Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресные церковно-приходские занятия
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Почему русские вынуждены бить украинских террористов одной рукой

    [12.05.2022] Почему русские вынуждены бить украинских террористов одной рукой

             

    Сегодня, в разгар спецоперации по денацификации Украины, Русская Православная Церковь – гонимая на Украине – молится о мире и согласии, о здравии и благоденствии, о торжестве света над тьмой. Тем не менее, помимо молитвы, важно понимать причины произошедшего. Какова роль деструктивных сект во внедрении в массовое сознание «евромайданных ценностей»? В чем суть «богословия майдана»? Об этом мы беседуем с руководителем миссионерского отдела Новосибирской епархии, протоиереем Александром Новопашиным.

    Для подавляющего большинства жителей нашей страны события так называемого майдана 2014 года на Украине и последовавшее за ним стремительное крушение всей украинской государственности стали полной неожиданностью. А служители церкви – ожидали, предполагали подобное развитие событий? Может быть, интуитивно что-то предчувствовали?

    Давайте вместе вспомним, как все начиналось. В 2014 году один из наших прихожан поделился со мной своими впечатлениями. Рассказал, что когда впервые увидел по телевизору прыгающих украинских подростков, которые кричали «кто не скачет, тот москаль», то… расхохотался. Настолько это было неестественно, нелепо и даже как будто весело. Понимаете, первая ведь наша реакция была – отрицание, непонимание. Казалось — что за бред, не может быть…

    Но когда они вот так запрыгали по всей Украине, причем не только молодежь, но и вполне взрослые люди, то одним из объяснений происходящего стал диагноз массового психоза. Это вообще серьезный психологический феномен, совсем невеселая вещь.

    А вскоре после этой «веселой кричалки», появилась другая – «москаляку на гиляку» — то есть вешать нас, русских, надо на суку. И это уже было совсем не весело. Или вот еще кричалка: «мы – дети Украины! Пусть Москва лежит в руинах!» . О чем это? Молодняк массово готовили, чтобы убивать инакомыслящих, но прежде всего, конечно, русских, причем независимо от того, разделяют русские их идеи или нет. Просто убивать русских:

    Бий москаля, складайте трупи.
    Ще й кулемет беріть у руки
    І нову ленту заряджай.

    А потом, помните, начались факельные шествия нацистов, акции против преподавания русского языка в школах, потом вообще против русского языка, против русской культуры, против русскоговорящих. А нападки на ветеранов Великой Отечественной войны в День Победы, когда нравственно деградировавшие молодые люди срывали с груди пожилых людей георгиевские ленточки и заставляли их кричать «Слава Украине»?

    В стране пышным цветом расцветал неонацизм. И вы правы, для нас, живущих вне Украины, это стало полной неожиданностью. Нам казалось, что в мае 1945 году наши деды победили нацизм навсегда.

    Тот факт, что на Украине всерьез взялись за восстановление фашизма, стал откровением даже для корреспондентов западных СМИ.

    На тот момент для многих европейцев это было просто непостижимо. Вспоминаю, как в 2018 году репортеры агентства Associated Press побывали в одном из детских лагерей националистов. В их репортаже есть совершенно потрясающие кадры. Среди воспитанников лагеря большинство составляли подростки, но были и дети 8 лет. На съемках запечатлены ночные учения с участием детей, тренировки с боевым оружием, а также занятия по идеологической подготовке.

    Репортеры сняли, как в этом лагере детей учат профессионально убивать. В этом репортаже есть имя инструктора — Юрий Черкашин. Он на камеру говорит, что в живых людей целится не надо, а вот «ДНРовцы, сепаратисты, новороссы, «зеленые человечки», московские оккупанты живыми людьми не считаются, поэтому в них целиться можно и нужно» . Этот репортаж наделал много шума. Для европейцев был шок — как так, на территории Украины, сделавшей «европейский выбор», оказывается, есть не только «мирные протестующие», но и вооруженные нацисты, славящих Гитлера но и лагеря в стиле Гитлерюгенд.

    Репортеры агентства Associated Press и мирные европейцы пережили культурный шок, но для самих-то жителей Украины наличие детских лагерей националистов не было никакой сенсацией! Обучение детей по принципам нацизма велась открыто, с полного одобрения киевских властей. Чаще и больше всего пишут о лагере «Азовец» под Киевом, который был создан при содействии полка «Азов»*.

    Сам «Азов» * возник в 2014 году, после майдана.

    Костяк составили активисты неонацистских организаций «Социал-Национальная Ассамблея» и «Патриот Украины»***. В дальнейшем материалы из лагеря «Азовец» в крупнейших западных СМИ появлялись регулярно — организаторы даже не думали делать тайну из того, что там происходит. Например, в репортаже Associated Press 2017 года сообщалось, что инструктора объясняют детям — впереди у них возврат Крыма и захват Кубани. «Какой у нас девиз? Мы — дети Украины! Пусть Москва лежит в руинах, нам на это начхать! Мы завоюем весь мир! Смерть, смерть москалям!», — скандировали дети в возрасте от 8 до 10 лет.

    И это система. Поначалу такие случаи становились предметом общественного внимания. Так, 8 ноября 2018 года директор Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский на своей странице в соцсети сообщил: «В киевской гимназии №315 прошёл урок воинской доблести. Образцом доблести стало нацистское формирование — дивизия СС** Галиция. Лекцию о «славных» эсэсовцах детям прочёл представитель сообщества Ukrainian Military Honor, которое занимается восхвалением украинцев, служивших в нацистских подразделениях. Это новейший тренд для школ, когда доблести и мужеству учат на примерах коллаборации, службы в СС** шуцманшафте, вспомогательной полиции и борьбы с мирным населением».

    «За прошедший период спецоперации на Украине попадалось немало сообщений о том, что в рядах неоязыческого карательного полка «азовцев*» были замечены дети, находили подростков, погибших с оружием в руках, а на руках наколки нацистского ордена «Центурия». Детский дом, откуда предположительно «азовцы*» подчерпнули часть рекрутов назывался «Пилигрим». А вот тут самое интересное. Руководителем детского дома «Пилигрим», являлся Геннадий Мохненко, сам себя он называет приемным отцом детей и пастором пятидесятником.

    Анатолий Шарий, украинский политический деятель, журналист, видеоблогер, бизнесмен, председатель политической партии «Партия Шария», основатель интернет-издания «Шарий.net», снял об этом жутком детском доме и самом Мохненко немало сюжетов. Если поискать по ключевым словам «Шарий Мохненко», то найдёте немало интересного об этом безумном выродке. Так, именно Мохненко основал в Мариуполе «Церковь добрых перемен», став ее пастором. Сегодня Мохненко является «епископом» пятидесятнической Церкви Божией Украины. Например, он заставлял детей голодать, рыть окопы и всячески насаждал ненависть к русским. В 2015 году журналист телеканала Russia Today Алена Семикина получила премию открытого творческого конкурса «Страна» за фильм о Мохненко под названием «Один за всех». Приз был вручен в номинации «Эра милосердия». К этому времени Мохненко во всеуслышание заявлял о намерении … убить Владимира Путина. Вы можете представить себе сейчас, чтобы в России воспитанием детей занимался человек, призывающий убить Зеленского, Байдена или лидеров других государств? Так что неудивительно, что сатанист Мохненко (а как его после всей бесовщины назвать?) сошёлся с нацистами и язычниками из « Азова»*. В результате детские жизни были отравлены бесчеловечной идеологией, а их маленькие жизни брошены в пасть молоха…

    Но ведь неонацизм и сатанизм не были исторически присущи Украине.

    Тем не менее всё начиналось не на пустом месте. Неонацистские идеи на Украине, в первую очередь, Западной Украине витали в воздухе давно. Немало людей было пропитано ими, но в целом, открыто пропагандировать неонацистскую идеологию – время не пришло. Но нарыв назревал. Неонацизм горячо и открыто насаждали новоиспеченные нацисты, которых украинские власти отнюдь не запрещали, не приструнивали, а напротив, даже поощряли. Неонацизм восхваляли и неоязычники, но по-своему, через свою деструктивную идеологию. Несколько лет назад на Украине появилась секта Misanthropic pision, их лозунг: «Убивать за Вотана». Позже — схожее по идеологии экстремистское движение «Маньяки. Культ убийц» (в отношении членов М.К.У. в России расследуются уголовные дела). По сути, на Украине мы имеем дело с созданием религии ненависти.

    Как исследователь деструктивных культов, как сектовед, могу утверждать, что немалая заслуга в победе Евромайдана, несомненно, принадлежала деструктивным псевдорелигиозным сектам, адепты которых активно помогали протестующим, участвовали в акциях, разносили сухие пайки, листовки, воду. В первую очередь, здесь особо постарались неопятидесятники.

    На первый взгляд, банальная массовка.

    — С одной стороны, все так — западным кураторам проекта нужна была хорошая и послушная массовка. Но не только. Участие в оранжевой революции неопятидесятнических, или неохаризматических, организаций щедро спонсировалось из-за рубежа. Западные спецы тренировали неопятидесятнических миссионеров в «библейских школах» на территории Украины. Постоянно звучали уверения в том, что их дальнейшая миссионерская проповедь на территории России будет способствовать единению с братьями во Христе, которые поддерживают «евромайданные ценности», «богословие майдана».

    Цель такой миссии – максимальное вовлечение россиян в украинские религиозные движения, переформатирование сознания россиян и так далее. Инструкторы учили «миссионеров» конспиративной работе и организации «спящих ячеек» на «территории противника». Да-да, на территории России. Потому что, по большому счету, все это затевалось не для того, чтобы сменить режим на Украине, вернее не только для этого. Государственность Украины, будущее украинцев заботят США и их западноевропейских сателлитов постольку поскольку. Украина им нужна как территория, откуда будет удобно атаковать Донбасс. А затем и нашу страну. Не зря же появилась горькая поговорка о том, что США будут воевать с Россией до последнего украинца. И как страшный сон воспринимаются слова Сороса, сказанные им в 2015 году в интервью одному из немецких изданий, что судьба украинцев никого не волнует, кроме России, которая все еще считает украинцев «своими». Хотя от последних все чаще можно было услышать: «Москаль мне не земляк».

    Но ведь это утверждение противоречит множеству личных, культурных неформальных связей, которые издавна нас объединяют.

    Украинский народ понимал, что его толкают в пропасть, пробовал сопротивляться, возмущаться, однако поднявшие голову украинские нацисты буквально затравили население. И тогда те, кто был недоволен действующей властью, просто-напросто решили не высовываться, чтобы не было хуже. Ведь от неонацистов можно ожидать чего угодно: сразу пристрелят, а могут и сжечь живьем. Как это уже было в Одессе, в доме профсоюзов. Помните?

    С другой стороны, на Украине была запущена мощная пропагандистская машина, в первую очередь, направленная на молодежь. Неонацисты беспредельно возвеличивали «великую украинскую нацию», а русских представляли несовершенными, убогими, такими нелюдями, отбросом – ну прямо в духе нацизма. Не обошлось и без психотехник, используемых для манипуляции сознанием масс, для создания «управляемого хаоса», «роевого мышления», «умной толпы». В этом деле весьма преуспели американцы, у которых за плечами имеется большой опыт подготовки и проведения «цветных революций» в мире. Этот опыт очень пригодился им для информационной войны на Украине.

    Все государственные средства массовой информации, многие интернет-каналы были вовлечены в этот процесс, при этом, конечно, особое внимание уделялось работе в социальных сетях. Интернет представлял и представляет до сих пор повышенный интерес у разного рода манипуляторов и вербовщиков в неонацистские, экстремистские, псевдорелигиозные группы, которых развелось на Украине донельзя много.

    Одновременно активно переписывалась история.

    Украинские школьники заучивали наизусть, что Россия – давний враг Украины, украинские учебники и украинские учителя самым наглым образом перевирали значение тех или иных исторических событий, к примеру, о «советской оккупации Украины». Русская и советская классика ни во что не ставилась, воины-освободители, среди которых было множество украинцев, объявлялись врагами. Героизировались террористы, военные преступники и палачи: Степан Бандера, Роман Шухевич, Симон Петлюра, Евгений Коновалец.

    Чтобы еще больше отделить украинцев от русских, национальный язык украинцев начали перекраивать, вносить в него грубые изменения – чтобы в нем не было ничего, что могло хотя бы отчасти напомнить русский язык. А ведь язык во многом определяет национальную идентичность народа. Множественное нарушение языковых норм неизбежно влечет за собой тяжелые последствия для народа, поскольку изменяет его национальное самосознание. Не это ли мы видим сегодня в лице молодого поколения Украины? Ну хорошо, это дети, их так воспитали. А взрослые?.. Со взрослыми было еще легче, их заставили забыть самих себя.

    Такая работа одновременно велась и в России.

    — Безусловно, ведь работая с населением Украины, западные спецслужбы понимали, что аналогичная работа должна проводиться и на «вражеской территории», то есть у нас в стране. Я уже говорил выше, что в России со времен Евромайдана создаются неопятидесятнические «спящие ячейки», которые не работают открыто, но прикрываясь вывеской какой-нибудь общественной или религиозной организации, изучают обстановку, накапливают нужную информацию, используя социальные сети, наводят мосты с интересующими их группами, прежде всего, неохаризматическими церквями, которых у нас немало.

    Но когда затаившимся миссионерам прикажут, они мгновенно организуют сбор людей (сектантов-неопятидесятников) для поддержки или проведения незаконного мероприятия – митинга, демонстрации, акции неповиновения и прочее. Как на Майдане сектантские пасторы говорили о «пробуждении» Украины и ее «особом» пути, так и приезжающие в Россию иностранные миссионеры пророчествуют «новое пробуждение» России. Так было в 2014 году на Евромайдане. Так будет и у нас. Силовые структуры отмечают, что заезжие проповедники выступают на грани призывов к свержению государственной власти, т.е. настраивают своих адептов против правительства Российской Федерации, собирают деньги на войну с «сепаратистами», либо пытаются вовлечь в незаконные вооруженные формирования и ищут среди последователей, сторонников, которые готовы выезжать в «зону АТО».

    Собственно, по такому же типу работают штабы Навального, деятельность которых признана в России экстремистской.

    Риторика штабов Навального может разниться с риторикой неонацистских, неоязыческих групп, но цель у них одна – устроить беспорядки на улицах и в умах россиян, переформатировать сознание россиян, расшатать политические устои, способствовать созданию ситуации, предрасполагающей к смене власти.

    Такие акции особенно привлекают определенную часть молодежи. На нее, на эту часть, и ориентируются в своей работе вербовщики. Если говорить в общем, то у молодых людей отсутствует жизненный опыт, и они склонны к крайним формам протеста. Мы называем это проблемами подросткового возраста. Но среди них выделяется особая категория, которая легко поддается внушению и быстро ведётся на призывы экстремистов. Особенно если их предупредить, что за это не придется отвечать – «они же дети!»

    Вообще процент внушаемых людей достаточно высок в любом обществе.

    Считается, что до 70 процентов населения — умеренно внушаемое, еще 10 процентов «страдает» повышенной внушаемостью. Вот с ними-то, этими 10 процентами, вербовщикам особенно хорошо работается. И еще: доказано, что более внушаемы малообразованные люди, а также те, кто не способен к анализу, лишен критического мышления. Но при этом нельзя забывать об эффекте толпы. Если в нее попадает нормальный, адекватный человек, то вероятность, что он начнет вести себя так же, как и все, повышается в разы.

    Я был знаком с ныне почившим Игорем Юрьевичем Сундиевым, главным научным сотрудником ВНИИ МВД России, криминалистом, доктором философских наук. Переписывался с ним. Игорь Юрьевич был большим экспертом в области противодействия экстремистской и террористической деятельности и в сфере информационной безопасности. Он говорил, что, например, Навальный сам по себе ничего собой не представляет. Но он является частью хорошо спланированного проекта, в реализации которого весьма заинтересованы западные разработчики. Таких проектов в России реализуется много, и денег на них выделяется сполна. Одна из их целей, как мы уже знаем, – влиять на сознание людей, не способных к аналитическому мышлению.

    Таких людей с каждым годом становится всё больше.

    Игорь Юрьевич называл это явление психологической катастрофой, которая предполагает – как само собой разумеющееся – рост экстремистской активности в стране. Большой проблемой являются интернет, информационные сети, которые очень умело используют в своей работе экстремисты. На этой позиции мы им существенно уступаем. А ведь специалисты, преимущественно западные, еще в конце прошлого века предупреждали, что экстремистские группы обязательно начнут использовать глобальную сеть в своих целях – на полную катушку. И уже в начале века, по мнению профессора коммуникаций Хайфского университета Габриэля Вейманна, на 1,5 миллиарда пользователей сети «Интернет» приходилось 4896 активных террористических сайтов. А сколько таких сайтов сейчас?

    И что вы предлагаете в качестве ответной меры?

    сложившейся ситуации необходимо было повысить и нашу активность по разъяснению населению и, прежде всего, молодежи, сути вопроса «что происходит и кому это выгодно». По благословению митрополита Новосибирского и Бердского Никодима мы проводим беседы с учащимися средних образовательных учреждений, профессиональных училищ, вузов. Такие беседы проводились и раньше, но если раньше мы преимущественно говорили об экстремистской деятельности тоталитарных организаций – деструктивных псевдорелигиозных образований, неоязыческих групп – то в настоящее время уделяем внимание и другим экстремистским сообществам, таким, например, как штабы Навального. Ежемесячно я, как руководитель миссионерского отдела Новосибирской епархии и мои помощники, проводим десятки встреч с молодежью. Кто-то может подумать, что на этих встречах говорю я один, а молодые люди лишь мечтают о том, чтобы поскорее всё закончилось.

    Свою задачу я вижу в том, чтобы не только предоставлять достоверную информацию (это можно назвать информационным противодействием), но и чтобы заставить думать, научить критически оценивать ситуацию, отделять зерна от плевел. Встречи проходят в форме беседы. Мне задают много вопросов, характер которых позволяет судить о том, что идеи Навального все-таки оставили свой отпечаток в их умах. Но не глубокий. Поэтому они не просто спорят, но много спрашивают, они действительно хотят разобраться в этом. И мне интересны такие встречи. Я вижу, что такие труды не напрасны, мои слова не уходят в пустоту, что они находят отклик в сердцах юношей и девушек. Это подтверждают и педагоги, присутствующие на наших беседах. Признают, что из этих бесед и сами многое почерпнули для себя, просят проводить такие встречи чаще.

    Главный или один из главных вопросов — о спецоперации на Украине, не так ли?

    Да, это так. Мало кто из нас обратил внимание на такой факт, что еще в начале года украинские войска начали особенно активно скапливаться у границ ЛНР и ДНР. Хотя в течение восьми лет Украина не предпринимала крупномасштабных наступлений на территорию народных республик, однако все это время варварски обстреливала населенные пункты, гибли старики, женщины, дети. В том, что на этот раз Украина введет войска в Донбасс, ни у кого не было сомнений. В том числе ни у кого не возникало никаких сомнений на счет бесчинств в отношении мирного населения, которые учинят завоеватели – прежде всего, экстремисты из национальных батальонов – на Донбасской земле. И тогда Россия предприняла контрмеры по спасению Донбасса от захватчиков. Целью этих контрмер, по словам В.В. Путина, является защита людей, на протяжении многих лет подвергающихся геноциду со стороны Киева.

    24 февраля наша страна официально начала специальную военную операцию по демилитаризации и денацификации Украины – или, отставив в сторону специальные термины, операцию по разоружению воинствующей стороны и очищению её от неонацистской идеологии. В ходе операции стало совершенно ясно, что могло бы ждать жителей Донбасса, если бы не Россия.

    Операция показала, что украинские войска совершенно не считаются даже со своим мирным населением, грабят, мародерствуют, прикрываются мирными людьми, как щитом, во время боевых действий. Украинские военные не просто расстреливают российских пленных, они их зверски пытают, простреливают ноги, забивают насмерть прикладами, перерезают горло. И глядя на это, начинаешь отчетливо понимать, насколько необходима была специальная военная операция по демилитаризации и денацификации Украины. Российский народ поддержал своего президента. Рейтинг В.В. Путина начал расти с первого дня операции, и этот рост продолжается. На сегодняшний день он превышает 80 процентов.

    Но громче всего слышно тех, кому «стыдно быть русскими».

    Это не только недалекие люди или те, кто по-шариковски заявляет: «Да не согласен я». Среди несогласных немало тех, кто в результате специальной военной операции и последующих за ней очередных санкций потерял свой бизнес или понес или неминуемо понесет существенные убытки («а где сокровище ваше, там и сердце ваше», говорит Господь); люди, у которых на Украине живут родители, дети, друзья (они элементарно боятся за их жизни); всевозможные «пацифисты» (добрая половина из которых, как кто-то точно подметил, «до такой степени пацифисты, что болеют за победу Киева»).

    «Какая же это спецоперация, это же настоящая война», такие обвинения звучат.

    Да нет же, это не война. Это именно «военная операция». Хотя лично я, возможно, назвал бы ее антитеррористической операцией. Потому что киевский режим является несомненно террористическим. Террористическим во всех отношениях, но особенно в отношении украинского народа, и военная спецоперация направлена на полное искоренение такого режима. Наши войска ликвидируют многочисленные террористические формирования на Донбассе и Украине, поддерживаемые украинской властью. При этом делается все возможное и невозможное, чтобы мирное население не пострадало.

    На самом деле это требует титанических усилий, поскольку военные силы Украины прячутся за спинами мирных людей, они в этом изрядно поднаторели. В связи с этим один иностранный журналист-аналитик, имеющий опыт работы в горячих точках, сказал, что русские вынуждены бить террористов одной рукой – другая у них связана за спиной, чтобы случайно не задеть мирных.

    Но достоверных данных о настроениях украинских граждан нет.

    Одни сердечно благодарны российским воинам за освобождение Украины, но есть и те, кто не смотря на все преступления киевского режима все равно воспринимает Россию как агрессора – «они вторглись на территорию моей страны». Как правило, недовольство проявляет и та часть украинского населения, которая пристроилась к власти и живёт по принципам «моя хата с краю» и «после нас хоть потоп».

    Одновременно мы видим, как в мире распространяются русофобские настроения, источником которых являются правительства государств, подписавших санкции против России, а также украинцы, бежавшие из своей страны. Они агрессивны, исполнены лютой ненависти ко всему русскому. Образумить их невозможно. Таких даже время не лечит.

    Несомненно, всё это – от нападения на русских, проживающих за рубежом, до убийства украинскими военными своих же мирных людей, чтобы обвинить в этом русских, и зверств в отношении наших пленных – наполняет российский народ духом благородного негодования.

    Но при этом ни в коем случае нельзя проецировать этот гнев на мирное население Украины, потому что украинцы – это тоже жертва неонацистского режима, который самым изуверским образом извратил их память, их сознание, их душу. Люди, у которых на Украине живут близкие, рассказывали мне, что те не отвечают на звонки или сразу прерывают разговор. Их нельзя за это винить. Не все считают нас врагами. Многие напуганы, растеряны, не знают, что говорить, наконец, просто боятся, ведь телефонный разговор с россиянами, если его подслушают неонацисты, может очень сильно навредить им и их семье.

    Потери среди мирного населения огромные, более того, украинские военные используют мирных людей используют в качестве живого щита… Можно ли сохранить спокойствие в такой ситуации?

    Нам необходимо проявлять рассудительность, трезвомыслие, чтобы не уподобиться украинским террористам, захлебывающимся злобой ко всем, кто не поддерживает их идеи. Нельзя пихать всех в один мешок, нельзя допустить, чтобы линия фронта пролегла между нашими народами, проходила через наши семьи и наши сердца. Межнациональная рознь совершенно недопустима. Она разрушает государства, уничтожает целые народы.

    Вот об этом сейчас тоже приходиться много говорить. Чтобы, люди, читающие пропитанные ненавистью материалы о «войне с Украиной», о «преступном режиме Путина», о «русских, которые хуже фашистов», все же «включали мозги», не шли на поводу экстремистов, которые всё это пишут, чтобы запутать людей, затуманить их разум, заполнить человеческое сердце ненавистью. А ненависть – это одно из проявлений одержимостью бесами. Ненависть противостоит любви. Я всегда говорил и говорю сейчас: нацизм, или неонацизм, сродни сатанизму. Больше того, это и есть сатанизм.

    По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, в храмах на каждом богослужении возносятся молитвы об умножении любви и искоренении ненависти. Мы молимся о мире и согласии, о здравии и благоденствии, о торжестве света над тьмой, под которой я лично вижу победу русского оружия. Молюсь о нашем христолюбивом воинстве и нашем Президенте.

    Понятно, что мир восстановится не сразу, нам придется много потрудиться на этом поприще. И даже когда с украинскими нацистами будет покончено, впереди предстоит еще много дел. Безусловно, требуется духовно-нравственное осмысление всех этих событий. Здесь важное место занимает духовное, религиозное просвещение, ибо пропагандисты террора и фашизма насаждают свою идеологию, искусно манипулируя религиозной безграмотностью людей, в том числе, конечно, молодежи. Но мы не боимся трудов во славу нашего государства, во славу нашего народа, во славу Русского мира.

    Яна Янушкевич
    SM.news

    * «Азов» признан экстремисткой организацией и запрещен в Российской федерации, запрещен в России
    ** Дивизии СС причастны к карательным акциям и массовым убийствам мирного населения во время Великой Отечественной войны. Организация запрещена в России
    *** «Социал-национальная ассамблея» — украинская неонацистская расистская политическая организация вокруг ультраправой группы «Патриот Украины». Организация запрещена в России

    Календарь

    Последние новости
    29.11.2022 Следуй за Мной!
    28.11.2022 Начинается рождественский пост
    27.11.2022 Проповедь протоиерея Александра Новопашина в Неделю 24-я по Пятидесятнице
    26.11.2022 Святитель Иоанн Златоуст: Противоестественные вожделения — самый тяжелый грех
    25.11.2022 В Барнаульском юридическом институте МВД России провел лекцию митрофорный протоиерей Александр Новопашин
    24.11.2022 Атака на русское Православие переходит в финальную стадию
    23.11.2022 Верховный маг-многоженец прячет девушку в Новосибирске
    22.11.2022 Тайна скорого послушания

    Реабилитационный центр



    Образование и Православие