Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Секция для мальчишек

    [14.01.2013] Секция для мальчишек

             

    Среди моей родни есть один очень дорогой для меня человек, отношения с которым описываются каким-то термином – не помню каким, кажется, «свояк». Это приблизительно как двоюродный брат. По сути, я для него – за старшего брата. Так себя и чувствую – заместителем старшего брата.


    На Первом спортивном турнире для православной молодежи
    «Покровские Старты». Москва 2006 г.

    Однажды произошел заслуживающий внимания случай. Мы с братом на остановке дожидались автобуса. Было это по весне, стукнуло ему на тот момент тринадцать. Основательно мы автобуса заждались. Брат затеял со мной игру в салки. Времени хватало, я согласился. Поиграли. Скверно мне сделалось от той игры. Я, неспортивный грузный человек, свободно уворачивался от брата. Он меня осаливал с большим трудом. Пришла моя очередь гнаться за ним. И тут стало очевидно, что он не в состоянии быстро набирать скорость, не владеет искусством внезапного маневра, не умеет ловко прятаться за препятствия. Я без проблем догонял его в несколько прыжков и дотягивался пальцами до плеча: «Ты водишь!»

    Скверно. Если во дворе какой-нибудь парень привяжется к братишке, он от ударов не увернется, будет получать побои по полной программе. Если нападающих окажется трое, он и убежать от них не сможет. После игры я попросил брата показать, как он будет отбиваться, если какой-нибудь мальчишка кинется на него с кулаками. Брат медленно и неправильно сложил кулак, сделал серьезное лицо, и тут я понял окончательно, что надо его в секцию вести. Нельзя дальше на самотек это дело оставлять.

    Будущий мужчина должен в случае необходимости и за себя постоять, и свою семью защитить, и за слабого в драке заступиться. Православный он или нет, в данном вопросе это обстоятельство сути не меняет.

    «Надо брату помочь, секцию подобрать, – думал я той весной, – хотя на лето секции закрываются. В мае начинать регулярные занятия мало толку. Летом решим, куда идти. С сентября запишемся. А пока до осени далеко, нажмем на общефизическую подготовку, дома и на воздухе подтянем форму». Подготовимся… Угадайте, занимались мы подготовкой или нет. Правильно, не занимались. Однако тема занятий летом всплыла – неожиданно для всех. А было так: мы поехали на недельку в скаутский лагерь. Побыть на природе среди православных сверстников полезно для брата и приятно для меня.


    Детский казачий лагерь

    Жили в лесу по палаткам, готовили пищу на костре, соблюдали Петров пост. Начинали и заканчивали каждый Божий день общей молитвой, всем лагерем. Досыта наелись душистой земляники и дикой клубники. Ходили на уроки закона Божия, побывали на службе в ближайшем монастыре. Играли в волейбол, завязывали хитроумные скаутские узлы. Строили своими руками шалаши, разжигали костры под проливным дождем. Карабкались по крутым склонам с помощью самодельных альпенштоков. Жарились на солнышке и купались в прохладной речке, пели песни под гитару. А еще по утрам вместо скучной типовой зарядки у нас были необременительные занятия рукопашным боем. Вел их священник Константин, сам из казаков, по всему видать – спецназовец. Мы с братом ходили на занятия. Их посещало много народа, в том числе еще один священник, отец Димитрий.

    Многая лета батюшкам, которые не побоялись, что их неправильно поймут окружающие.

    На этих утренних занятиях не культивировали кровожадность, просто учили самообороне. Объясняли детям, как складывать кулак, чтобы при ударе не травмировать пальцы, как защититься от прямого удара в голову, как освободиться от удушающего захвата. Давали детям игровые задания: разбиться по парам, ладошками наносить несильные замедленные удары по партнеру, защищаться от его ударов и одновременно пальцами ног стараться наступить на его ноги. Полезное задание. На этом задании ребята перестали быть намертво «приклеенными» к земле, пошли активно перемещаться по поляне. Это замечательно. В реальном рукопашном бою важно не только наносить удары самому и блокировать удары противника, необходимо управлять дистанцией боя, не застаиваться на месте, не превращаться в неподвижную мишень.

    Что мог отец Константин дать ребятам за семь занятий? С одной стороны, почти ничего. С другой – не так уж мало дал. Никакой базовой техники он им не показал, само собой. Зато он научил, как утром разогреть мышцы и связки, разработать суставы с помощью движений, каждое их которых является элементом самозащиты, – хотим мы того или нет, жизнь иногда ставит нас в условия, когда нужно давать отпор агрессору. Занятия отца Константина начинались с разминки. На лесной поляне знакомые ребятам отжимания превращались в отработку прямого удара рукой, махи ногами – в подсечки.


    Соревнования участников военно-патриотического
    клуба "Шестая рота" в Южном Бутово.

    После недели скаутской жизни мы с братом ехали домой отдохнувшими, радостными. Я благодарил Бога за всех, кто заботился о детях в православном палаточном лагере. И еще больше я укрепился в мысли, что осенью нас ждет секция. Пишу «нас», потому что я хотел брата поддержать, первые месяц-два с ним в секцию поездить, в паре с ним постоять на тренировочных боях (спаррингах).

    Когда мне самому было 13 лет, я тоже посещал секцию. Это были занятия по каратэ стиля шотокан (сётокан). Еще при советской власти – на подпольном положении. Я не бывал тогда в церкви, практически ничего не знал о Православии, и меня в каратэ интересовала не только эффективная ударная техника, но и духовность. Каратэ, как и другие восточные единоборства, зародились в странах, где исповедуют буддизм, даосизм, синтоизм. Так что восточные единоборства несут на себе отпечаток язычества. И подчас единоборства считаются составной частью нехристианской духовной практики – вспомним хотя бы шаолиньских монахов с их тренировками по у-шу. Мы с братом люди православные, и нам религиозно-окрашенная практика восточных единоборств категорически не подходит. У нас есть родная духовная практика – православная. Ничто не может ее заменить, и мы ни с чем нехристианским не будем ее смешивать.

    К сожалению, секциями восточных единоборств порой руководят убежденные «гуру», которые обучают людей технике поединка и пропагандируют медитативные упражнения, работу с мистическими энергиями (ки, ци) – прямое неоязычество. Попасть в такую секцию все равно что попасть в секту. Нам, православным христианам, приходится быть осторожными и не идти ради посещения секции на компромиссы с совестью.

    В 1980-е годы мне повезло: наш тренер (сэнсэй) не увлекался мистикой, он давал только технику ударов, блоков и перемещения в стойках. Может быть, и сейчас мне достаточно найти секцию шотокан такого же безрелигиозного направления? Поискав, я выяснил, что в нашем городе работают несколько секций шотокана. Первая же обнаруженная требовала, чтобы на занятия люди приходили без украшений, в том числе без нательных крестиков. Как я понимаю, тренер не хотел выслушивать претензии за порванные в спарринге золотые цепочки. С ним можно было договориться, объяснить, что крестики для нас не украшения, а святыня нашей веры. Мы не снимем крестики, однако и не будем иметь претензий к тренеру и спарринг-партнеру за разорванные цепочки.


    Секция рукопашного боя при православном молодёжном центре «Синаксис»
    (храм святых равноапостольных Кирилла и Мефодия) Кемерово.

    Но я не стал с этой секцией связываться, нашел другую. Заглянул туда. Увидел, что в зале нет синтоистского алтаря, познакомился с тренером. Сказал ему, что мы православные, хотели бы заниматься, но нам надо убедиться, что в секции перед занятием и после него не делается ритуальный поклон духам зала (додзё ни рэй). Тренер сказал, что поклоны на занятиях полагаются только людям (сэнсэй ни рэй, отагай ни рэй). Я ничего не имел против, такие поклоны – простой знак уважения к тренеру и спарринг-партнерам. Человеческое уважение мы окажем, религиозного поклонения не дождетесь, для этого православный храм есть. Так в прошлом году записались мы в эту секцию и ходили на тренировки, правда, не сказать, чтобы особо старательно…

    Об основных результатах – в двух словах. Брат посетил примерно 50 тренировок за девять месяцев. Это немного. Теперь мы с братом иногда устраиваем тренировочные поединки один на один. В ходе спарринга его не так легко подловить на обманном движении. От ударов в голову он неплохо уворачивается, от захватов освобождаться умеет. Техника ног пока слабая, дистанцию плоховато контролирует. Но той печальной беззащитности, какая у него была год назад, нет и в помине.

    Что касается меня, то через месяц занятий я сломал палец. Неправильно блокировал удар ногой, вот и поплатился. Не пролеченный вовремя палец до сих пор побаливает, но я не жалею об этом. Важнее, что брат посещает нормальную мужскую секцию, хотя в его случае подобрать секцию было не так просто. У брата моего гемофилия – кровь не свертывается. Любая травма для него может иметь тяжелые последствия. Брат регулярно принимает лекарство, контролирует свертываемость крови, мазями специальными обрабатывает обширные синяки и гематомы. Лекарства несколько облегчают ему состояние, но инвалидность никуда не денешь. Когда я записывался в секцию, то тренеру честно рассказал про гемофилию. Тренер спросил меня обо всех особенностях болезни. И заверил, что мы можем приходить на тренировку, если лечащий врач даст брату справку, допускающую его на занятия по каратэ. Из-за гемофилии нам подходил именно шотокан – бесконтактный стиль каратэ. В шотокане удары только обозначаются, останавливаются в паре сантиметров от спарринг-партнера[1]. Конечно, не всегда обозначаются, по ошибке можно получить удар в контакт, но это бывает редко и только по ошибке.

    Вот такая у нас получилась история с секцией. Несмотря на серьезную болезнь брата, оказалось, можно даже и ему секцию подобрать. Он продолжает в ней заниматься. Думаю, на каком-то этапе он ее бросит, но некоторые навыки самозащиты у него останутся на всю жизнь. Они бывают нужны мужчине.

    Диакон Павел Сержантов
    Православие.ру

    [1] В наше время господствуют контактные стили каратэ, и нужно специально объяснить, почему шотокан бесконтактный. Сто лет назад основатель шотокана, Гичин Фунакоши, занимался каратэ подпольно. Все удары под руководством тренера он отрабатывал по воздуху (воображаемому партнеру), спарринга с живым партнером вообще не было. Когда Фунакоши сам стал тренером, он ввел бои с партнером, сначала формальные (все движения партнеров были расписаны заранее). Потом в шотокане появились свободные спарринги. Сперва шотокан хотели ввести в японских общеобразовательных школах, потом хотели сделать его олимпийским видом спорта. Отсюда и бесконтактность шотокана, и его полуспортивный характер. Некоторые секции шотокана так и называются: спортивное каратэ. За десятилетия в шотокане появились биофизические, медицинские обоснования техники, почему такой-то удар наносится именно так, а не иначе. Тренеры объясняют, как базовая техника усиливает удар рукой за счет подкрутки кулака, «включения бедра», мгновенного расслабления и напряжения руки (кимэ), как правильно дышать во время удара.

    Календарь

    Последние новости
    16.06.2019 День Святой Троицы. Пятидесятница. Евангелие о сошествии Духа Святаго
    15.06.2019 Родительская суббота — за кого мы молимся
    12.06.2019 Прорыв информационной блокады в «Деле Каклюгина»?
    11.06.2019 Путь со святым Лукой
    11.06.2019 «Свидетели СССР» и другие деструктивные секты
    10.06.2019 В Новосибирске проходят хоккейные баталии в честь православных святых
    09.06.2019 Международная конференция "Защита веры: вызовы и проблемы сегодняшнего дня"
    08.06.2019 Моего сына могут убить





    Ювенальная юстиция в России - Мы против!