Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Благотворительный фонд по спасению детей от абортов
  • Телефон доверия
  • Образование
  • Школа духовной безопасности
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Елена Мизулина против Культуры Смерти

    [09.06.2013] Елена Мизулина против Культуры Смерти

             

    Депутат Госдумы Елена Мизулина вызывает неукротимую враждебность в определенных кругах — и отечественных, и зарубежных. «Новая Газета» объявляет ее опасной сумасшедшей, гей-«правозащитники» в из США пишут письма в бельгийскую компанию Mayer Brown, с которой сотрудничает ее сын — мол, у вас тут окопался член семьи врага народа, пускай прояснит свою позицию, подобные же активисты пишут письма Обаме, требуя включить ее в «Список Магницкого».

    Последний взрыв ярости в этих кругах вызвал представленный Мизулиной документ — «Концепция Государственной Семейной Политики Российской Федерации на период до 2025 Года (Общественный проект)». «Мизулина из Госдумы определила наконец место женщины в обществе. Женщина должна быть темной, религиозной, сидеть дома и иметь минимум 4-х детей, воспитывая их под контролем церкви и государства» - заявила в «Новой Газете» Ирина Мишина, и ее текст разбежался по Фейсбуку. «Полноценной семьей по-мизулински будет считаться только семья с тремя детьми, которая проживает в одной квартире с другими родственниками в двух поколениях. Остальные виды семейной жизни Мизулина хочет обложить различными налогами, чтобы изжить их» - продолжает Ирина Мишина; по ее словам, «Зато Мизулина утверждает: «Следует еще больше нагнетать страх перед абортами и общественное осуждение, которые ведут, в частности, к нелегальным родам, детоубийствам и бурному размножению маргинального населения». 

    Поскольку текст «концепции» доступен в интернете, с ним можно ознакомиться. Конечно слов якобы Мизулиной, которые Мишина приводит в кавычках, там нет. Было бы ужасно, конечно, подозревать «Новую Газету», этот рупор честности и порядочности, во лжи, так что непонятно, что и думать. Во всяком случае, ясно, что стоит проявлять благоразумную осторожность при чтении прессы и блогов определенного направления. Но что вызвало такое раздражение? Накат в интернете был таким мощным, что можно было подумать (и многие подумали), что Елена Мизулина действительно дала к тому повод, что-то с ней не так, хотя бы часть обвинений обоснована. 

    Увы, так работают кампании в интернете — человек нажимает на кнопку перепоста даже не дочитав новости, которую ему предлагают. Однако, повторим, в сети легко найти как сам текст «Концепции», так и интервью и статьи Елены Мизулиной, которая всегда охотно разъясняет свою позицию любому добросовестному вопрошателю. 

    Обратимся же к тексту. Это 55 страниц довольно мелким шрифтом, чтобы прочитать все, нужно приложить некоторые усилия — которые, увы, мало кто готов делать. Кроме того, это очень спокойный, продуманный, деловой текст, который совершенно противоположен той стилистике крика и скандала, которая распространена в сети. Статистические исследования, выводы из них, заявляемые цели, предлагаемые методы. В каком состоянии сейчас находится семья (не по прикидкам, а по тщательно собранным социологическим данным). Каковы последние тенденции (опять же, с подробными цифрами). Каковы должны быть цели государственной политики в области семьи. Как этих целей можно достигнуть (с подробным обоснованием предлагаемых мер). В общем, документ, за которым стоит очень серьезная работа. Сама Елена Мизулина предлагает всем желающим принять участие в его обсуждении — вообще, на фоне развязанной против нее истерической кампании ее спокойный, конструктивный подход производит особенно сильное впечатление.  Даже люди, которые были настроены враждебно, поговорив с ней, меняют свое мнение. 

    В тексте идет речь о поддержке семьи, о том, что лучше тратить деньги на помощь семьям, чем отдавать детей в детдома, о том, какие льготы и формы поддержки могли бы помочь многодетным семьям, которые сейчас оказываются на грани бедности. Предлагаются меры к тому, чтобы оградить семью от необоснованного вмешательства властей, к тому, чтобы упор делался на помощь семье, а не на отобрание детей. (Вопреки словами Мишиной, речь идет как раз об ограничении возможностей государства вмешиваться в жизнь семьи)

    Предлагаются очень осторожные и сдержанные меры по профилактике абортов - пропаганда, уговоры, помощь беременным, проведение в жизнь уже принятых законов, продажа абортивных средств только по рецептам, предоставление возможности матерям оставлять нежеланных младенцев там, где о них могут позаботиться — в больницах и монастырях. 

    Предлагается привлечение "русской православной церкви, а также других религиозных организаций граждан, исповедующих религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, иных общественных организаций", к работе комиссий по делам несовершеннолетних, а также к экспертизе законопроектов, касающихся семьи. Тоже понятно - не Planned же Рarenthood привлекать к решению проблем семьи. 

    Абсолютно никаких принудительных мер в «концепции» не предусмотрено, и волны паники, расходящиеся по социальным сетям — ах, Мизулина хочет всех заставить молиться, поститься, и, что самое ужасное, слушать радио «Радонеж», нарожать не менее четырех детей и жить непременно в одной квартире с престарелыми родителями — не имеют под собой никаких оснований. 

    Почему же тогда реакция оказалась настолько неукротимо враждебной? Почему никто из оппонентов не стал спокойно рассматривать «концепцию», по существу и обоснованно критиковать ее слабые места, предлагать что-то свое? Ответ напрашивается. Бывает расхождение в методах — когда люди имеют общие цели, общие (или близкие) принципы, когда они разделяют намерение послужить общему благу, но расходятся во мнениях относительно того, как это лучше делать. Бывает расхождение в целях и ценностях.  Именно такое расхождение и имеет место. Согласно «концепции», «Государственная семейная политика Российской Федерации направлена на укрепление и развитие института семьи, сохранение и восстановление традиционных семейных ценностей, улучшение положения семей с несовершеннолетними детьми, защиту семьи, в том числе от незаконного вмешательства в семейную жизнь, и оказание ей содействия в осуществлении ее основных функции на этой основе повышение уровня семейного благополучия, улучшение демографической ситуации в стране, разрешение проблемы социального сиротства». Противоположную точку зрения недавно озвучила известная гей-активистка Маша Гессен: «Ежику понятно, что гомосексуалисты имеют право на создание брачных союзов, однако я так же считаю не менее очевидным и то, что институт брака вообще не должен существовать… Борьбу за право геев вступать в супружеские отношения обычно сопровождает ложь о наших планах относительно института брака как такового уже после того, как мы достигнем цели. Дело в том, что мы лжем, заявляя, что институт брака останется неизменным. Ведь это вранье.  Институт брака ожидают перемены, и он должен измениться. И, повторюсь еще раз, он должен перестать существовать».

    Конфликт, с которым мы имеем дело, выходит далеко за рамки нашей страны — и он уже очень давно был определен как конфликт «культуры жизни» и «культуры смерти». «Культура жизни» исходит из абсолютной ценности любой человеческой жизни от зачатия до естественной смерти, из признания солидарности и взаимных обязательств, которые осуществляются в рамках семьи, общины, общества, государства. Эти обязательства особенно важны по отношению к наиболее уязвимым членам общества — детям, старикам, инвалидам. Культура жизни выступает против абортов, эвтаназии, и в защиту традиционной семьи. Культура смерти, напротив, полагает высшей ценностью личный успех и личное удовлетворение, и ищет предать смерти тех слабых и невинных, кто вольно или невольно мешает этому. Если ребенок в утробе может помешать карьере, или отдыху, или финансовому благосостоянию родителей, в рамках «культуры жизни» его принимают, как ценность несомненно большую; пусть он живет, а успех, деньги и удовольствия — это уж как получится. В рамках культуры смерти его вырезают и выбрасывают в помойку, потому что успех, деньги и удовольствия важнее.  В рамках культуры жизни пожилой человек, который требует заботы, уходы и внимания своих близких — благословение, в рамках культуры смерти -  обуза, от которой надо избавиться, навязав ему сначала «право», а потом и «обязанность умереть». (Если Вы считаете это преувеличением, посмотрите в интернете выражение duty to die). 

    Культура смерти является принципиально антисемейной и антидетской — и ее сразу можно опознать по тому, что для нее важнее всего. Аборты. Предложения Мизулиной, скажем еще раз, очень и очень сдержанны — ни о каком запрете на аборты там не идет и речи. Речь идет о постепенном просвещении людей, о снижении влияния тех факторов, которые могут подталкивать женщину к аборту, об очень мягких, косвенных и постепенных мерах — но в определенной среде это все равно вызывает неудержимую ярость. Само напоминание о том, что у человека могут быть  обязательства по отношению к его ближним, особенно наиболее слабым и уязвимым, воспринимается как абсолютно неприемлемое. Люди могут яростно требовать себе прав — но вам лучше отбежать на безопасное расстояние, если вы произнесете слово «обязанности». 

    Любой человек, который хоть как-то будет заботиться об общественном благе, неизбежно будет приходить в конфликт с культурой смерти. Тем более неизбежен конфликт между культурой смерти и Церковью. Впрочем, не только с Церковью — с любой традиционной религиозной общиной. На свете нет традиционных религий, которые бы продвигали аборты, гомосексуализм и полагали личное удовлетворение и успех целью жизни — по той очевидной причине, что если таковые и существовали когда-то, они давно вымерли вместе со своими последователями, не породив никакой традиции. Как и любое общество, в котором культура смерти становится преобладающей, увы, обречено. 

    Это понимают, например, те сотни тысяч французов, которые выходят на демонстрации против однополых «браков». Смогут ли они остановить процесс исчезновения Европы и ее поглощение исламским миром? Будем надеяться - не стоит преуменьшать жизнестойкость европейцев. Это у нас почему-то принято (и среди «западников» и среди «антизападников») сводить Европу к гей-парадам — но там есть и здоровые, христианские и консервативные силы. 

    Выживет ли Россия — зависит от того, найдутся ли такие силы у нас. Кто будет определять наше будущее — местные или международные адепты «культуры смерти»? Но тогда никакого будущего у нас нет. Люди, способные уважать нравственный закон, взаимные обязательства, признавать свой долг перед современниками и потомками?  Но тогда им важно научиться действовать совместно и прежде всего, узнавать друг друга. Вы можете быть несогласны с какими-то предложениями Елены Мизулиной. Она сама постоянно призывает людей к обсуждению. Но есть два принципиально разных типа несогласия. 

    Представьте себе, что мы обсуждаем, как восстановить наш полуразрушенный дом. Мы можем иметь разные вкусы и пристрастия; мы можем не соглашаться между собой, и энергично спорить. Но мы будем спорить о том, как восстановить дом, в котором мы живем, который мы любим, и который мы хотим оставить нашим потомкам — потому что именно этого мы хотим. Мы можем расходиться в методах, но мы согласны в целях. 

    Мы можем столкнуться с людьми, которые просто не хотят ничего восстанавливать; которые хотели бы все разрушить — семью, Церковь, государство, национальный суверенитет. Возможно, потому что они верят, что на развалинах дома воссияет какой-нибудь дивный дворец очередного светлого будущего. Возможно, потому что им, как трудным подросткам, нравится ломать и портить. Возможно, потому что им крайне не нравимся мы, обитатели дома, и они полагают нас «маргинальным населением», которому нечего размножаться. 

    Так или иначе, мы расходимся с ними не в методах, а в целях. И если хотите покритиковать методы, предлагаемые Мизулиной, но согласны с ее целями - «повышением уровня семейного благополучия, улучшением демографической ситуации в стране, разрешением проблемы социального сиротства» - тогда, прежде всего, прочтите «концепцию». А потом рассудите, с чем вы согласны, а с чем нет — и почему, и что бы вы хотели предложить сами. 

    Если вам не нравится в Мизулиной именно то, что она отчетливо предпочитает детей абортам, а супружество — содомии, то вам стоит подумать о том, на чем основана ваша система ценностей и стоит ли вам ее держаться. В любом случае, стоит подумать — и ознакомиться, собственно, с текстом, о котором идет речь. 

    Сергей Худиев
    Радонеж

    Календарь

    Последние новости
    15.06.2018 Экстрасенсы, маги и ведьмы... Как наживаются на чужом горе?
    15.06.2018 «Сделка с Богом»: Словно под гипнозом они достали свои кошельки
    15.06.2018 Церковь не может жить, лишь проводя мероприятия
    14.06.2018 Пастырь истины
    14.06.2018 Чума на наши души
    14.06.2018 Как головинцы реагируют на критику их гуру, или Ещё раз о докладе прот. Александра Новопашина «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина»
    14.06.2018 Со скрытой камерой в секту. «Бог сказал, у тебя есть конверт с деньгами, отдай его мне»
    13.06.2018 Виктор Мережко: «Шукшин не мода, а глубина для народа»

    Новосибирское отделение Общества православных врачей России

    Православный миссионерский апологетический центр «Ставрос»