Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » Эти религиозные организации сотрудничают с иностранными спецслужбами

    [06.03.2014] Эти религиозные организации сотрудничают с иностранными спецслужбами

             

    В Государственной Думе России создана рабочая группа, изучающая вопрос о юридической формулировке понятия «секта».

    «Для решения этой проблемы в Госдуме создана рабочая группа. Будем готовить совместное обращение депутатов, представителей Минюста, Генпрокуратуры и других ведомств, чтобы Верховный суд дал определение секты», - сообщил депутат Госдумы Михаил Маркелов. 

    Как пояснил он, речь идет о деструктивных религиозных организациях, которые активно действуют в разных регионах, «оказывают психологическое влияние на людей, проводят незаконные сеансы "лечения", нередко вредят здоровью и отчуждают в свою пользу имущество доверчивых адептов». «Информации об этом очень много. У организаторов, как правило, одна цель - заработать. Втягивают более-менее обеспеченных людей, которые поддаются влиянию. Циничный бизнес», - заявил депутат. 

    «При регистрации в уставе должно быть прописано, чем занимается организация. И органы юстиции будут внимательно смотреть. А есть ещё надзорные органы, которые следят, чем занимаются участники этой группы. Официальных сатанистов у нас нет, но в принципе зарегистрировать можно всё что угодно. Отследить деструктивную религиозную организацию, особенно на этапе её создания, пока не удаётся», - признал он. 

    Первоначально слово «секта» (что значит «отсеченная, отрезанная») означало группу, отделившуюся от Церкви – и, соответственно, во-первых, предполагало существование государственной религии, а во-вторых, могло применяться только к ответвлениям христианства. На этом основании многие организации, которые часто именуются сектами протестуют против употребления этого термина: сайентологи, кришнаиты, неоязычники и др. указывают, что никогда не были частью христианства, а иеговисты, мормоны и прочие последователи учений, так или иначе восходящих к Библии, ссылаются на свободу совести, равенство религий перед законом, отсутствие юридического определения секты и негативный оттенок этого слова. Из соображений политкорректности, а также во избежание судебных исков вместо слова «секта» часто используют обороты вроде «деструктивные культы» или «нетрадиционные религиозные учения».

    Не раз отмечалось, что секты сплошь и рядом либо просто оказываются прикрытием для работы зарубежных спецслужб, либо, по крайней мере, активно со спецслужбами сотрудничают. В частности, грузинский политолог Гулбаат Рцхиладзе прямо заявил: «Для шпионской деятельности самыми подходящими являются именно религиозные организации, так как они имеют право оставаться менее прозрачными и, соответственно, скрывать свои настоящие цели». 

    Возможно, неслучайно, что после недавнего переворота на Украине у кормила новой власти оказались представители нетрадиционных для страны вероисповеданий: спикер Верховной Рады Александр Турчинов, исполняющий обязанности президента, - баптистский пастор, а премьер-министр Украины Арсений Яценюк - сайентолог. Его сестра руководит крупнейшей сайентологической организацией в США, сообщает агентство «Интерфакс-религия» со ссылкой на украинские СМИ. Напомним, что именно сайентологов многократно обвиняли в работе на американские спецслужбы. 

    «Должно ли, на ваш взгляд, слово «секта» стать юридическим термином или же его следует оставить только для межрелигиозной полемики? Как отличить секту от «нормального» вероисповедания? Не следует ли России, учитывая последние события на Украине, более решительно и последовательно препятствовать распространению нетрадиционных для России религиозных направлений?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

    Протоиерей Филипп Ильяшенко, клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, декан исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, сказал: «Абсолютно уверен: в современном мире (не только в России), давно назрела острая необходимость юридического определения того, что такое секта, и соответственно, установления юридической ответственности за действия этих организаций. Ситуация на Украине – лишнее тому подтверждение».

    «У нас есть блестящие специалисты, дающие определение тому, что такое секта, и прежде всего я хотел бы назвать Александра Дворкина. Центр священномученика Иренея Лионского, созданный и возглавляемый Александром Леонидовичем Дворкиным, занимается как раз профилактикой деятельности деструктивных культов. Очевидно, что нужно не только определить юридически, но и довести до сведения общества, сделать доступной информацию о том, что такое деструктивный культ. А также назвать эти организации поименно», - предложил пастырь.

    «Что отличает секту от традиционной религии? – задался он вопросом. - Как правило, отсутствие сколько- нибудь продолжительной истории. Большинство деструктивных культов – новообразования: самая длительная история у мормонов, но и у них менее 200 лет, что с точки зрения государствообразующих мировых религий почти ничто. Место рождения многих деструктивных культов, я бы даже сказал, большинства – Североамериканский континент. Деструктивные культы любят выдавать себя за традиционные религии. Так, общество сознания Кришны любит, когда его отождествляют с традиционным индуизмом, не имея при этом к нему почти никакого отношения. Общая отличительная особенность всякого деструктивного культа – сокрытие части информации о себе, искажение информации об основателях, о роде деятельности. Никакая традиционная религия не требует от своих последователей разорвать кровнородственный круг и считать родственников и друзей своими врагами. А деструктивный культ нацелен на подавление воли, сознания человека, подчинение его себе и получение от него какой-либо выгоды: имущественной или от положения этого человека в обществе. Задача, например, мунитов - поиск адептов, занимающих высокие должности, и использование этих людей для усиления влияния организации».

    «Я считаю, вне зависимости от событий, происходящих в дружественной нам державе, где вооруженный мятеж привел к появлению во власти представителей нетрадиционных религий американского происхождения, давно пора России, с ее богатейшей религиозной традицией, после нескольких десятилетий религиозного безвременья вернуть себе утраченное чутье, способность на подсознательном уровне отфильтровывать недоброкачественную духовную пищу. Когда вместо атеистической государственной идеологии в душе людей образовалась пустота, туда хлынуло все, что угодно. Как говорит Священное Писание, "Познай истину, и истина сделает тебя свободным". Познать истину нелегко. Деструктивный культ предлагает, как кажется на первый взгляд, что-то очень легкое, быстрое, и приносящее немедленный результат. Там говорят: "ты хочешь быть Повелителем, Тетаном (искаженное от Титана), приходи к нам, мы тебя научим". Но это предложение таит ловушки и подвохи», - заключил отец Филипп.

    Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве, считает, что нужно четкое юридическое определение понятия «секта». «В сектоведении есть понятие «тоталитарная секта» – это когда адепта прямо подчиняют своей воле путем манипуляции сознанием, управляют человеком, его имуществом, активами и недвижимостью, в том числе ради политического и геополитического влияния, - отметил он. - Вот на Украине чрезвычайно активны националисты, они вооружены какими-то сверхнационалистическими идеями, что тоже своего рода сектантство. Так что секта – это не частное религиозное дело, в общественном и политическом плане ее действия могут привести к разрушительным последствиям для общества, а не только для отдельной личности».

    Протоиерей Александр Пелин, ректор Саранского духовного училища, кандидат богословия, председатель отдела по взаимодействию Церкви и общества Мордовской митрополии, подтвердил, что не все религиозные движения соединяют человека с Богом. «Мы помним секту "Аум Сенрике" и целый ряд других коммерческих культов. Вообще следует различать культ и религию. Религия - более объемное понятие. А все остальные движения могли бы называться "культ" или "секта". Безусловно, - убежден он, - на основании какого-либо симпозиума или волевого решения государства и общественных институтов после проведения многих консультаций необходимо ввести это понятие, поскольку все чаще и чаще в современной России псевдорелигиозный фактор подверстывается под политические и экономические амбиции разных групп людей».

    «Что нам противопоставить и как выставить от них заслон? Как разделить искренне верующих от людей, которые пытаются просто выстроить коммерческую пирамиду? В этом должна состоять задача государства. Нужна четко прописанная процедура, включая испытательный срок, после чего государство признает то или иное движение религией, дает право на регистрацию в законном порядке в Минюсте. Подобная практика есть в большинстве стран мира. В тех же США закон по регистрации религиозных организаций не такой простой как у нас. У нас достаточно иметь 10 человек, которые могут прийти в Минюст и зарегистрировать самый экзотический клуб в качестве религии. Если прописать процедуру с 3-7-летним испытательным сроком, а не регистрировать новый культ автоматически, то организация должна будет доказать, что ее слова не расходятся с делами и благие намерения не просто декларируются. А специальная экспертная группа должна все проконтролировать», - заключил отец Александр.

    Священник Антоний Скрынников, главный редактор официального сайта Ставропольской и Невинномысской епархии, преподаватель Ставропольской духовной семинарии, настоятель храма в честь святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Ставрополе, сказал: «Закрепить термин "секта" юридически, на мой взгляд, нужно хотя бы для того, чтобы эти самые сектанты перестали пугать судом и прокуратурой всех честных журналистов, правозащитников, священнослужителей, не побоявшихся сказать о них правду. Хотя абсолютно все судебные иски, которые подавали представители сект в нашей стране, пытаясь доказать, что "обзывание" их сектантами нанесло им какой-либо ущерб, были отклонены, они не оставляют свои попытки запретить нам пользоваться этим термином».

    «С другой стороны, что изменится в практическом плане, сложно сказать. Термины "секта" и "тоталитарная секта" встречаются в постановлении Европейского парламента, в рекомендации Парламентской ассамблеи Совета Европы, в подписанной В.В. Путиным "Доктрине информационной безопасности России", в официальных документах МИДа, Минздрава, Государственной Думы, МВД и т.д. Я думаю, что заняться проблемой деятельности сект нужно не в связи с событиями на Украине, а просто потому, что ничего хорошего они нам нет принесут в любом случае», - заключил пастырь.

    Священник Петр Коломейцев, декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета, считает, что в этой стезе очень сложно провести границу. «Взять, например, баптистов. Православные часто считают их сектантами, но они не несут никакой общественной опасности. Другое дело - организация, которая контролирует любую деятельность человека, он обязан давать отчет за каждый свой шаг – у тех же баптистов ничего подобного нет. А, например, в так называемой "Церкви Христа" к адепту прикрепляют "старшего брата" или "старшую сестру". И человек должен докладывать обо всем, что произошло за день, с кем он общался», - отметил отец Пётр.

    «Второе, что можно сказать о секте: у них всегда две правды: внешняя и внутренняя. И демонстрируют они не то, чем занимаются на самом деле. Возьмем сайентологию. Есть у них, например, гражданская комиссия по правам человека. На самом же деле сайентологи никакими правами человека не занимаются, но активно борются с психологией, с психологами, препятствуют психологической поддержке учеников в школе, стараясь всюду протянуть свои щупальца. И, наконец, внутри организации тоже существуют две правды, два устава: для рядовых членов и управленцев. По этим определениям баптисты никакая не секта, а, скорее конфессия, пусть и протестанская, не православная, зато прозрачная. Там нет ничего такого "внутри", чего бы не проповедовалось "снаружи". Да, баптистов, как и другие протестантские конфессии поддерживает Америка, потому что она в основном протестантская страна и позиции тех же баптистов там очень сильны, но уравнивать на этом основании баптистов с сайентологами я бы не стал», - сказал священник.

    «Конечно, надо разбираться с тем, какая организация может считаться сектой, а какая - нет. Кстати, есть интересный опыт Китая: там любая религиозная организация, руководство которой находится за границей, запрещена. Она может действовать только на территории посольства для граждан той или иной страны», - привел пример пастырь.

    Священник Владислав Гончаров, пресс-секретарь Ижевской и Удмуртской епархии, считает, что использовать или нет термин «секта», решать законодателям. «Но для меня бесспорно, что инициатива рабочей группы необходима. У нас сегодня столько религиозных организаций, которые занимаются не пойми чем - вовсе не религией, они лишь прикрываются ею. Да, они сотрудничают со спецслужбами и финансируются из-за рубежа. А когда их адепты стоят у руля государства, это вызывает серьезные опасения. Я думаю, инициатива депутатов своевременна, но нужно грамотно доработать предложения, чтобы учесть все нюансы», - предостерег пастырь.

    «В духовных семинариях изучают такой предмет: сектоведение. Критерии секты уже давно названы: наличие в них гуру, "бомбардировка любовью" (как только человек попадает в секту, его вначале окружают вниманием и заботой, и лишь спустя какое-то время вымогают деньги). Кстати, секты - это проблема не только христианства, много их и в исламе. Поэтому можно создать экспертный совет и включить в него представителей различных традиционных конфессий, имеющихся в России, и вместе подумать над решением этого вопроса», - предложил отец Владислав.

    Священник Димитрий Лин, клирик Храма святителя Николая на Трех Горах, сказал: «Слово "секта" весьма привычное в нашем церковном обиходе, оно означает "выделение, отделение". Родственно ему слово "сектор", когда из полноты круга выделяется часть. Но в качестве юридического термина, мне кажется, использовать это слово не совсем удобно. Есть разные секты. Те, которые мы называем тоталитарными, полностью подчиняют себе человека, его социальную, духовную жизнь. Тоталитарными сектами, действительно, нужно заниматься правоохранительным органам. Этот термин – тоталитарная секта – вполне может быть использован в правовом пространстве».

    «Но есть и большое количество духовных направлений, которые уже утвердились в нашей стране. Они (например, баптизм) не страдают от признаков тоталитаризма. Конечно, баптисты далеки от истиной духовной жизни, они уводят людей от истинного богопочитания. Но назвав баптистов сектой в юридическом смысле, т.е. приравняв их к сайентологам, иеговистам, ко всем тем организациям, которые действительно представляют большую опасность, мы допустим большую ошибку. Они разные. И с термином «секта» нужно быть очень аккуратными. Русские баптисты в значительной степени находятся в духовном поле Православной Церкви и сильно отличаются от американских баптистов, их нужно не отталкивать, а воспитывать», - убежден священник.

    Иеромонах Макарий (Маркиш), священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, считает, что слабость нашей страны в недостатке правового правосознания. «В странах, где этого недостатка нет, нет и необходимости в акцентировании юридических терминов. К примеру, если человек здоров, он может не сильно беспокоиться наличием сквозняков, а тот, кто перенес тяжелую болезнь, должен следовать указаниям врачей. Это относится и к нашему правосознанию. Поэтому решение Госдумы создать рабочую группу, изучающая вопрос о юридической формулировке понятия "секта" желательно и необходимо. Иначе борьба с сектантством, с этой заразой, в нашей стране затруднена. И пример с Украиной назидателен. Нам нужно решительно препятствовать распространению нетрадиционных для России религиозных направлений», - призвал отец Макарий.

    Русская народная линия

    Календарь

    Последние новости
    20.07.2019 В Новосибирской епархии состоялось заседание расширенного Епархиального совета
    19.07.2019 Святейший Патриарх Кирилл освятил мемориальный комплекс «Всем пострадавшим за Христа в годы гонений и репрессий»
    19.07.2019 Патрушев призвал защитить молодых интернет-пользователей от зарубежных спецслужб
    19.07.2019 В Госдуме впервые почтили память императора Николая II и всех погибших в Гражданскую войну
    19.07.2019 Туроператоры теперь не смогут самостоятельно организовывать посещение православных святынь
    18.07.2019 Актуальное мнение настоятеля
    18.07.2019 Более пятидесяти мам получили помощь в рамках социальной программа «Школа для мам»
    18.07.2019 Первый Слет Православных реабилитационных центров Сибири пройдет на Алтае

    Трезвое поколение

    Тайна ложных учений

    Православное общество трезвости Новосибирска