Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » Пресс-конференция «Инквизиторам – нет!» 10.06.09. в Славянском правовом центре (Заметки очевидца)

    [10.06.2009] Пресс-конференция «Инквизиторам – нет!» 10.06.09. в Славянском правовом центре (Заметки очевидца)

             

    «У части населения крест вызывает негативное отношение.
    Может быть, даже негативную энергию несет этот крест».
    Г. А. Искандяров,
    председатель общественной организации
    «Фонд развития мусульманских народов».
    Из выступления на конференции

     

    10 июня в Славянском правовом центре прошла пресс-конференция «Инквизиторам – нет!»: мы за светское государство в России», основные темы которой были обозначены так:

    • Угрозы светскому характеру государства в России: наступление на культуру, образование и науку и борьба с инакомыслящими
    • Объединение всех общественных сил России в защиту светского государства и обсуждение Манифеста в защиту светского государства
    • Политика Московского патриархата и клерикализация различных сфер общественной жизни
    • Предварительные итоги Общероссийской бессрочной акции «Инквизиторам-нет!»

    Однако, выслушав сообщения докладчиков, изучив пресс-релиз конференции, а также другие материалы, которые были предложены слушателям («Манифест в защиту светского государства», открытые письма разных лиц и общественных организаций участникам конференции, журнал «Религия и право» и др.), можно прийти к выводу, что обозначенная идея конференции «Мы за светское государство» вовсе не соответствует действительности. Участники конференции выступали, как оказалось, не за светское государство, а против Русской Православной Церкви, ее священнослужителей, вплоть до Патриархов: как нынешнего, так и покойного; государственного праздника Победы в Куликовской битве; введения в школьную программу светской культурологической дисциплины «Основы православной культуры»; деятельности Минюста России и лично А. Л. Дворкина – председателя Совета по государственной религиоведческой экспертизе при Минюсте РФ, президента Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС), профессора Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

    Толерантность «правозащитников» распространялась на все религии, деноминации и секты, кроме культурообразующей религии нашей страны – Православия. Налицо религиоведческая, историческая и культурологическая некомпетентность участников конференции, оперирование неподтвержденными и заведомо ложными фактами, желание опорочить и оклеветать священнослужителей и мирян Русской Православной Церкви.

    Такие выводы подтверждаются нижеприведенными материалами конференции и высказываниями ее участников:

    1. «Выставление Церкви орудием пропаганды политического режима живо напоминает опыт царской и советской России» (курсив мой. – Т. К.), – читаем в п. 7 «Манифеста в защиту светского государства» (далее: «Манифест…») Такое же неожиданное объединение двух эпох мы видим и в пресс-релизе конференции: «После религиозного бума 1990-х годов пора открыто заявить о том, что у церковных чиновников нет права называть «врагами Церкви» всех, кто в чем-либо противоречит их попыткам снова, как в царское и советское время (курсив мой. – Т. К.), сделать религиозную организацию РПЦ МП государственной». Объединить «царскую и советскую Россию» для рассмотрения взаимоотношений Церкви и государства может только абсолютный двоечник, не знающий даже школьного курса истории Отечества. Тема гонений на Церковь и репрессий в ленинское, сталинское и хрущевское время сейчас представлена в любом школьном учебнике. Взаимоотношения Церкви и государства в советское время достаточно проиллюстрировать следующими цифрами: в 1908 г. в России было 61 959 церквей, в 1928 г. – 28 560, а в 1939 г. осталось около 100 (во всей России) – и это, по мнению профессиональных религиоведов, какими позиционируют себя «правозащитники», называется «государственным православием».

    2. «Несоблюдение Конституции РФ, игнорирование светского характера государства и нарушение действующего законодательства РФ, в частности посредством разжигания межрелигиозной неприязни и вражды, допускаемое представителями Русской Православной Церкви МП стало сегодня правовой и этической проблемой общероссийского масштаба» («Манифест…», п.4). Лейтмотив выступлений практически всех участников конференции – нарушение Православной Церковью конституционного принципа «Россия – светское государство». Однако светский характер государства предполагает лишь следующее: духовенство не управляет государством. У нас этот принцип не нарушается и его нарушение не предполагается. Для справки надо сказать, что все государства Европы, кроме государства Ватикан, – светские, в том числе, кстати, Великобритания, что не мешает королеве быть главой двух церквей: Англиканской и Шотландской методистской. И если государство светское, это не значит, что Церковь должна уйти в гетто и не реагировать на общественную и культурную жизнь. Участники конференции, таким образом, объединили свои усилия не за светское государство, а именно против того, чтобы представители Русской Православной Церкви участвовали в жизни общества. На другие религии ненависть «правозащитников» не распространяется. Например, представители мусульманских общественных организаций в ходе конференции и в присланных участникам материалах использовали вполне религиозную лексику, и им никто не возражал. Так, в письме председателя общероссийского общественного движения «Российское исламское наследие» Шавкат-хаджи Авясова «В защиту светского государства» цитируется хадис Мухаммада, и заканчивается письмо словами: «Да хранит нас Аллах!». А выступление Г. А. Искандярова, председателя общественной организации «Фонд развития мусульманских народов», наоборот, началось приветствием: «Салям Алейкум».

    На два выступления г-на Искандярова (второе, когда предполагался обмен репликами, было, пожалуй, дольше первого) хотелось бы обратить особое внимание. В первом выступлении г-н Искандяров поднимает тему исламского терроризма, а также государственной стратегии по борьбе с терроризмом и осмысливает ее очень оригинально. «Вся эта стратегия, – говорит он, – направлена на борьбу со следствием, а не с причиной. А причина-то заключается в том, что террористы возникают от недовольства людей своим положением (курсив мой – Т.К.). Дудаев никогда не был вначале террористом. Его сделали террористом». Вот, оказывается, от недовольства своим положением можно сделаться террористом по принципу «не я такой, жизнь такая». Притом даже не самому сделаться, а кто-то «сделает».

    Второе выступление г-на Искандярова заслуживает еще большего интереса. Он возмущен тем, что ЕГЭ сдается только на русском языке, хотя русский язык признан государственным согласно ст. 68 Конституции РФ; считает, что праздник Победы в Куликовской битве – это «стравливание одного народа против другого на официальном уровне». Далее в своей речи докладчик выражает недовольство тем, что «почти в каждой поликлинике висит икона», а в «официальных кабинетах – портрет Алексия» и объясняет свое недовольство очень показательно – словами, вынесенными в эпиграф данной статьи: «У части населения крест вызывает негативное отношение. Может быть, даже негативную энергию несет этот крест. Ну, часть населения так считает». Таким образом, введением оккультного термина («негативная энергия») в свое официальное выступление г-н Искандяров дискредитирует себя и как представитель традиционной религии – ислама. «Почему, – вопрошает далее докладчик, – премьер-министр идет на религиозные церемонии, что-то дарит, что-то преподносит? Он официальное лицо!» Вывод из своего выступления г-н Искандяров делает следующий: «Методы 37-го года мы начинаем уже чувствовать». Хотя, как видно из его собственных выступлений, сам он явно симпатизирует «методам 37-го года»: была б его воля, он велел бы убрать и иконы, и кресты, и портреты Патриарха из официальных учреждений, запретил бы чиновникам участвовать в богослужениях, – далее мы уже проходили.

    3. «…Продолжение опасных внутриполитических опытов под руководством рвущихся к власти клерикалов может поставить страну на грань социально-политической катастрофы» («Манифест…», п. 10). Как видно из «Манифеста…» и выступлений докладчиков, всех участников конференции объединял пафос ненависти к Русской Православной Церкви, ее священникам и мирянам, что уже не предполагает объективность изложения и осмысления поставленных проблем. Пожалуй, больше всего этим разрушительным пафосом было пронизано выступление А. В. Пчелинцева, адвоката, профессора РГГУ, главного редактора журнала «Религия и право». В ходе своего выступления г-н Пчелинцев почему-то обвиняет РПЦ в росте преступности, алкоголизма, наркомании и проституции, называет Церковь «бизнес-структурой», а православные священники, по его мнению, сплошь наркодельцы, педофилы или, в лучшем случае, пьяницы. Адвокат делится с участниками конференции своими «творческими планами»: «Сейчас хочу собрать такую белую, или черную, книгу о преступлениях, которые совершают священнослужители», напоминает о том, как священник сбил пешехода (за что, кстати, был извержен из сана и уголовно наказан, но об этом Пчелинцев умалчивает). Далее он произносит очень интересную фразу: «Я, конечно, понимаю, что это не позиция Церкви». Тогда зачем собирать? Что он этим докажет? Что есть плохие священники. Есть. Так же, как есть плохие врачи, учителя, адвокаты, милиционеры… Но известно, что грехи отдельных людей не влияют на святость всей Церкви, глава которой – Христос – «Един Свят». Таким образом, если докладчик сам понимает, что «это не позиция Церкви», он не докажет своей «белой или черной» книгой, что Церковь «плохая», зато посеет религиозную вражду (против чего сам вроде бы выступает) и отвратит от Церкви людей, которые поверят его мнению. В последнем он, вероятно, и видит свою задачу.

    4. «Антисектантские, в сущности антирелигиозные, выступления и публикации, где отдельные верующие и целые общины именуются «экстремистами» и «врагами народа», демонстративно нарушают законодательство и оскорбляют достоинство наших добропорядочных сограждан, компрометируют цивилизованное светское общество», – п. 6 «Манифеста...» направлен против Экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе при Минюсте РФ и его председателя А. Л. Дворкина. «Антисектантские» и «антирелигиозные» выступления – вовсе не одно и то же: налицо религиоведческая неграмотность составителей «Манифеста…», которые не различают понятий «секта» и «религия», входящих в понятийный аппарат светской религиоведческой науки. «Врагами народа» никаких сектантов никто не называл – перед нами пример дезинформации, или попросту лжи. Вообще, в суждениях А. В. Пчелинцева об А. Л. Дворкине прослеживается личная неприязнь, основываясь на которой, «правозащитник» позволяет себе употребление сниженной лексики, недопустимой в рамках официального мероприятия, а также распространяет откровенную клевету в адрес ученого. Так, Пчелинцев утверждает, что у А. Л. Дворкина «нет высшего образования», что является ложью, и есть основания считать, что сам Пчелинцев это знает и лжет сознательно. А. Л. Дворкин в 1980 г. закончил Нью-Йоркский университет со степенью бакалавра по специальности «Русская литература», в 1983 г. – Свято-Владимирскую Православную Духовную академию со степенью кандидата богословия, в 1988 г. защитил докторскую диссертацию. Ненависть же и клевета Пчелинцева вызваны борьбой А. Л. Дворкина за права человека против экспансии тоталитарных сект. В пресс-релизе конференции заявлено: «Одним из поводов к проведению пресс-конференции стало подведение предварительных итогов Общероссийской бессрочной акции «Инквизиторам – нет!» Акция … была направлена против определения религиозной политики государства в соответствии с интересами борцов с сектами-антикультистов. «Сектоведы»-антикультисты были включены в Совет по государственной религиоведческой экспертизе при Минюсте РФ в качестве экспертов. Акция вызвала широкий отклик, обращение Института религии и права к министру юстиции РФ А. В. Коновалову подписало более 9 тысяч человек – ученых, верующих, агностиков и других сторонников светского государства».

    «Широкий отклик» на поверку оказался таков: большая часть подписантов – адепты различных сект: кришнаиты, неопятидесятники (РОСХВЕ), мормоны («Церковь Иисуса Христа святых последних дней»), сайентологи, последователи Виссариона («Церковь последнего завета»), движения Анастасии, адепты буддистской секты Карма Кагью. Также есть подпись одной викканки (адептки этой секты называют себя ведьмами на полном серьезе, но на костре их никто не сжигает и даже не собирается), есть несколько подписей Свидетелей Иеговы, которые, как известно, в жизни государства не участвуют, на выборах не голосуют, но подписи прислали:

    http://www.sclj.ru/analytics/magazine/detail.php?ID=2322

    Свою правозащитную активность А. В. Пчелинцев постоянно направляет на защиту различных тоталитарных сект, которые, в свою очередь, известны многократными нарушениями прав человека – получается какая-то абсурдная деятельность. Так, в издаваемом им журнале «Религия и право», №2 за 2008 г. – этот номер был роздан всем слушателям конференции – можно прочитать статью А. Р. Султанова «О свободе совести и ее защите». Автор расхваливает сайентологию – одну из самых опасных на сегодняшний день деструктивных тоталитарных сект, известную своими многочисленными правонарушениями. Более того, в статье А. Р. Султанова секта сайентологии названа «одной из толерантных религий». Известно, что сейчас над этой «толерантной религией» в толерантной Франции ведется судебный процесс: http://lenta.ru/news/2009/05/25/scientology/ , а в толерантной Германии представителям ведущих политических партий запрещено членство в сайентологии.

    5. «Агрессивное наступление РПЦ на учреждения культуры, необоснованные имущественные претензии на объекты культурного наследия как на «церковную собственность» сокращают и без того недостаточное число музеев, резко сужают культурное пространство России» («Манифест…», п. 5). Здесь имеется в виду проблема, озвученная И. Г. Кусовой, руководителем Отдела развития Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника, – передача музея «Рязанский Кремль» епархии. В самом начале своего выступления г-жа Кусова сказала, что привезла диски с записями выступлений правящего архиерея, где «атеисты приравнены к животным, музейщики – к бомжам», чем вызвала единодушное «ах!», снискала симпатию участников конференции и вызвала ненависть к «церковнику». Эти диски раздавались слушателям конференции. Кстати, каждый диск, что интересно, лежал в конверте, на котором изображены церковь и колокольня – так вот проблема заключается в том, что члены Общественного комитета в защиту музея-заповедника «Рязанский Кремль», представителем которого является г-жа Кусова, не хотят, чтобы в этой церкви молились, а на колокольне звонили колокола. Прослушав диск, можно убедиться в том, что г-жа Кусова по меньшей мере не поняла архиепископа Павла, которого в самом начале своего выступления бросилась обвинять с присущей всем участникам мероприятия агрессией в адрес священнослужителей Православной Церкви. Одна из записей – вырванный кусок из проповеди на 20 секунд. «Никто не заставляет людей, никто не загоняет насильно в храмы, а люди идут, потому что понимают, что без Бога жизнь обессмысливается на земле, просто утрачивает свой смысл. И мы неоднократно говорим, что без Бога, без веры в Бога человек просто становится животным», – говорит архиерей. Надо очень постараться, чтобы сделать вывод, что здесь атеисты «приравниваются к животным». Владыка говорит о том, что религиозная потребность присуща человеку как виду, тогда как животные этой потребностью не обладают. И не он это придумал; можно сослаться на академический труд А. Б. Зубова «История религий», в котором автор, в частности, утверждает, что религиозным сознанием обладал даже неандерталец, «древний, ныне вымерший вид человека, имеющий существенные антропологические отличия от Homo sapiens, и в то же время существо, обладавшее системой религиозных представлений»: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Zubov/02.php Атеизм, кстати, тоже предполагает веру – в небытие Бога, которое так же, как и бытие, «математически» недоказуемо. Что же касается приравнивания музейщиков к бомжам – здесь уважаемых музейных работников гложет обида: на вопрос, нельзя ли найти компромисс и существовать музею и епархии на одной территории, владыка ответил: «А вы пробовали с бомжами в одной квартире жить?» Это сравнение, а вовсе не приравнение – что разные вещи – показалось очень обидным, но еще более обидно то, что владыка рассказывает дальше: «Каждый раз, когда заканчивается богослужение, происходят стычки, скандалы. Например, заканчивается время богослужения, наступает время музейных работников. Священник возвращается, говорит: «Забыл рясу в алтаре, можно я пройду, заберу рясу?» На что музейный работник ему отвечает: «Вот касса, идите, берите билет и забирайте Вашу рясу». О таком отношении музейных работников к священнослужителям в выступлении г-жи Кусовой, понятное дело, не говорилось. Так, мы видим, что конфликт не освещен с двух сторон, и вместо желания объективно обрисовать ситуацию, г-жой Кусовой также движет идея выставить священнослужителей в как можно более негативном свете и понизить авторитет Русской Православной Церкви в глазах большей частью все же православного населения.

    6. «Внедрение по требованию клерикалов принудительного, в обязательном порядке обучения Православию в светской системе общеобязательного образования в средних школах вызывает регулярные конфликты, возмущает и оскорбляет последователей других вероисповеданий и иных убеждений» («Манифест…», п.7). ОПК рассматривается только как светская культурологическая дисциплина; это не «обучение Православию», а изучение православной культуры, без которой невозможно понять как истории России, так и ее культурного наследия. Участники конференции придерживались иного мнения. Против адекватного понимания школьниками истории Отечества и русской классической литературы выступил В. М. Абдрашитов, который был представлен как инициатор обращения родителей против введения «Основ православной культуры», а его «Открытое письмо протеста против введения ОПК в государственной школе» подписано, кроме фамилии, так: «г. Москва, заместитель директора предприятия». Почему-то не сказано, какого. По его мнению, «ОПК – не «культурологический предмет», как заявляет РПЦ. ОПК по сути и букве есть преподавание православного вероучения. Его введение в государственной школе однозначно противозаконно». Более того, преподавание ОПК, по мнению докладчика, это «зомбирование» и «программирование наших детей». В. М. Абдрашитов считает, что ввести этот предмет в школьную программу пытаются потому, что «число верующих воцерковленных людей резко снижается», то есть священнослужителям не хватает паствы. Докладчик ничтоже сумняшеся обвиняет покойного Патриарха в лжесвидетельстве: «А как же заповедь: «Не лжесвидетельствуй» – это же сказано, и не у меня сказано, – поясняет докладчик и добавляет: Я атеист, мне проще». Это заявление он основывает на письме Патриарха Алексия 1999 г., где есть такие слова: «Если встретятся трудности с преподаванием Основ православного вероучения, назвать курс «Основы Православной культуры», это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных заведений, воспитанных на атеистической основе». Это письмо (10-летней давности), где на самом деле проявляется забота патриарха о людях и его обеспокоенность религиозной неграмотностью населения, унаследовавшего ее из советского времени, до сих пор не дает покоя г-ну Абдрашитову. После этого, кстати, Патриарх неоднократно заявлял, что подразумевается преподавание именно светской культурологической дисциплины. Более того, академик В. Л. Гинзбург, один из 10 академиков, подписавших 2 года назад известное письмо Президенту РФ против в том числе обязательного введения ОПК (это письмо тоже было приложено к материалам конференции), в ходе дискуссии с диаконом Андреем Кураевым согласился с тем, что историю Православия необходимо преподавать в школах в большем объеме, чем историю других религий. Более того, академик заявил, что он доверил бы вести этот предмет лично о. Андрею Кураеву (См. об этом: диакон Андрей Кураев Диспут с атеистом. М., 2007. С. 65-66; 90-92.) .

    В конце своего выступления г-н Абдрашитов взялся рассуждать на совершенно чуждые ему темы и поразил слушателей своей вопиющей религиоведческой неграмотностью. «И что значит «традиционная религия»? – недоумевает он. – И христианство было когда-то, 2000 лет назад, очень маленькой, очень нетрадиционной и весьма тоталитарной сектой» (курсив мой – Т. К). Комментарии излишни. Прослушать курс ОПК, религиоведения, а также мировой истории не мешало бы, пожалуй, и самому г-ну Абдрашитову.

    На пресс-конференции также высказались В. В. Витко – заместитель руководителя Церкви христиан адвентистов 7-го дня в России и странах СНГ, В. Г. Мурашкин, епископ Российской ассоциации миссий христиан веры евангельской (пятидесятников), игумен Феофан (Арескин), секретарь Синода Российской Православной автономной церкви, Д. Вайсбурд, бакалавр богословия из Свято-Филаретовского института. Все они поддержали участников конференции, а последний попросил «не отождествлять Русскую Православную Церковь с некоторыми людьми, которые пытаются превратить ее в идеологический департамент государства, какие бы посты они ни занимали и каким бы саном они ни обладали», заявив: «Тем не менее это не Церковь». Поскольку большинство выступлений было направлено против всей Русской Православной Церкви МП, то, стало быть, г-н бакалавр всю Церковь и анафематствовал, – хорошо учился богословию.

    В материалах конференции нашлись также отзывы на уже известную нам акцию «Инквизиторам-нет!» и среди них, например, такой: «Как в 21 веке можно верить религиозным мифам о сотворении мира и человека, антиисторическим библейским сказкам об истории малочисленного кочевого народа?.. В наше время место религиозных организаций – в клубах по интересам, в учреждениях по оказанию психологической помощи и в бюро ритуальных услуг». Интересно, в своем коллективном согласии с основной идеей участников конференции – очернить и опорочить Русскую Православную Церковь – представители «религиозных меньшинств» согласятся и с этим высказыванием?

    Татьяна Карпачева,
    кандидат филологических наук,
    доцент кафедры массовых коммуникаций МГПУ

    Календарь

    Последние новости
    16.10.2019 «Со мной никто никогда об этом не говорил...»
    15.10.2019 Пылесосы, личностный рост, религия: как сразу распознать секту
    14.10.2019 Слово на Покров Пресвятой Богородицы святителя Николая (Велимировича)
    14.10.2019 Покров Пресвятой Богородицы
    13.10.2019 Радиация греха: ситуация в России
    12.10.2019 Радиация греха: взгляд из Великобритании
    12.10.2019 Криминал в реабилитационных центрах пятидесятников "Исход" (ХВЕ)
    11.10.2019 О духовном содержании дарвинизма



    Новосибирское отделение Общества православных врачей России

    Епархиальный реабилитационный центр во имя св. прп. Серафима Саровского