Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Благотворительный фонд по спасению детей от абортов
  • Телефон доверия
  • Образование
  • Школа духовной безопасности
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » О смирении и дерзновении

    [10.06.2013] О смирении и дерзновении

             

    Христиан иногда упрекают в нарочитом самоуничижении; это неверно, и скорее правы те, кто упрекает нас в крайнем дерзновении. Теизм — то есть вера в личностного Бога-Творца — предполагает поразительное притязание на то, что Творцу вселенной мы небезразличны. Античный антихристианский автор Цельс язвительно высмеивал веру иудеев и христиан в то, что Богу есть до них дело: «Род христиан и иудеев подобен стае летучих мышей или муравьев, вылезших из дыры, или лягушкам, усевшимся вокруг лужи, или дождевым червям в углу болота, которые устроили бы собрание и стали бы спорить между собою о том, кто из них грешнее, и говорить, что, мол, «Бог наш все открывает и предвозвещает», что, «оставив весь мир и небесное движение и оставив без внимания эту землю, Он занимается только нами, только к нам посылает Своих вестников и не перестает их посылать и домогается, чтобы мы всегда были с Ним». Христиане подобны червям, которые стали бы говорить, что, мол, есть Бог, а затем следуем мы, рожденные Богом, подобные во всем Богу, нам все подчинено — земля, вода, воздух и звезды, все существует ради нас, все поставлено на службу нам. Ныне, говорят черви, ввиду того что некоторые среди нас согрешили, придет Бог или он пришлет Своего Сына, чтобы поразить нечестивых и чтобы мы прочно обрели вечную жизнь с Ним. Все это более приемлемо, когда об этом спорят между собою черви и лягушки, чем иудеи и христиане».

    Этот язвительный язычник заметил то, что часто упускают из вида христиане — поразительное дерзновение веры в Бога. Преклоняя колени, мы выражаем веру в то, что Творцу мироздания есть до нас дело, что Он готов нас выслушать, что Он оскорблен нашими грехами и радуется нашему покаянию — и да, Он хочет, чтобы мы всегда были с Ним, и ради этого Он посылал пророков. Христиане, в отличие от других теистов, заходят значительно дальше — мы верим в то, что Бог не только посылал пророков, но и Сам пришел к нам в лице Иисуса Христа. Бог стал человеком, во всем подобным нам, кроме греха, и принял муку и смерть ради нашего спасения.

    Язычника, который задыхается от возмущения, слыша такие притязания «червей и лягушек», можно понять — это действительно неслыханные притязания. Их оправдывает только одно — это правда. Бог действительно «к нам посылает Своих вестников и не перестает их посылать и домогается, чтобы мы всегда были с Ним». Бог настолько желает, чтобы «мы прочно обрели вечную жизнь с ним», что стал Человеком и умер за нас на Кресте.

    Приближаясь к Чаше со Святыми дарами, мы исповедуем эту немыслимо дерзновенную веру — Бог стал Человеком и принял человеческую смерть ради нас, даже более конкретно и лично — ради меня. Если слова, которые я произношу, идя к Чаше, истинны — а они истинны — то я человек, возлюбленный Богом настолько, что Христос за меня умер.

    Как же совместить эту веру со смирением в стиле «я хуже всех, я хуже всех, я хуже всех, я хуже всех»? Да никак. После того, как Христос заповедал нам называть Бога нашим Отцом, и искупил нас честною Своею кровью, это не получится. И слава Богу — потому что это не смирение.

    Как-то я разговаривал с одним подвыпившим человеком, который пребывал в покаянном настроении — уж он такая дрянь, такая дрянь, и жене-то изменяет, и водку-то хлещет, и гонял на машине пьяным чудом не убил никого и сам не убился... Причем оказалось, что он не собирается ничего менять в своей жизни — и что это пьяное биение себя в грудь «я дрянь, я дрянь» полностью избавляет его от необходимости что-либо менять. Я же признал, что я дрянь и не претендую на то, чтобы быть кем-либо, кроме дряни — чего пристали-то? За готовностью много и со вкусом говорить о своей дрянности часто (я не хочу сказать, что всегда, но часто) скрывается нежелание меняться — я дрянь со справкой, мне можно вести себя как дрянь.

    Новый Завет говорит другое — «Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. (Кол.3:12,13)» Вы теперь — благодаря тому, что Христос искупил вас и сопричислил к Своей Святой Церкви — «избранные Божии, святые и возлюбленные», и должны вести себя соответственно — облекаться в добродетели и прощать, подобно тому, как Христос простил Вас самих. Во Христе Вы соделаны новыми людьми — и это должно явиться в том, что вы ведете себя, как новые люди. В частности, являете подлинное смирение, о котором говорит Апостол: «ничего [не делайте] по любопрению или по тщеславию, но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя. (Фил.2:3)» Смирение состоит не в том, чтобы считать себя дрянью и грязью — оно вообще обращено не на себя. Оно обращено на других — и видит их высоту и достоинство. Ведь и к ним относится это Евангельское возвещение — Христос за них умер, Бог внимательно слушает их, когда они взывают к Нему, и желает, чтобы они вошли в вечную жизнь с ним. Обращаясь к любому человеку, мы обращаемся к тому, кого Бог почтил Своим образом, к тому, за кого умер Христос. Обращаясь к собрату-христианину мы обращаемся к тому, кто воспринят Христом в Святом Крещении, к тому, кого Христос принимает как участника в Его Тайной Вечери, к тому, кто каждый день лично обращается к Богу — и Бог его слышит.

    Видя такое достоинство других, мы смиряемся и трепещем — над кем мы насмехались, кого мы уничижали, кем пренебрегали? Теми, к кому склоняется Творец Вселенной и Судия Мира, чтобы принять их исповедь и выслушать их молитвы. Теми, кого Христос пожелал искупить Своей кровью. Смирение — это не столько о нашем недостоинстве, сколько о достоинстве других.

    Сергей Худиев
    Православие.ру

    Календарь

    Последние новости
    15.06.2018 Экстрасенсы, маги и ведьмы... Как наживаются на чужом горе?
    15.06.2018 «Сделка с Богом»: Словно под гипнозом они достали свои кошельки
    15.06.2018 Церковь не может жить, лишь проводя мероприятия
    14.06.2018 Пастырь истины
    14.06.2018 Чума на наши души
    14.06.2018 Как головинцы реагируют на критику их гуру, или Ещё раз о докладе прот. Александра Новопашина «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина»
    14.06.2018 Со скрытой камерой в секту. «Бог сказал, у тебя есть конверт с деньгами, отдай его мне»
    13.06.2018 Виктор Мережко: «Шукшин не мода, а глубина для народа»





    Православный миссионерский апологетический центр «Ставрос»