Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » Семь мифов о терроризме

    [16.09.2016] Семь мифов о терроризме

             

    К 15-летию пока ещё самого резонансного теракта в истории человечества возникает желание немного поразмыслить, как изменилось в обществе восприятие терроризма и как продвинулась научная мысль в решении этой проблемы. Со всей определённостью можно сказать, что за эти полтора десятилетия терроризма в мире стало только больше, причём настолько, что он приобрёл ежедневный характер.

    Из-за обилия терактов, особенно на Ближнем Востоке, СМИ предпочитают сообщать только о самых крупных и значимых, прямо как предсказывали двадцать лет назад белорусские фантасты Брайдер и Чадович в своей трилогии "Миры под лезвием секиры". При этом мы можем наблюдать те же заблуждения о природе терроризма, целях террористов и методах борьбы с ними, что и раньше. Рассмотрим же основные мифы и легенды в этой области.


    Миф первый. Терроризм — это идеология

    — Терроризм — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий, — именно такое определение терроризму даёт Федеральный закон от 6 марта 2006 года № 35 "О противодействии терроризму", который также уточняет, что совокупность действий по подготовке и совершению терактов именуется террористической деятельностью.

    Таким образом, создаётся путаница между терроризмом и террористической деятельностью, которую усугубляет частое использование термина "террор" как синонима и первого, и второго. Гораздо логичней было бы не разделять терроризм и террористическую деятельность, определяя их как оружие слабого против сильного, удары исподтишка с целью устрашения, а вот террором считать насилие сильного против слабого или же сопоставимого по силам противника. Как, например, друг в отношении друга действовали красные и белые в годы Гражданской войны.

    Может ли терроризм быть идеологией? Может, но только в редких и нетипичных случаях. Так, примером людей, для которых сам процесс терроризма является целью, могли бы стать серийные маньяки: ведь они убивают преимущественно мирных людей, параллельно наводя ужас на остальных. Им нравятся как сами убийства, так и реакция на них в обществе, однако по закону такого рода преступления террористическими в России не считаются.

    Индийская секта тугов-душителей тоже массово убивала мирных людей, терроризируя остальных, однако их деятельность имела уже смешанный характер: с одной стороны, ритуальные убийства были необходимы для культа богини Кали, а с другой стороны, они приносили материальные блага и укрепляли власть сектантов, с которыми вполне можно было договориться.

    В определённом смысле современными последователями тугов можно назвать группу сатанинских и черномагических сект, которые периодически практикуют человеческие жертвоприношения, однако террористами с точки зрения закона они опять-таки не считаются.

    Все классические террористические организации современности, равно как и подавляющее большинство их предшественников, считают терроризм не идеологией, а инструментом продвижения идеологий — когда-то политических, а сейчас преимущественно религиозных. И в достижении своих целей они используют не только террористические атаки.

    Ведь нередко больший эффект имеет тот же "Тахриро-Майдан". Об этом, кстати честно говорил один из исламистских богословов Али Карадаги, который, по-отечески журя дагестанских террористов, ставил им в пример поразительные успехи восставшей молодёжи в Египте, Тунисе, Сирии и других некогда мирных странах.


    Миф второй. Терроризм — это страшнейшее из зол

    К сожалению, терроризм далеко не худшее из зол, в том числе и XXI века. Как уже упоминалось выше, терроризм для террористических организаций является лишь инструментом, который при необходимости легко заменяется на другой. Пока террористическая организация малочисленна и слаба, она действительно концентрируется на террористической деятельности, однако, приобретая влияние и захватывая территории, вполне может перейти к гораздо более опасным вещам, именуемым террором.

    На примере ИГИЛ* или "Джебхат ан-нусры"* мы можем воочию наблюдать, чем терроризм отличается от террора. Одно из самых неспокойных мест на земле — город Багдад, в котором террористы убивают сотни людей в год, — всё же выгодным образом отличается от Мосула, в котором терактов мало, зато много боевиков ИГИЛ. Террор позволяет убивать людей быстрее и больше, чем терроризм любой интенсивности, и именно он является главной бедой современности.

    К сегодняшнему дню террористы воюют уже дивизиями, располагают сотнями единиц бронетехники, беспилотниками и химическим оружием. Некогда редкие смертники, каждый подрыв которых был устрашающей сенсацией, стали у них по факту отдельным родом войск и применяются регулярно.

    Терроризм является тяжёлой и опасной болезнью, способной радикально ослабить государственный организм, как это было с Российской империей. Но эта болезнь не смертельна, пока не переходит в следующую стадию. Настоящие проблемы у человечества начнутся, когда ваххабиты сравняются по силам с адептами Гитлера образца 30—40-х годов прошлого века. И у них есть такой шанс.


    Миф третий. Идеологию можно победить только идеологией

    В неком гипотетическом идеальном мире, возможно, так и происходит: в споре побеждает достойнейший, а гуманистическая идеология всегда торжествует над человеконенавистнической, причём исключительно мирным путём. Но мы живём в реальном мире и регулярно наблюдаем, что добро без кулаков выживает с трудом.

    Тот же нацизм мы победили в первую очередь силой оружия, а не пропагандой или увещеваниями. И без Красной армии все благородные антифашисты из Германии сгинули бы в концлагерях, хотя их моральное превосходство над фашистами было неоспоримо. Да и другие примеры очень наглядны: ни секту ассасинов, ни секту тугов, ни китайских "боксёров" или террористов из "Аум синрикё"* никто особенно к миру не призывал и более эффективной идеологией не побеждал. Их просто нейтрализовали сами простыми и надёжными способами.

    Как рассказывал мне в 2013 году верховный муфтий Сирии Бадреддин Хассун, после появления в его стране особенно агрессивных проповедников ваххабизма — предтеч нынешней гражданской войны — мягкий и человеколюбивый Башар Асад предложил ведущим традиционным богословам морально задавить ваххабитов, разоблачив их доктрину. Так были потеряны и время, и жизни многих интеллектуалов: исламисты не стеснялись применять против них самое эффективное в современных богословских диспутах средство — пулю или взрывчатку.

    Таким образом, деструктивную идеологию только идеологией победить нельзя и предпочитать ракетно-бомбовым ударам антитеррористические конференции или митинги не только бесполезно, но и вредно.


    Миф четвёртый. Террористы — это обычные бандиты

    Если воспринимать террористов как обычных бандитов и бороться с ними соответствующими методами, то можно потратить впустую много времени и сил. Обычные бандиты и мечтают обычно — об особняках, лимузинах и гаремах из фотомоделей, в то время как захват мирового господства их интересует мало. Самым удачливым удаётся взять под контроль крупное село или небольшой город, да и то ненадолго.

    Обычный бандит не будет подрывать себя при задержании и не отправит на самоубийственную атаку свою жену или ребёнка. С ним всегда можно договориться или купить, а вот с закоренелым сектантом такое уже не проходит. Современные террористические организации куда ближе к религиозным сектам, чем к бандам, что объясняет исключительные фанатизм и жестокость их последователей.

    Они живут в своей системе координат, где мораль позволяет убивать женщин и детей, вырезать целые народы и истреблять мировое культурное наследие ради высшей цели. И ради этой цели они готовы не только убивать, но и умирать.


    Миф пятый. Главные причины терроризма 

     бедность, социальная несправедливость и коррупция

    Нередко приходится слышать, что в террористы идут люди бедные и страдающие от социальной несправедливости. Возможно, эта гипотеза восходит к временам марксизма-ленинизма, где большинство социальных проблем объяснялось угнетением бедных богатыми. В реальности же элиту террористов составляют люди обеспеченные и вполне уважаемые — Бен Ладен, Шамиль Басаев, Докку Умаров или "халиф" аль-Багдади. Их средства в некоторых случаях исчислялись миллиардами долларов, да и от социальной несправедливости они явно не страдали.

    Главными рассадниками терроризма в мировом масштабе являются богатейшие Саудовская Аравия и Катар, а вот нищая Бангладеш своими террористами особенно не знаменита. В то же ИГИЛ из России бегут студентки престижных вузов, актёры, имамы, бизнесмены, а вот о выехавших туда бомжах СМИ почему-то не сообщают.

    Конечно, есть среди террористов люди небогатые, но особой роли они не играют и обычно используются как пушечное мясо. Что же до коррупции, то она облегчает жизнь террористам, но вовсе не является стимулом для их деятельности: ведь коррупция у нас во всех частях света, а вот терроризм — нет.

    Миф шестой. Террористы очень невежественные люди, и их можно легко переубедить

    На практике следование этой гипотезе выражается в созыве конференций, выпуске учебников, чтении лекций и прочей просветительской работе. Предполагается, что, усвоив нужную информацию, террорист быстро станет нормальным человеком и просто нужно до него эту информацию довести. Другое дело, что невежественными дураками террористы оказываются редко — иначе откуда у них столько денег, профессиональных бойцов и прекрасных пиарщиков?

    Членами терорганизаций становятся и доктора наук, и популярные журналисты, и нейрохирурги, и даже олимпийские чемпионы. И они прекрасно знают все доводы контртеррористов, но почему-то убеждений не меняют.

    Что же до лёгкого переубеждения террористов, то оно возможно, только сначала их нужно поймать. А пока террорист не схвачен, объяснять ему преимущества мирной жизни и работы в офисе перед полной романтики жизни "моджахеда" дело бессмысленное и бесполезное.

    Действительно, во многие секты люди вовлекаются обманом, как, например, в "пацифистскую" секту "Аум синрикё". Но современные террористические секты очень честны и не врут о своих целях и методах, напротив, гордо транслируя кадры массовых расправ. Случайно попасть в то же ИГИЛ практически невозможно, хотя на суде каждый второй игиловец будет утверждать обратное.


    Миф седьмой. Проблему терроризма могут решить духовные лидеры

    Коль скоро почти все террористы современности именуют себя мусульманами, а лидеры исламской религии настаивают на мирном характере своей религии, то кажется, проблему терроризма решить элементарно просто: нужно собрать всех муфтиев и аятолл, которые одной фетвой полностью разоблачат заблуждения террористов и вернут их в лоно истинного ислама.

    На самом деле с таким же успехом можно собрать съезд самых авторитетных коммунистов и призвать капиталистов к отказу от своей парадигмы. В случае ислама, правда, традиционалистов не только проигнорируют, но ещё могут зарезать, свидетельством чему сотни, если не тысячи убитых ваххабитами суннитских и шиитских богословов. У террористов давно есть своё богословие и свои богословы, поэтому мнение нормальных мусульман их не интересует.

    В заключение хотелось бы заметить, что пути победы над террористическими организациями известны большинству специалистов в этой сфере, но называть их они стесняются: ведь тогда придётся честно говорить о том, что пока существуют страны — рассадники ваххабизма, эта проблема решения не имеет. А призывать к их тотальному уничтожению как-то неудобно, негуманно и нетолерантно.

    * Деятельность организаций запрещена на территории России Верховным судом.

    Роман Силантьев
    Профессор, заместитель председателя
    Экспертного совета по проведению
    государственной религиоведческой экспертизы
    при Министерстве юстиции РФ
    Iriney.ru

    Календарь

    Последние новости
    22.10.2019 Дианетика или "зомби за пряник"
    22.10.2019 Изуверные «родноверы» Или «Русские язычники», как субъекты психиатрии
    22.10.2019 Наркологу объяснили, откуда у него наркотики
    22.10.2019 В экспертном совете при Минюсте РФ предложили критерий отбора участников религиоведческих экспертиз
    22.10.2019 "Азов" ответил на планы признать полк в США террористической организацией
    21.10.2019 Ростовские мормоны проиграли суд полиции Новороссийска
    21.10.2019 Вера на продажу
    20.10.2019 Ждали конца света. Семья девять лет жила взаперти



    Епархиальный реабилитационный центр во имя св. прп. Серафима Саровского

    Образование и Православие