библии исказили, а миссионеров у них не было и нет, и к нам они относятся с презрением и готовы общаться с нами только в суде.

    Предупредите, что не надо делать тайны из посещения православного храма.

    Такое приглашение не будет ни ложью, ни манипуляцией. В миссионерском служении недопустимы подобные методы. «И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим?» (Рим. 3: 8). Наши слова об интересе к учению сектантов – это правда. Ведь если мы собираемся заниматься миссионерством среди сектантов, то придется «в точности знать их заблуждения».

    И еще: надо сказать, чтобы дома прекратились все споры на религиозные темы. Родитель не знает лжеучение секты, в которую попал ребенок, по этой причине все аргументы типа «на Руси испокон веков…» или о «великолепии наших храмов» будут напрасны. В худшем случае такая полемика перерастет в жаркий спор, а из спора в скандал. Бывает, доходит до того, что ребенок уходит из дома, прерывает связь с родителями – и где нам его потом искать?

    Итак, предположим, что все рекомендации выполнены и встреча состоялась. Я обычно пришедшему показываю приходскую библиотеку, обращая внимание на книги с библейскими комментариями. Помню, совсем недавно была у нас мама с дочерью, которая намеревалась креститься у свидетелей Иеговы. Каково же было ее удивление, когда я дал ей в руки «Толковую Библию» профессора А. Лопухина! Я указал на год издания, сказав: «Видите, эти толкования на все книги Библии были выпущены в конце XIX века – в то время, когда образовалась ваша организация». Последовала долгая пауза, листание страниц. После задал ей несколько вопросов, касающихся Богочеловечества Христа, на которые она не смогла ответить, но сказала, что есть у них некий Сева, он знает всю Библию. Я попросил организовать с ним встречу – позвонить ему. Но старейшина отказался, ответив уклончиво о бесполезности подобных контактов, в чем пришедшая на прием сомневалась: она горячо убеждала старейшину встретиться. О чем они говорили потом, не слышал, так как разговор продолжался на улице. Через неделю позвонила мама и сказала, что дочь передумала и собирается в гости к родственникам на Рождество (как известно, свидетели Иеговы запрещают отмечать подобные праздники).

    После знакомства с библиотекой я обычно, если немного людей записано на прием, предлагаю чай. В общем, стараюсь сделать все, чтобы человек был способен слышать. Отношение к заблудшему должно быть, как было сказано в прошлой беседе, по принципу «ненавидеть заблуждение, а не заблуждающегося». Метод миссионерской, христианской приветливости располагает пришедшего на прием к общению.

    Другая ситуация: попавший в секту не захотел прийти на прием, и его родственник сообщил: он никуда не пойдет. Как тут быть? Тогда я предлагаю навестить его на дому. Дайте такое задание родственнику – спросить: согласится или нет этот человек, чтобы вы пришли к нему домой поговорить с ним? Если он согласится принять вас дома – обязательно придите, так как это уже маленькая победа. Мы принимаем дома тех, кого хотим видеть, а кого не хотим, тех не то что в дом – в сферу своего общения не допускаем.

    Предположим, что встреча так или иначе состоялась. Мы начинаем разговор, спрашиваем, какую тему он хотел бы обсудить. О крещении младенцев, о Священном Предании и Священном Писании, о Церкви? Об иконопочитании, о почитании Матери Божией, о Кресте? Если начинаем говорить на предложенную тему, но видим полное отторжение и неприятие наших слов, пришедший все время перебивает, он не хочет вслушиваться в наши слова – надо сразу остановиться и прекратить разговор. Цель встречи не в том, чтобы переспорить. Диспут – не ток-шоу «К барьеру». Цель – помочь ему разобраться, в чем лжеучение в понимании Библии сектой, затянувшей его к себе, и впоследствии помочь принять неповрежденное евангельское благовестие. В православном богословии есть ответы на недоуменные вопросы сектантов, но мы не ставим задачи загнать человека в угол в том или ином вопросе!

    Когда сектант сталкивается с агрессией, с рьяным не по уму миссионером, с какой мыслью он уходит после такой встречи? Об этом рассказывали те, кто возвращался по прошествии долгого времени – года через 4–5 – к Православию. Когда им задавали вопрос: где же вы были, и почему тогда ушли? – то многие говорили: «Когда не было аргументов, что ответить напавшему православному миссионеру, то возникала мысль: “Правильно говорил мне мой пастор: плохо я еще знаю Библию”». Человек уходил, намереваясь проявить усердие в изучении еретических догматов, он все больше погружался в заблуждение. С другой стороны, есть и те, кто даже после такого натиска продолжил встречи с миссионером, но, как показывает практика, все же «метод нападения» менее плодотворен.

    Поэтому, если встреча рискует превратиться в спор, а оппонент выражает полное неприятие наших аргументов, надо остановить беседу и задать вопрос: «А вы спросили разрешение у своего пастора (старейшины) на встречу со мной?» Обычный ответ: «Нет».

    Тут отмечу такой важный момент: нам необходимо знать сектантскую терминологию. Ведь мы сказали, что интересуемся их движением. И если к нам пришел свидетель Иеговы, мы не должны называть их лидера пастором. У них пасторов нет. У них старейшины. Если мы скажем: «Спросили ли вы разрешение на нашу встречу у своего пастора?», свидетель Иеговы подумает: «А говорил, что интересуется нашим движением. Путает нас с баптистами. Что-то тут не так…» Казалось бы: мелочь, но важная! Необходимо знать терминологию, которая бытует в той или иной секте.

    Итак, мы остановили беседу и задаем вопрос о разрешении на встречу, слышим ответ: «Нет». Тогда я предлагаю следующее: «Я вижу, вы знаете Священное Писание. Но мне бы хотелось уточнить некоторые богословские вопросы, непонятные для меня. Хотелось бы встретиться с вашим пастором (старейшиной) и выяснить их для себя. Вот моя визитка, буду ждать звонка».

    Дальше происходит следующее – об этом рассказывали сами бывшие сектанты. Приходит человек в свою секту. Обычно на собраниях сект после так называемого «богослужения» – хотя это, конечно, никакое не богослужение, а просто проповедь и совместное пение – в разных сектах по-разному – так вот, после всего этого члены секты обсуждают, что сделано за неделю. Так во всех сектантских общинах: после собрания – отчет о проделанной работе: кто сколько листовок с приглашением раздал, кто кого на улице или в метро пригласил, вручив журнал или брошюру, и т.д. Доходит очередь «отчитаться» до того человека, который приходил к нам в центр на прием. Он говорит: «А я в православный храм ходил». Пастор (старейшина) спрашивает: «А что ты там делал? Там же идолопоклонники одни». – «Нет, там есть человек – православный миссионер, он читает Библию и интересуется нашей церковью. Он сказал, что хотел бы с вами пообщаться: у него есть какие-то вопросы по Библии. Вот его телефон». Это обычно срабатывает примерно процентов на 70%: пастор (старейшина) либо к себе зовет, либо сам приходит.

    Предположим, что встреча состоялась. Тут мы подходим к самому главному. Смысл всей предыдущей работы – выйти на пастора (старейшину), который для рядового сектанта незыблемый авторитет. Организовать с ним диспут в присутствии попавшего в секту и под его влияние – главная задача. И если пастор (старейшина) спросит у вас, можно ли ему на встречу с вами еще кого-нибудь привести, – конечно, можно – даже нужно!

    Вот мы договорились о диспуте, обозначили место, день и время и конкретную тему. Очень важно определиться, какая конкретно будет тема диспута. Есть склонность у сектантов перескакивать в ходе диспута, когда исчерпаны аргументы, на другую тему. Предварительная договоренность о теме даст возможность остановить оппонента и вернуть в русло этой заявленной темы.

    Тут надо сделать важное замечание. Мы помним, что протестантизм возникает в Европе как протест против именно католических заблуждений, таких как пелагианство (оправдание делами), главенство папы и его непогрешимость, индульгенции, сверхзаслуги святых, фелиокве и проч. Вся догматика протеста Лютера и его последователей направлена именно против латинских заблуждений. Протестантское и неопротестантское вероучение не знает Православия и приписывает ему то, во что мы не верим. В ходе диспута стоит об этом сказать. Так, «пророчица» адвентистов Е. Уайт, написавшая достаточно много книг, ни словом не упоминает в них о Православии. Все ее нападки – на католические догматы. Но более подробно рассматривать заблуждения адвентистов мы будем в дальнейших лекциях, сейчас я привел этот факт как очень показательный пример.

    Диспут

    Богословский диспут – древняя святоотеческая методология обращения и возвращения людей, попавших в душепагубные заблуждения.

    Диспут – это одна из главных целей работы центра. На диспут пастор (старейшина), уверенный в своем превосходстве, приглашает всех членов общины, и это хорошо, ведь диспут именно для них. С нашей стороны – православная «группа поддержки» миссионеров.

    Между вами – пастором (старейшиной) и миссионером – начинается диспут, например о Предании и Писании. Пастор (старейшина) говорит, что Предание не нужно, мы говорим, что необходимо. Ваш подопечный сектант и другие слушают. Для них пастор (старейшина), как уже было сказано, незыблемый авторитет, который, по их представлению, знает всё. Почему? Потому что он – первый человек, давший ему понимание библейского откровения – понимание хотя и искаженное, но все же в некоей степени поменявшее его жизнь. Поэтому для него он – своеобразный идол.

    Еще несколько советов. О методике ведения диспута, о возможных ошибках и о том, как поступить, если что-то идет не так, мы еще будем говорить. Сейчас же остановимся на организационных вопросах. Сразу обозначьте время: 20 минут говорит он, 20 минут – вы. Также между вами и пастором (старейшиной) два представителя – православный миссионер и человек из среды сектантов: они следят за регламентом и принимают записки с вопросами из зала, на которые будут даны ответы в обговоренное заранее время – допустим, по 15 минут от той и другой стороны.

    Подчеркну: у нас, православных, никакого равноправного диалога с людьми других конфессий быть не может – равноправного в том смысле, чтобы говорить: у вас своя истина, а у нас – своя. Истина одна – Христос и Его Церковь, созданная на земле, и Христос – Глава, а Церковь – Тело. Мы – Церковь! Это не пафос, это не гордость. Это – правда. Мы провозглашаем чистоту Евангелия, а они – нет. У них – ложь. Так что, повторюсь, равноправного диалога быть не может. Может быть только диспут, методику проведения которого миссионеру определяет апостол Петр: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3: 15).

    Напомню еще раз: диспут не для того, чтобы переспорить, а чтобы отвратить человека от ложного пути. «Братия! – пишет апостол Иаков. – если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5: 19–20).

    Диспут – форма миссионерского служения в инославной среде, проповедь неповрежденного благовестия для заблудших. Где мы найдем другую форму благовестия для сектантов?! А здесь по договоренности и в присутствии пастора (старейшины) у нас есть возможность проповеди Евангелия для сектантов, которых к нам привел пастор (старейшина). И всё это не хитрый ход и не ради забавы. Мы всё это делаем ради одной цели – достучаться до сердец заблудших! Для находящихся в секте их пастор (старейшина) – последняя инстанция толкования Библии, и, по их мнению, у него есть ответы на все вопросы. И если даже диспут пройдет 50/50 – пусть даже так, – все же цель будет достигнута. Развеется хотя бы миф о том, что православные Библию не читают и миссионеров у них нет. Когда нами приводятся цитаты из Священного Писания, с хорошими аргументами и комментариями, в спокойной и сдержанной манере общения, и каким-то вопросом нам удалось поставить пастора (старейшину) в тупик, то сектанты, видя растерянность своего авторитета, прежде всегда уверенного в своей правоте, подумают: «Оказывается, пастор (старейшина) не всё знает!..» Рождаются очень хорошие, очень здоровые сомнения – сомнения апостола Фомы! Ведь в любой секте напрочь отбивается критическое мышление, и вера там даже не в Бога, а в человека – главу секты. Это в общем-то историческое наследие протестантизма в целом. Отделившись от католицизма, протестанты не изменили своей психологии, у них осталась все та же потребность в непререкаемом авторитете, только у католиков это – папа, а в секте – пастор (старейшина).

    После диспута обычно подходят люди, находящиеся в секте, с просьбой дать информацию о том, где можно еще что-то почитать по тому или иному вопросу. Нужно быть к этому готовым.

    У миссионеров всегда должны быть с собой реквизиты центра реабилитации попавших в секты. После диспута начинаются телефонные звонки, в центр идут люди. Обычно я их прикрепляю на два-три месяца к миссионерской школе, где они прослушивают несколько уроков по догматическому богословию; если в этот период в расписании занятий нет сектоведения, даю для самостоятельного прочтения определенную литературу и для прослушивания курс моих лекций в формате MP3. Весь этот процесс завершается чином присоединения к Русской Православной Церкви в нашем храме преподобного Иосифа Волоцкого в Москве.

    И последний совет: к диспуту надо тщательно готовиться. Бывает, появляется у миссионера нездоровая мысль: «У меня и так все хорошо получается». Как только такая мысль придет, знайте: это начало самомнения, и как следствие – провал. Помните принцип: «Не говори всегда, что знаешь, но знай всегда, что говоришь».

    Во время диспута надо говорить четко и конкретно, держаться темы, отвечать на поставленные вопросы, не увлекаясь чрезмерно риторикой.

    В следующий раз мы поговорим непосредственно о методике ведения диспута на темы: «Церковь и “церкви”» и «Священное Предание и Священное Писание».

    Андрей Иванович Солодков
    Православие.ру

    Календарь

    Последние новости
    19.02.2017 Святитель Игнатий (Брянчанинов). Поучение в неделю мясопустную. О втором пришествии Христовом
    17.02.2017 Секты музицируют
    16.02.2017 Николай Японский о том, что должен знать работающий Господу
    16.02.2017 В Томске прошел семинар-совещание по вопросам развития профилактических и реабилитационных программ, альтернативных реализуемым неопятидесятническими сектами
    15.02.2017 Слово на Сретение Господне
    15.02.2017 Секта Фалуньгун в Молдавии окончательно запрещена
    15.02.2017 СК начал дело о похищениях и избиениях пациентов томских наркоцентров
    14.02.2017 В Латвии появился тренинг с признаками психокульта

    Ювенальная юстиция в России - Мы против!

    Трезвое поколение

    Православный миссионерский апологетический центр «Ставрос»