Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » «Повеждь Церкви…»

    [14.03.2011] «Повеждь Церкви…»

             

    В последнее время в Москве в церковной среде широко обсужда­ется вопрос об отношении к деятельности братства «Сретение», возглавляемого священником Георгием Кочетковым. Проблема эта преимущественно решается в ключе каноническом: допустимо ли то или иное искажение, производимое о. Георгием во время богослужения, оправдано ли то или иное отклонение от Православной традиции? Многие высказанные в печати суждения о братстве хотя и верны по сути, но не вскрывают корней духовной болезни, которой одержимы его члены. Как врач, видя сыпь на теле, должен не спешить мазать ее зеленкой, но взять пробу на вирус и исследовать внутренние органы больного, так и оценка внешней деятельности круга людей будет вернее, если удастся заглянуть в него изнутри.

    Члены братства «Сретение», организационно разбитые на «семьи-общины», ведут двойную духовную жизнь. Видимую, или официальную - храмовую; и неофициальную - на домашних собраниях. Первая, как у всех православных людей, включает участие в храмовом богослужении и церковных таинствах. Это часть внешняя, периферийная. Домашние же собрания составляют как бы ядро духовной жизни общинников. Встречи эти имеют свою иерархию по значимости: закрытые «агапы» и «советы», полузакрытые «воскресники» (евангельские, проповеднические и молитвенные) и открытые. Официальным документом, приоткрывающим духовное содержание собраний братства, является статья «Семья-община», опубликованная в журнале «Православная община» (1991. № 1).

    В ней о. Георгий, в частности, пишет: «Целью «вокресников» является восполнение недостающего в современном храмовом богослужении...» Итак, уставное храмовое богослужение объявляется недостаточным и требующим «восполнения». Чем же? Читаем дальше: «Молитва на них, как и на полулитургических [!] агапах, являющихся «литургией после литургии», не должна иметь своего закрепленного чина». На практике это осуществляется следующим образом. Члены общины встают и по очереди обращаются к Богу в вольной харизматической молите - в точности как на протестантских баптистских собраниях. Слова могут быть благодарственные, просительные и любые другие. По времени каждая молитва может длиться от одной-двух фраз до нескольких минут. Уста глаголят свободно, «от избытка сердца». В конце каждого обращения все собрание отвечает «аминь». Другая форма подобных молитвословий - сидя за одним столом, часто с горящей посреди свечой.

    Встречи евангельские включают разбор текста Священного Писания. Проповеднические - две-три проповеди, подготовленные заранее, и несколько по вдохновению. Братья и сестры участвуют на равных. Ведущий всегда один, обычно из числа старших братьев, выбранный «главой семьи».

    Прервем описание внутренней жизни членов братства «Сретение» ради одного вопроса. Каково отношение Святых Отцов к жанру молитвы своими словами? Обратимся к Афонскому Патерику за 4 января, где богомудрый старец Григорий назидает будущего преподобномученика Онуфрия.

    ...Блаженный Онуфрий заключился в церковь, где начал молиться с воплем, изливая пред Сердцеведцем скорбь тоскующей своей души. Григорий, слыша Онуфрия, молящегося с воплем, на сей раз не препятствовал ему явно изливать свою печаль пред Отцем небесным, ибо видел, что его гласная молитва исходила из сердца, согретого Божественною теплотою; и чтобы не смутить молящегося, то уже после, когда блаженный кончил свою молитву, Григорий для предосторожности заметил ему, говоря: - Разве ты не слышал, что сказал Господь в Евангелии: Да не увесть шуйца твоя, что творит десница твоя (Мф. 6, 3)? Для чего это ты тщеславишься и творишь твою молитву гласно? Конечно для того, чтобы тебя все слышали и хвалили. Несчастный! Опять ты пал в гордость и погубил труд свой. Опять ослепила тебя духовная гордость! Блаженный, слыша от старца Григория сии слова, с кротостью отвечал ему: «Согрешил, Отче! Прости меня и помолись за меня Богу, чтобы Он избавил меня от сетей диавольских». Но опытный Григорий, видя глубокое смирение Онуфрии, в душе радовался за него...»

    Спросим и мы вместе со Святым Григорием: «Для чего ты тщеславишься и творишь твою молитву гласно?» Или возомнил, что уже имеешь «сердце, согретое Божественною теплотою», какое было у Святого мученика Онуфрия? Не для того ли Православная традиция избегает вольной молитвы экспромтом, чтобы удержаться нам от тщеславия и театральности? Особенно губительна привычка к подобной молитве для новообращенных, каковых большинство в братстве «Сретение».

    Ужасно то, что ориентир неофитов на молитву своими словами введен о. Георгием как составной элемент его катехизической программы. Оглашаемым предлагается освоение именно этого молитвенного жанра. В духовном отношении это вполне можно уподобить растлению малолетних. Отметим между прочим, что именно незакрепленная чином вольная молитва выступает в настоящее время средством экуменического общения с еретиками. Каноническая же молитва всегда служила средством молитвенного единения Православных. Налицо проблема духовного целомудрия.

    Сродство с инославными проявляется и в самом факте регулярных неиерархических молитвенных собраний по домам, скорее характерных для сектантов разного толка - «семьи» хлыстов, пятидесятников, ложи масонов и т.п. Во всех подобных проявлениях присутствует противопоставление себя официальному вероисповеданию и церковной иерархии. Заметим, справедливости ради, что примеры такого противопоставления в истории были не только сектантские, но и церковные. Вспомним первохристиан, которые «единодушно пребывали во храме», при этом «преломляя по домам хлеб» (Деян. 2,46). Вспомним Православные братства XVI в. в Литве, выступившие как духовная оппозиция униатской иерархии. Однако, вряд ли братство «Сретение» попадает в этот славный ряд...

    Вернемся снова к описанию деятельности братства. В п. 6 о. Георгий пишет: «Регулярно, в среднем один раз в два месяца, лучше всего в воскресенье или на праздники, семья в составе полных своих членов (в нормальном случае всех) собирается на свои закрытые встречи - семейные обеды (агапы), которые являются (трапезами Любви», т.е. «пиром Веры» и «браком Агнца» с Его Невестою Церковью». Вот эти-то «полулитургические агапы» (С. 32) и представляют, по моему убеждению, нарушение отнюдь не каноническое, но догматическое, ставящее участников «трапезы любви» вне Православной Церкви. О. Георгий указывает, что «на этих встречах нежелательно иметь какой-либо закрепленный чин». Однако чин этот, тем не менее, есть и может быть назван:

    1. Совместное пение «Отче наш».
    2. Свободная молитва предстоятеля в течение нескольких минут, завершающаяся возгласом «Христос посреди нас!» и всеобщим ответом «И есть и будет!».
    3. Дробление и причастие каждого присутствующего «единому общинному Хлебу» (Хлеб - с заглавной буквы, см. С. 31).
    4. Причастие виноградному вину (с теплотой) из единой Чаши, сопроовождающееся целованием каждого с каждым, возгласом «Христос посреди нас!» и ответом «И есть и будет!».
    5. Трапеза.
    6. Вторая «молитвенная» Чаша, над которой каждый произносит харизматическую молитву, отпивает, и передает соседу за столом по кругу. Молитвы говорятся преимущественно благодарственные. Эта вторая Чаша - кульминация агапы. Автор этого «незакрепленного чина», о. Георгий Кочетков, учит, что это вполне Православный обряд. При этом он не скрывает, во-первых, сознательного воспроизведения агапой храмового момента Евхаристии на Литургии, и, во-вторых, отнесения истоков агапы к евангельской Тайной Вечери. Это также чересчур напоминает хлебопреломление у баптистов.
    7.  

    Снова прервем описание, дабы лучше осмыслить сказанное. Когда автор настоящей статьи в целях обличения брата между тобою и им одним (Мф. 18,15) показал о. Георгию приведенный выше текст описания агапы и сравнение его с обрядом хлебопреломления у баптистов, ответ прозвучал неожиданный. О. Георгий выразил сожаление о том, что «Православие урезают». Выходит, что православие нечто потеряло и стало ущербным, когда трапезы любви исчезли. И вот он, о. Георгий Кочетков, стремится к восполнению того, что другие «урезают»! Собственно говоря, именно так своеобразно понятая «полнота Православия» движет всем Сретенским братством.

    Условием появления на агапе выставляется обязательное причащение в православном храме. Возникает вопрос, что есть агапа - вторичное причастие в один день Телу и Крови Христа Спасителя, либо игра в Евхаристию? Если первое, то это составляет догматическое противоречие с церковным преданием. Святой Игнатий Богоносец писал: «Старайтесь пользоваться одною Евхаристиею, ибо одна Плоть Господа нашего Иисуса Христа, и одна чаша по единству Крови Его, один жертвенник» (Фил. 4). Если второе - это кощунство. Или, быть может, это «восполнение» Евхаристии, приносимой «о всех и за вся»?.. Кто из Святых дерзал систематически устраивать подобное «восполнение» Христовой полноты Евхаристической Жертвы?

    Последний абзац, приведенный здесь без искажения, также был прочитан о. Георгием Кочетковым и больше всего не понравился ему. «Почему одно из двух [из трех - о. К.] - либо второе причастие, либо игра [либо «восполнение» - о. К.]?» - возмутился он. Но на вопрос: «Так что же?» - ответа дать не смог.

    Такие возгласы, как «Христос посреди нас!» звучат только в алтаре, только между духовенством и только во время Евхаристии. Миряне их никогда даже не слышат. Хотелось бы знать, кто благословил о. Георгия на подобную десакрализацию, да еще в домашних условиях. К слову сказать, агапы по описанному чину о. Георгий проводил еще до своего священнического рукоположения.

    По-видимому, можно признать удачным выражение самого о. Георгия, называющего агапы своего братства встречами «полулитургическими». Этакие полуцерковные-полуеретические полутаинства. Затруднительно говорить о разнообразных обрядах сектантов и еретиков всех времен и народов - но в Православной традиции аналогов кочетковским агапам не видится. Это не агапы первохристиан, включающие в себя Евхаристию с пресуществлением Святых Даров. Это не чин о Панагии, в котором отсутствуют литургические возгласы. Это не просто невинная братская трапеза после литургии, поскольку перед граалем произносят не тосты, но молитвы. Во всяком случае, в святоотеческой традиции появление «агап нового типа резко и неожиданно, как бы из ниоткуда. И это действительно так, ибо порожденные о. Георгием Кочетковым сборища-агапы неправославны. Спасительная сила Церкви заключается в духовном преемстве от Апостолов через Святых Отцов. Грех любого протестантизма, модернизма, обновленчества состоит в том, что это преемство заменяется чем-то иным, причем заведомо худшим. Кочетковские агапы, если отбросить некоторые частности, вполне подобны баптистским собраниям с хлебопреломлением. Но баптистские сборища нецерковны. Копировать их - значит изменять спасительной традиции Церкви. Попытка сидеть на двух стульях или скакать на двух лошадях не удавалась пока никому, не удается она и членам братства «Сретение». Пытаясь быть Православным и одновременно проводить регулярные собрания баптистского типа, братство породило некий оригинальный и невиданный доселе «синтез». Домашние собрания уже не вполне протестантские: все участники их носят крест, исповедуют Никео-Цареградский Символ, крестятся на иконы (если они есть в комнате). Этого у баптистов не встретишь.

    С другой стороны, внутренний ориентир на вольную проповедь и вольную харизматическую молитву приводит к неизбежным попыткам искажения и упрощения православного чина Богослужения в храме. Устав стесняет, давит, мешает. Отсюда в братстве вытекает тенденция к сокращению канонического и насаждению своебытного в богослужении. Она находит выражение и в замене церковного языка обыденным, и в безжалостном кромсании уставного чинопоследования, и в сознательном отказе от иконостаса с Царскими вратами и во многом другом. Однако все это - лишь следствие, обусловленное первопричиной, которая заключается в духовной установке на двойственное благочестие: Православное и баптистское.

    При «синтезе» неизбежно взаимовлияние, оно и имеет место. Канонические 45 и 65 Апостольские правила под угрозой извержения из сана и отлучения от Церкви запрещают молиться с еретиками и ходить в их молитвенные собрания. О. Георгии насаждает нечто иное: еретические формы молитвенного общения к самой Церкви. Неправославное выдает за Православное, и тем прельщает многих.

    Успешное существование братства «Сретение» оказывается возможным из-за того, что главный аспект его деятельности направлен на миссионерство и катехизацию, то есть на работу с людьми нецерковными. Но в том-то и опасность, ведь доверчивые неофиты, искренне думая, что через оглашение попадают в Православную Церковь, оказываются в полусектантском кружке. Это происходит неизбежно, ибо первая агапа (купно со старшими братьями-катехизаторами, носителями «семейной» традиции) проводится по плану оглашения в первый день общего причастия группы «от одной Чаши». Привычка к молитве своими словами, привитая за время оглашения, и примитивизм в богослужении довершают дело. Люди получают ложный ориентир, оказываются прельщенными легким путем. Общение со Святыми подменяется в «семьях» общением друг с другом, что вырабатывает комплекс избранничества и посвященности. Отношение к агапам у членов братства более трепетное, чем к Причастию в храме. Ведь «полные члены Церкви» (термин о. Георгия, см.: п. 3. С. 30) должны причащаться каждый воскресный день, а на агапу способны ходить лишь «один раз в два месяца» (п. 6). Достойные попасть на агапу предварительно поименно обсуждаются на закрытом (как и сама агапа) «семейном совете». Присутствие чужих исключено, конспирация полнейшая.

    Завершая настоящую статью, я осознаю, что восприятие ее, вероятно, будет двояким. Читателей Православных, по-видимому, удивит описанная чуждая форма двойственного благочестия. Читателей, хотя бы отчасти симпатизирующих протестантской традиции, и прежде всего членов братства «Сретение», скорее всего смутит резкая оценка изложенных фактов. Первых могу заверить, что все факты, приведенные нами - либо цитаты самого о. Георгия, либо виденное и пережитое лично автором и подтвержденное согласным суждением бывших участников агап, оставивших братство. Перед вторыми смиренно прошу прощения в том, что искренно считаю описанные агапы устроением антицерковным, а участие в них - грехом. Пусть суд выносит Церковь. О себе же могу признаться, что я ощутил себя присоединившимся к Православной Церкви лишь после того, как, подобно блаженному Августину, порвавшему духовные связи с манихеями, прекратил духовное общение с о. Георгием Кочетковым и его братством, в котором исповедался и слезно покаялся.

    Протоиерей Константин Буфеев
    (Из сборника «Сети "обновленного православия"». М., 1995)

    «Благодатный Огонь»

    Календарь

    Последние новости
    14.09.2019 С 15 по 25 сентября в Новосибирске будет пребывать ковчег с частицей мощей святителя Спиридона Тримифунтского
    12.09.2019 Святой благоверный князь Александр Невский
    11.09.2019 Слово на день усекновения главы Святого Предтечи Господня Иоанна
    11.09.2019 Обращение Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по случаю Дня трезвости
    11.09.2019 Митрополит Никодим возглавил Божественную литургию в храме в честь иконы Божией Матери "Неупиваемая Чаша"
    10.09.2019 Религиозный объект возвела благотворительная организация «Миротворец»
    10.09.2019 Саентология под угрозой признания экстремистской
    09.09.2019 Начала работу благотворительная акция Автопоезда "За духовное возрождение России"



    Трезвое поколение

    Православный миссионерский апологетический центр «Ставрос»