Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » Роман Силантьев: Передел мечетей идет по всей стране

    [19.05.2011] Роман Силантьев: Передел мечетей идет по всей стране

             

    Намерение РПЦ построить 300 храмов шаговой доступности в уральской столице вызвало бурные дискуссии среди екатеринбуржцев. Сенатор Аркадий Чернецкий отреагировал на это в духе: "хотеть не вредно". Между тем, как рассказал в интервью Накануне.RU побывавший на днях в Екатеринбурге известный исламовед, доцент МГЛУ Роман Силантьев, задача по строительству храмов шаговой доступности – общая для РПЦ во всех регионах. Православие чувствует себя в некотором роде ущемленным – ведь обеспеченность мечетями в России втрое выше (!), чем православными храмами. Более того, в настоящее время в стране еще идет и мощный передел влияния среди мусульманских общин.

    Вопрос: Роман Анатольевич, Вы часто посещаете различные регионы страны, что изменилось на Урале с момента последнего Вашего визита, чем интересен регион в плане межнациональных отношений?

    Роман Силантьев: Я бываю во всех регионах России, стараюсь регулярно посещать в той или иной последовательности. Уже три года не был в Свердловской области, поэтому пришло время посетить ее в очередной раз.

    У нас начинается религиозное возрождение в стране, увеличивается доля верующих, продолжает увеличиваться количество религиозных организаций. Растет доля традиционных религий, для нас это православное христианство, ислам, иудаизм, буддизм. Сейчас в среднем по России около 75% общин – это общины этих четырех религий. Самая динамично растущая организация – это РПЦ, у нее наибольший прирост доли общин.

    Вопрос: РПЦ озвучила планы по строительству 300 храмов в Екатеринбурге – по сути, это будут храмы шаговой доступности. Нужно ли такое количество церквей в таком городе, как Екатеринбург?

    Роман Силантьев: Сейчас есть общая церковная программа увеличения количества приходов. Дело в том, что население в советский период перераспределилось, и там, где храмы исторически существовали, людей может уже и не остаться. То же самое и крупных городов касается, которые раньше, естественно, были меньше по размеру, а храмы, в основном, располагались в центральных районах. В Москве, например, большинство храмов расположены в ЦАО, где населения меньше всего. А в крупных районах на 200 тыс. человек, например, один храм находится. Там можно построить несколько храмов – и все они будут полными.

    Это касается крупных городов – сейчас храмы будут строиться там, где люди живут, это совершенно нормальное явление. Храмы шаговой доступности должны быть – раньше храмы так и строились.

    Вопрос: То есть, храмы должны строиться под паству…

    Роман Силантьев: Естественно, храмы и строятся под паству. Существует ошибочное мнение, что храмы строятся в каких-то особых местах, в местах чудес. Конечно, есть такие случаи, но, в основном, храмы строятся там, где живут люди, и сейчас это совершенно нормальное явление.

    В идеале – храм должен стать не просто местом молитвы, но еще и местом отдыха. Очень многие храмы имеют детские площадки на своих территориях, спортивные комплексы, парки, сады. То есть, в храм можно прийти не только помолиться, но и погулять на прилегающей территории, детей разместить на детской площадке. Также при храмах зачастую и трапезные открываются, библиотеки, социальные пункты. То есть, в идеале храм – это некий комплекс, куда человек может прийти, и детей любого возраста отправить, и сам отдохнуть, а не некое закрытое место, которое открывается только на службу.

    Вопрос: Надо полагать, вслед за таким масштабным открытием храмов, если оно последует, и мусульмане активизируются со строительством мечетей?

    Роман Силантьев: У нас мечетей, в общем-то, довольно много. Обеспеченность мечетями мусульман в перерасчете на количество населения следующая. На один храм у нас приходится в среднем по стране 12 тысяч человек, а на мечеть – 4 тысячи человек. То есть, мусульмане мечетями обеспечены втрое лучше. В принципе, мечети продолжают строиться, но этот процесс замедляется. По данным Минюста за этот год, это первый год, когда упала доля мусульманских общин от числа зарегистрированных, где-то уже произошло полное насыщение мечетями.

    Вопрос: Как получается, что обеспеченность мечетями в стране лучше, чем православными храмами?

    Роман Силантьев: Это по-разному можно объяснять. Можно мечеть построить за 60 млн, а можно за 1 млн – и все они считаются.

    Вопрос: Говорят о некоем переделе в сфере мусульманских общин, о переделе мечетей, в том числе, в Свердловской области. Действительно ли происходит нечто подобное?

    Роман Силантьев: Практически везде в России это происходит, потому что мусульмане разные. Есть мусульмане дружественные, а есть мусульмане враждебные. Практически в каждом регионе и те, и другие мусульмане присутствуют, и сейчас у нас насчитывается в стране 73 муфтията, хотя раньше их было значительно меньше. В царский период на территории современной России действовал один муфтият, а в советский их было два. Теперь если было бы два муфтията, это было бы нормально, но не 73! В некоторых регионах по две и более враждующих мусульманских организации. Кстати, Свердловская область входит в число "рекордсменов" по этой части – здесь представлены четыре централизованных мусульманских организации и также весомая часть независимых общин. То же самое – в Челябинской области, то же самое – в Тюменской области, в ЯНАО, Кургане. На этом фоне активно распространяются ваххабиты, и в Свердловской области они в большом количестве представлены. Есть такой муфтий Нафигулла Аширов, именующий себя главой управления мусульман Азиатской части России. Этот человек признан пособником террористов, террористической организации "Хизб ут-Тахрир", и у него некоторое количество общин присутствует в регионах Уральского округа. Они очень серьезный урон наносят межрелигиозным отношениям. Есть они и в Свердловской области.

    Вопрос: Как Вы считаете, может ли национальный вопрос стать предвыборным в этом году? Возможно ли вхождение каких-то национальных, религиозных организаций в созданный Путиным "народный фронт"?

    Роман Силантьев: Сейчас религиозных партий как таковых нет, хотя их пытались создавать в 90-е года. Успеха на выборах они никакого не имеют. Мусульманские политические организации в принципе не пользуются поддержкой избирателей. Они когда участвовали в выборах, они набрали меньше голосов, чем у них значится членов. Ну, а РПЦ не приветствует создание православных партий.

    Что касается межнациональных отношений, то сейчас на этом можно сыграть – ЛДПР, например, очень активно это использует. Действительно, есть серьезные проблемы в межнациональных отношениях. Как известно, подавляющее большинство населения поддерживает тех, кто вышел на Манежную площадь, и это накладывает свой отпечаток на грядущие избирательные кампании.

    Вопрос: А возможно ли повторение таких событий, которые были на Манежной площади?

    Роман Силантьев: Не только возможно, но и вполне вероятно. То, что они состоятся, сомнений особых нет – важно, как на них власти отреагируют, какие выводы сделают.

    Вопрос: Из прошлой ситуации, судя по всему, серьезных выводов не последовало?

    Роман Силантьев: Какие-то выводы были сделаны – расследование было проведено. И по другим вопросам начались некоторые подвижки.

    Вопрос: Но, например, вопрос создания национальной концепции в России "заглох".

    Роман Силантьев: Сложно об этом говорить, поскольку не совсем понятно, что это значит на практике, значит ли, что одни будут иметь больше прав, чем другие, что, естественно, неправильно. Можно в пример привести царскую Россию, где не было межнациональных конфликтов, поскольку вопрос национальности был на втором плане – людей интересовал вопрос религии. Судили по религии, по ее лояльности государству. Если ты исповедуешь определенное направление ислама, христианства или иудаизма – то ты считался законопослушным гражданином. Если ты член какой-то секты, то ты незаконопослушный. Твоя национальность уже никого после этого не волнует. Естественно, верноподданный мусульманин ценился властями гораздо сильнее, чем русский сектант.

    Cергей Хурбатов
    Накануне.RU

    Календарь

    Последние новости
    20.10.2019 Ждали конца света. Семья девять лет жила взаперти
    20.10.2019 Сотрудника ямальской школы подозревают в связи с сектой
    19.10.2019 Спецрепортаж о жизни белорусов, которые полгода жили под землей в ожидании конца света
    19.10.2019 Для постояльцев социальной гостиницы прошел урок ЛФК
    19.10.2019 Требуются добровольцы для сбора продуктовых набор для нуждающихся
    19.10.2019 Патриарх Кирилл призвал народ быть с Русской Церковью в ситуации намеренного провоцирования раскола Православия
    18.10.2019 Не пытайтесь обмануть Бога!
    18.10.2019 «Приказано – уничтожить?!»



    Епархиальный реабилитационный центр во имя св. прп. Серафима Саровского