[23.11.2009] В Казахстане неопротестантские образования делят сферы влияния в обществе с целью его разрушения изнутри

         

В Казахстане неопротестантские образования делят сферы влияния в обществе с целью его разрушения изнутри. Об этом в интервью газете "Деловая неделя" сообщила доктор философских наук, профессор и заведующая кафедрой "Философии наук и религиоведения" КазНУ имени аль-Фараби Нагима Байтенова, передает агентство.

"Это достаточно серьезный вопрос, с одной стороны, если судить поверхностно, то можно сказать, что у нас религиозного экстремизма нет, и что нам это не грозит", - говорит Н. Байтенова, отвечая на вопрос о том, существует ли в нашей стране угроза религиозного экстремизма. "Но на самом деле у нас окружение в этом отношении достаточно неспокойное. Это наше ближайшее окружение, чуть дальше Афганистана, все это внешние факторы, и угроза как таковая существует", - сказала она.

По ее мнению, есть также и внутренний фактор, и такая угроза идет от деятельности деструктивных сект. "Допустим, это, прежде всего, исламские секты, которые носят экстремистский характер и которые у нас под запретом. Это тот же Хизб ут-Тахрир, те же ваххабиты, деятельность которых носит явно политический характер. А зикршилер (суфисты) настроены на разрушение личности, зомбируют молодых людей", - пояснила Н. Байтенова.

В Казахстане, по оценке эксперта, существует такой вид экстремизма, который можно назвать "тихим экстремизмом". Она уточнила, что "речь идет о разрушении общества изнутри, осуществляется скрытая религиозная экспансия. Дело в том что, в особенности неопротестантские образования, те же мунниты, "Новая жизнь", "Агапе", "Благодать", церковь сайентологии, и их достаточно, и если изучить направленность их деятельности, то можно заметить своеобразное разделение сфер влияния. Допустим, одни секты работают с государствообразующим этносом, то есть с казахами. Другие секты работают с политической элитой, с бизнесменами, как например сайентология, еще одни работают с молодежью, причем не с той молодежью, которая в ауле, без работы, а именно с образованными, и прежде всего со студенчеством. И даже, если мне память не изменяет, то ли "Агапе", то ли "Благодать" работает с домохозяйками".

Таким образом, "в итоге получается, что все наше общество разделено на сферы их влияния и деятельности, и они с ними конкретно и целенаправленно работают", - констатирует профессор.

"Это только на первый взгляд кажется, что у нас все хорошо, что у нас тихо. Мы должны знать, и вообще все наше население должно знать, что в этих сектах работают профессионалы своего дела. С ними шутки плохи, и в отличие от традиционных религий у них очень хорошо разработаны современные технологии вербовки. Просто следить за их деятельностью и ничего не предпринимать очень чревато непреодолимыми последствиями для нашего общества", - считает эксперт.

Напомним, как ранее сообщала корреспонденту агентства президент Ассоциации центров по работе с жертвами деструктивных сект Юлия Денисенко, ежемесячно в Казахстане обращается за помощью до 50 пострадавших от деструктивных религиозных культов.

"В месяц ко мне обращается до 50 человек (жертв деструктивных культов. - Прим. агентства)", - сообщила Ю. Денисенко. По ее словам, в Казахстане филиалы религиозных течений есть везде, "но их руководящие офисы у нас в основном базируются в Алматы и в Астане".

Основной причиной распространения на территории Казахстана религиозных сект, по ее мнению, является образовавшийся после распада Советского Союза "идеологический вакуум". "Людям сказали, что можно верить, и именно в этот момент появляются своеобразные деструктивные культы. Вот тогда их нужно было запрещать, тогда нужно было с ними работать и смотреть, кого мы пускаем к себе в республику", - уточнила она, при этом отметив, что "сама законодательная власть дала им волю".

По информации Ю. Денисенко, территория распространения религиозных деструктивных сект очень масштабна и не имеет границ. "Недавно я узнала о том, что спецслужбы Минска признали самой опасной сектой секту "Аль-Аят", которая зародилась у нас в Казахстане в поселке Чунджа и разрослась до масштабов СНГ", - отметила президент ассоциации.

"За прошедший год у нас было два суицида только в Костанайской области из секты "Ата жол". "Аль-Аят" славится тем, что там очень много людей погибает именно страдающих сахарным диабетом, так как во многих деструктивных сектах запрещено посещение врача", - добавила она.

"Много летальных исходов, но люди официально не пишут заявления. Официально они погибают не из-за секты как таковой, а из-за болезней", - резюмировала Ю. Денисенко. Она также сообщила, что к ней "обращаются и бизнесмены, и очень высокопоставленные люди".

Kazakhstan Today