[22.07.2020] Люди-зомби, сжигание паспортов и «дорога смерти»: тайная жизнь Среднеуральского монастыря

         


Жизнь в монастыре превращает жизнерадостных людей в зомби
Фото: Виталий Калистратов / E1.RU

Среднеуральский женский монастырь, основателем которого является скандальный схимонах Сергий (Романов), скрывает много тайн. В нем незаконно постриженные монахи, послушники, которых неведомой силой успешно уговаривают бросить мир, а за провинность отправляют трудиться в дальних скитах в адских условиях. Мы поговорили с Сергеем, который пять лет прожил по соседству, в Иоанно-Богословском скиту. На протяжении всего этого времени он трудился на благость обители отца Сергия. В разговоре с E1.RU он рассказал, как жизнь в монастыре ломает людей и превращает их в зомби, а сам схимонах правдами и неправдами старается оставить молодежь подле себя. Публикуем рассказ молодого человека, которому удалось вырваться из обители.


Сначала была благость

Я давно верующий, еще паломником приезжал на стройку монастыря на Ганиной Яме с родителями. Помню, как тогда строитель монастыря отец Сергий устраивал в лесу коленопреклоненные молебны. Тогда его звали отцом Николаем, хотя статус такой ещё не имел, он был послушником. И вместе со всеми я молился в этом лесу, думал, что так и надо. А тут еще и родители прожужжали, что отец Сергий такой замечательный.

Раньше у меня был ресторанный бизнес, был новенький Volkswagen Passat, но все это надоело, у меня случилась апатия. Знакомая посоветовала поехать к батюшке — это было время Великого поста. Я приехал, смотрю — старец в непонятной одежде, в схиме, понимаю это отец Сергий, который за 15 лет с Ганиной ямы сильно постарел. Но он меня вспомнил, предложил остаться у него на три дня, встретить пасху. Я согласился.

Я отдыхал, меня окружили любовью и заботой, все вокруг делали так, чтобы у меня всё было хорошо. Через три дня подхожу к отцу Сергию и говорю: мне надо ехать. А он ответил, что я еще не отдохнул и нужно остаться еще на недельку. Я объяснил, что сделаю звонок, а он: не надо никому звонить, вообще выброси телефон. Но я его просто выключил и остался там еще на неделю.

Потом он мне говорит: зачем ты поедешь в мир-то погибать?

«На тот момент я был почти женатым, до свадьбы оставалось три месяца. Он предложил постричь меня в монахи, чтобы я стал у него священником»

бывший послушник Сергей

Это было неожиданно. Но сейчас я не помню даже, почему остался, на что клюнул, все затмило в голове. Через некоторое время я уже звоню потенциальной супруге и говорю: хочу в монастырь. После этого она с семьей несколько раз приезжала в монастырь, упрашивала не уходить, но я возражал, говорил им забирать машину, мне ничего не нужно. Мне хотелось тишины и спокойствия. Мои родители были в шоке, конечно. Но они были верующие и знали отца Сергия, поэтому приняли мое решение.

И я остался на пять лет.


Фото: Максим Воробьев / E1.RU


С Богом и без документов

В монахи постригаться я не решил, да и какое мне монашество? Я еще не отошел от мирской жизни: вчера ходил в McDonald’s. Уверен, чтобы стать монахом, нужно строго к себе относиться, быть этого достойным. Но в Среднеуральском монастыре все по-другому. Когда новый человек приходит в обитель, для него духовная жизнь — как попадание в рай. Все добрые, кругом любовь, счастье.

«Эта эйфория настолько захватывает человека, что он теряет связь с реальностью, а потом отец Сергий ему просто навязывает монашество»

бывший послушник Сергей

Увозит его на дальние скиты и там тайно постригает без благословения митрополита Кирилла. У большинства новых монахов и монахинь нет документов, они все неофициально пострижены.

Когда я уже жил в монастыре, ко мне приехал друг. Мы пошли на молебен, где отец Сергий изгонял бесов. Все орали, визжали и матерились. Для меня, чтоб кто-то ругался матом в церкви, — Господи, помилуй! А они еще кричат, качаются, дёргаются. У меня волосы дыбом! Друг мне говорит:

— Да ты что, не видишь, что это все постановка? Они не бесноватые, они сумасшедшие! Они тронулись умом, сами себе придумали, что у них бесы. А им еще рассказали, что их родственники ломали кресты на церквях, рушили храмы и Ленина рисовали. — Я не мог поверить его словам. — Это просто самодеятельная режиссура, на ходу придумывают, — объяснил друг.

Несмотря на слова приятеля, я все-таки остался, был послушником, работал на стройке, в коровнике. И вот тогда уже начались эти антиправительственные проповеди. Это был конец 2015 года. Я, конечно, на многое закрывал глаза, но однажды был случай, который меня смутил. Тогда я понял влияние отца Сергия на людей. Было очередное богослужение, все стояли в кругу, он подходил близко и говорил прямо в лицо. Естественно, человек впадает в ступор, когда тот зыркает черными глазами. Тогда я думал, что это нейролингвистическое программирование, но вряд ли ему дано это. Он уже не в том возрасте, чтобы учить такое.


Фото: Максим Воробьев / E1.RU


Как люди превращаются в зомби

В последние годы моего пребывания в монастыре я начал замечать, что люди там просто-напросто зомбируются. Но на это влияет не сам отец Сергий, а режим, который превращает нормальных людей в овощи. Человек там настолько привыкает к монотонному существованию, что любое новое явление для него чуждо, и он от него отгораживается. Незадолго до ухода из обители я общался с местными и говорил: ребята, вы верите не в Бога, а в отца Сергия! Но люди сразу начинали отпираться.

Самое страшное, я видел, как люди сходят с ума. Приходит в монастырь нормальный человек, а потом просто превращается в другого. И не сказать, что это православие так действует. Православие-то — это про радость. В Евангелие порядка 360 раз упоминается слово «радуйтесь».

«Люди приходят в обитель и потихонечку превращаются в зомби»

бывший послушник Сергей

Раз пришел человек, был он замечательный, учился в театральном. Через какое-то время смотрю, он уходит в себя глубоко и у него просто сносит башню. Я спрашиваю его, что с тобой происходит? А он: не мешай мне, надо молиться, давай, говорит, меньше разговаривать, надо больше молиться. Да, он ходит на службы, исповедуется, работает, никому ничего против не говорит. Но никакой радости у человека в глазах.

Во многих моментах они ставили схиигумена выше Бога. В монастыре, да и вообще в жизни верующего человека есть такая штука: когда грешишь, то боишься, что за это накажет Бог. А в монастыре ты боялся, что о твоих проступках узнает отец Сергий. При этом грешить не перестаешь. Я видел, как монахи скрываются по кустам и пьют «Тройной» одеколон.


Фото: Максим Воробьев / E1.RU


«Дорога смерти»

Больше всего жалко, конечно, тех 20–25-летних парней и девчонок, которые там остаются. У многих есть высшее образование, у некоторых неоконченное. Им вот-вот немного — и получить бы диплом, но отец Сергий их уговаривает остаться, мол, бросай все, уходи, зачем тебе диплом, все эти бумажки, в монашестве тебе никакие дипломы не нужны.

Есть там, например, паренек Никита, который взялся охранять монастырь. В обитель приехал с Севера. Отец его тоже приезжал. Паренек бросил университет и ушел послушником к отцу Сергию. Потом приехал его папа, трудился на стройке, а затем запил. И как-то ночью он пошел в шашлычку через дорогу от монастыря догоняться, и его насмерть сбила машина. Схиигумен решил, что отца Никиты похоронят в монастыре. Так и случилось. И это все, лишь бы парень не уехал на родину.

«Путь до той шашлычки назвали "дорогой смерти"»

бывший послушник Сергей

По разговорам, которые ходили в обители, на той дороге трех или четырех людей из монастыря сбили насмерть. Сейчас не знаю, есть ли такая практика, но при мне туда постоянно бегали и монахи, и послушники, и трудники.

А что касается молодежи, есть у отца Сергия такая тенденция — постригать в монахов только молодых. Когда человек постригается, он даёт обещание не убегать из монастыря до конца своих дней, до гробовой доски оставаться там, быть верным и послушным слугой Господу Богу. Отныне он не может с кем-либо спать, флиртовать, полностью уходит от половых связей. Вот отец Сергий и постригает молодых на скорую руку, чтобы те не убежали.

Когда в монастырь переезжали люди, у многих из них забирали паспорта. Однажды видел, как загранпаспорт использовали для растопки. Им просто печку топили! И никого это не смущало. Непонятно только, как сам отец Сергий несколько раз в год в Москву летал без документов, раз он против всех этих бумаг. Он же не просто перекрестил самолет — и тот летел.


Фото: Максим Воробьев / E1.RU


Куда попадают те, кому не удалось сбежать

Те, кому удалось оттуда уйти, сейчас не жалеют о своем выборе. Причём уходят многие. У отца Сергия одна монашка работала водителем, у него тогда была Toyota Corolla. Девушка прожила в монастыре около десяти лет и уже входила в узкий круг приближенных к схиигумену. Но ей удалось сбежать. Потом она открыла фитнес-центр где-то в Екатеринбурге. Плюнула, собралась и уехала.

Была девочка, которая училась в театральном. В монастыре она осталась после того, как ее обработал отец Сергий. За десять лет существования монастыря там организовался хор, эта девочка научила монашек и послушниц красиво петь. И тоже в какой-то прекрасный момент она сбежала. Сейчас работает в Москве в театре.

Еще одна девушка приехала из Германии. Через какое-то время сбежала из Среднеуральского монастыря. Сейчас она где-то на юге России, в другой обители. Она ушла от отца Сергия, но монашество не бросила.

«Как только человек приходит к батюшке и говорит, мол, я поеду домой, он тут же решает увезти человека в скит, в тайгу, чтобы он не сбежал»

бывший послушник Сергей

А оттуда нормальными дорогами не выбраться. А он приговаривает: съезди, отдохни. А там с утра до ночи по 400 кубов дров надо переколоть. Зимой там очень холодно, а летом жара, как в аду. Такая вот исправительно-трудовая колония.


Неважно, как тебя зовут

В скиты, что в Алапаевском районе, послушников отправляли еще и за провинности. Но в последнее время у отца Сергия была тенденция их сразу высылать. Если раньше он парней отправлял в Иоанно-Богословский скит и уже там постригали в монашество, то с недавних пор он сразу, что называется, не отходя от кассы, грузил молодых в машины и отправлял в тайгу. Человек порой сам не знает, куда и зачем он едет. А из той деревни единственный выход — на машине. Пешком зимой никуда не уйдешь, потому что холодно и далеко. А летом — потому что кругом зверье и лес.

Когда приезжаешь в Новоселово (один из скитов Среднеуральского монастыря. — Прим. ред.), с тобой там никто не разговаривает. Однажды и меня туда увезли. Я приехал и чуть с ума не сошел. Я знал людей, которые там были, они все через монастырь прошли. С некоторыми мы раньше общались. У меня тогда сильно болел зуб, и я попытался расспросить местных, где и что в этой деревне можно найти. Я спросил четырех человек, и только пятый мне ответил. Все остальные были замкнуты в себе и ничего не говорили.


Фото: Максим Воробьев / E1.RU

У этого пятого спрашиваю, что тут происходит, почему вы не разговариваете? А он ответил, что в этом нет смысла, мы пришли сюда молиться. Но если в православии же сказано «возлюби ближнего своего», то как они могут любить Бога, если друг друга не любят? Я продолжил его расспрашивать: вы знаете, как друг друга-то зовут? А он мне: да это вообще необязательно.


Призывая на ночь бесов

В Среднеуральском монастыре бок о бок в одной комнате могут спать бывшие уголовники и психологически неуравновешенные люди. И ты просто не знаешь, от кого чего ожидать. Как правило, все обходилось миром. А раз в Иоанно-Богословский скит приехали к отцу Сергию люди, признавшие себя бесноватыми, и пара братьев-амбалов. Вечером после всех дневных мероприятий братья шумно разговаривали о бесах. И их мужики предупреждали, мол, зачем разговариваете о них на ночь глядя, зачем их призываете? Им говорили, не трогайте эту тему, лучше замолчите и ложитесь спать. Но они продолжали и продолжали. В результате люди, которые считали себя бесноватыми, чуть ли не душили братьев.

Большая же часть насельников в монастыре — это просто бомжи. Люди, которые где-то бродили, нигде не устроились и остались в обители. Многие в монастырь приходят жить не потому, что они уверовали в Бога, а потому что у них социальные проблемы.

«Негде жить — пойду в монастырь, буду трудиться, а там накормят, напоят, в бане дадут помыться»

бывший послушник Сергей

Рассказ послушника Сергея, который пять лет прожил рядом с отцом Сергием, оказался большим и информативным. Продолжение читайте в ближайшее время.

Iriney.ru