[04.07.2019] «Опыт организации епархиальной антисектантской работы в г. Москва – наблюдения миссионера»

         

Доклад, прочитанный на VII Международной миссионерской конференции движения Ставрос «Миссия Церкви в XXI в.» 20 июня 2019 г.

Всечестные отцы, братья и сёстры. Приветствую вас!

Меня зовут Кирилл, и я являюсь сотрудником Центра священномученика Иринея Лионского, уже почти два года. Обучаюсь на четвёртом курсе ПСТГУ.

В марте месяце этого года меня назначили ответственным за антисектантскую работу в Успенском благочинии Северо-Западного викариатства города Москвы при Комиссии по реабилитации лиц отпавших от Православия. Приведу основные данные о самой комиссии:

Образована Комиссия распоряжением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла от 12 марта 2018 года. Координирует работу приходов столицы с людьми пострадавшими от нетрадиционных религий.

Задача Комиссии ― повысить уровень апологетических знаний прихожан, противостоять сектантским и неоязыческим заблуждениям в нецерковной среде, выводить адептов из сект и возвращать их в лоно Православной Церкви.

Председатель Комиссии — протоиерей Роман Марков.

Заместитель председателя Комиссии — Роман Конь.

(https://svetfavora-komissiya.ru/)

В своём докладе я обозначу некоторые замеченные мной проблемы, непосредственно связанные с организацией антисектантской работы при Комиссии.

В конце доклада я напомню о предложенном некоторое время назад белорусским сектоведом В. Мартиновичем возможном создании рабочей площадки для решения перечисленных мной проблем, равно как и об основании, на котором можно начать совместную деятельность.

Итак, для начала, сами проблемы:

1. И быть может самая болезненная и неоднозначная: отсутствие финансирования. Это сразу же сказывается на работе – её фактически нет. Работать просто невозможно. Ведь и распечатка необходимых материалов, и работа по их подготовке, и поездки для общения с миссионерами на местах, и повышение квалификации, и походы в секту, всё это требует финансовых и временных затрат. Что могут сделать люди, уставшие на своей основной работе, которых загружают ещё массой дополнительных заданий? Создать видимость работы заполнением таблиц-отчётов? Или невнятно пробубнить дежурную лекцию о вреде сект? Людям необходимо хотя бы минимальное довольство (я не говорю о роскоши), чтобы существовать и качественно выполнять свой труд. И если я, например, уже занят весь день на основной работе для заработка этого довольства, то, что я могу дать Комиссии? Половину себя? Треть? Часто ничего.

К вопросу о финансировании я хочу добавить и вопрос о трудоустройстве, имея в виду именно официальное трудоустройство. Сегодня стало очень частым явление – заключать с человеком некий договор добровольца, где каждая из сторон имеет определённые обязательства. В случае с Комиссией нет даже и этого. Почему это важно? Такой договор несёт в себе взаимосвязующие обязательства, которые позволяют миссионеру иметь некую опору и уверенность в причастности к организации, как и в том, что в трудный момент его не оставят. Также это может сдерживать некоторые спекуляции и соблазны. При отсутствии подобной формы социальных взаимоотношений образовывается разрыв взаимосвязей между участниками Комиссии. Этот разрыв, конечно, мог бы быть хоть немного компенсирован деятельным участием и заинтересованностью руководства Комиссии в повседневных рабочих нуждах миссионеров-антисектантов на местах. К сожалению, я не увидел и такой заинтересованности или участия. Неопределённость в этих аспектах служения вносит неуверенность в деятельность миссионера и показывает саму организацию, в которой он состоит, не с лучшей стороны. Миссионерам из мирян эта проблема очень хорошо знакома. Я убеждён, что официальное трудоустройство, и достойная плата работникам могли бы помочь избежать многих проблем и способствовать работе комиссии в целом.

2. Огульная критика зам.председателем Комиссии, преподавателем МДА Р. Конём на семинарах проводимых Комиссией, деятельности Центра священномученика Иринея Лионского, как носителя придуманной самим же Р. Конём «теории тоталитарного сектанства», равно как и категорический отказ приглашать на свои мероприятия руководителя этого Центра А. Дворкина и всех тех, кто с ним так или иначе связан. История этой критики длится уже много лет. Печально наблюдать, что комиссия, созданная для борьбы с лжеучениями и сектами, используется Р. Конём как площадка для дискредитации тех своих коллег, которых он почему-то возомнил соперниками или даже врагами. И эти действия, к сожалению, всё больше уничтожают возможность мирного диалога среди православных сектоведов.

В связи с этим я вспоминаю слова сказанные Господом: (Мф. 12:25-26) «…всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его…»

В этом месте, в связи с некими новыми обстоятельствами, я вынужден сделать небольшое дополнение:

Так, семнадцатого июня 2019 г. Р. Конь опубликовал статью на сайте известной сектозащитной организации «Славянский правовой центр» (другое название: «Славянский центр закона и правосудия») (http://www.sclj.ru/). Подозреваем, что за эту статью ему был выплачен авторский гонорар.

Справка:

Директором некоммерческого партнерства "Славянский правовой центр" является Ряховский В. В., брат т. н. «начальствующего епископа» РОСХВЕ Сергея Васильевича Ряховского. Данная организация является глобальным партнёром (т. е. филиалом) «Американского правового центра» (он же «Американский центр закона и правосудия» – политико-религиозная лоббистская организация, основанная скандально известным баптистско-харизматическим пастором Пэтом Робертсоном).

Приведу некоторые сведения о финансировании и деятельности вышеупомянутой организации, взятые мной, из открытых источников в интернете (https://ru.wikipedia.org/wiki/Славянский_правовой_центр#Финансирование_и_партнёры):

Финансирование и партнёры

Судебные дела, связанные с защитой свободы совести, согласно заявлению сотрудников центра, ведутся юристами «Славянского правового центра» безвозмездно.[2] По заверениям его руководителей, СПЦ финансируется путём пожертвований. Несколько раз Славянский правовой центр получал гранты на свою деятельность от различных иностранных организаций[35][36][37] и Общественной палаты Российской Федерации.[38]

В 1998 году журналисты изданий «Новое время» (№ 41, 1998) и «Московский комсомолец» (7 октября 1998) обнародовали сведения финансовой отчётности, согласно которой после принятия Федеральным Собранием и подписания Президентом России Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», вступившего в силу 1 октября 1997 года, ранее критиковавшие его Пчелинцев и Ряховский в связи с этим израсходовали значительные суммы денег, полученные из-за рубежа, на подготовку и проведение различных мероприятий:[39][40][41][42]

Октябрь — декабрь 1997 г. Организация работы штаба по подготовке процесса в Конституционном Суде, привлечение специалистов, подготовка материалов — 10 тысяч долларов США, организация публикаций и выступлений в СМИ по проблемам нового закона — 10 тысяч долларов, подготовка и издание книги «Религия и национализм» — 10 500 долларов и др. Итого: 56 тысяч долларов.
Декабрь 1997 г. — январь 1998 г. Организация работы штаба по подготовке процесса в Конституционном Суде, привлечение специалистов, подготовка материалов — 3 тысячи долларов. Организация публикаций и выступлений СМИ по проблемам нового закона и фактах нарушения права на свободу совести — 2 тысячи долларов и др. Итого: 28 тысяч долларов

В 2007 году кандидат исторических наук, старший научный сотрудник и заведующий Сектором военно-исторического наследия, заместитель заведующего Отделом мониторинга всемирного и национального наследия Российского НИИ культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачёва С. А. Мозговой отмечал, что финансовую, научно-методическую и организационную поддержку «Славянскому правовому центру» оказывает ряд американских организаций: «Церковь Иисуса Христа Святых последних дней» (более известная как мормоны), «Международный центр изучения религии и права» (МЦИПР) при мормонском Университете Бригама Янга, г. Прово, штат Юта, США.[43]

В 2009 году в ежегодном докладе «Поддержка США прав человека и демократии в мире» Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда (англ.)русск. отмечалось, что проходят постоянные встречи представителей Государственного департамента США с приезжающими в США сотрудниками «Славянского правового центра».[44]

Публикация Р. Коня, как по её содержанию, так и по месту своего размещения, по моему мнению, лишь ухудшает отношения между сектоведами и вносит раздор в умы тех людей, которые занимаются проблемами сектанства и помощью людям, пострадавшим от сект.

Исследовав историю этой критики и ответов на неё, я увидел предложение прозвучавшее, в своё время, со стороны белорусского сектоведа В. Мартиновича к Р. Коню.

Цитирую кратко только две части этого предложения:

Совместное собрание православных сектоведов, работающих в рамках разных подходов, смогло бы окончательно и бесповоротно устранить как этот, чисто формальный вопрос, так и инициировать обсуждение ряда иных вопросов, проблем, недосказанностей и недоговоренностей в нашей среде. Цель встречи — начало постоянного, конструктивного диалога между представителями самых разных школ и подходов среди православных сектоведов России и стран бывшего СССР.

<…>

Единственное решение видится в волевом созыве руководством Церкви Комиссии по разработке общецерковного курса сектоведения. Работа этой Комиссии может осуществляться в рамках или параллельно с предложенным выше общим собранием сектоведов Православной Церкви. При этом обязательным условием эффективности работы Комиссии является особый подход к отбору ее членов. Все участники Комиссии должны быть православными христианами и иметь опыт работы с сектами не менее 10 лет.

В. Мартинович

(https://www.iriney.ru/main/polemika/sektovedenie-v-rpcz-«perezagruzka».html)

Ответа на это предложение со стороны Р. Коня, к большому моему сожалению, я так и не смог найти. Но будем надеяться на то, что такая встреча, рано или поздно, но всё же состоится.

3. Фактическая рекомендация к отказу, со стороны миссионера-сектоведа служащего в Церкви, от помощи тем жертвам сект, которые, по мнению Р. Коня, не описаны у святых отцов.

Так, Р. Конь высказался по поводу того – может ли церковный сектовед заниматься проблемой психокультов[1], цитирую (кратко):

Сапожник должен шить сапоги, а пекарь печь пироги. Если наоборот, то РПЦ надо передать функции налоговой полиции, а налоговая полиция должна бороться с догматическим сектантством. Психологи и психиатры должны бороться с отклонениями от их науки. Тренинги - это их специальность... …Сектоведы должны углублять свою веру изучением богословия и быть готовы ответить на богословские вопросы со стороны сектантов. Сектоведы должны писать богословские исследования, книги и т.д. А после этого они могут заниматься тем, чем по профилю не должны заниматься.

И далее:

Принципиальный вопрос в том: есть ли психокульты? С святоотеческой ересиологии их нет. Психокульты придумали американские психологи. Если они будут в православных святцах, то это будет церковное учение.

И ещё:

В Церкви есть чёткое знание, что можно назвать церковным, а что церковным назвать нельзя. Прежде чем лечить, надо поставить диагноз, а, чтобы поставить диагноз надо учиться в школе. В школе сектоведения учителями выступают святые отцы, они обучают, как и кому и какой ставить диагноз. Кто желает может создавать свои представления о том, какие существуют секты и как их лечить. Но те, кто придумывают свои учения о сектах должны проверить свои взгляды на предмет того, можно их назвать церковными или нет.

Такая вот своеобразная критика, больше похожая на полемику с некими воображаемыми оппонентами, полемику, в которой главный метод Р. Коня заключается в том, чтобы приписать оппонентам отсутствующие у них идеи или мнения, а затем победоносно их опровергать. При этом же, он почему-то уклоняется от каких бы то ни было встреч и возможного диалога с реальными людьми, для разрешения всех возникающих спорных вопросов или недопониманий. А когда ему задают прямые вопросы, касающиеся этой темы со стороны, он мгновенно раздражается и проявляет агрессию. Так, на одном из семинаров проводимых Комиссией, я прямо задал ему вопрос, изучал ли он методологию работы Центра Иринея Лионского. Лишь после ряда попыток уклонения от темы и после проявленной настойчивости с моей стороны, я получил прямой ответ – нет. После этого я решил больше не задавать подобных вопросов, т. к. увидел, что они будут только уводить в дурную бесконечность бесполезного спора, способствующего ещё большим распрям и разделениям. Я же совсем не хочу быть соучастником таких дел. И именно поэтому, темой моего сегодняшнего выступления является не только попытка показать перечисленные проблемы, но и предположить адекватные решения.

Что бы не писал Р. Конь, мы занимаемся сектоведением, чтобы помочь людям, подвергающимся опасности от сект. Именно об этом говорит А. Дворкин:

Для того, чтобы мы могли бы хоть немного отвратить от них эту страшную опасность, мы должны изучать современные секты. Мы должны заниматься сектоведением именно из-за сотериологического аспекта, по слову апостола заимствуя лучшее из накопленного опыта противостояния сектам по всему миру: «Все испытывайте, хорошего держитесь» (1 Фес. 5:21).

<…>

Истина в том, что в действительности происходит с отпавшими от Христа и вступившими на путь, ведущий в никуда, людьми. И если мы не будем знать, как именно их обманули и чем именно подменили цель, к которой стремится каждая ищущая Бога человеческая душа, и если мы правдиво не расскажем, что после этого с ними происходит, мы никогда не сможем предостеречь от ложного пути новых потенциальных жертв тоталитарных сект и деструктивных культов.

А. Дворкин

(http://mozhblag.prihod.ru/2015/02/19/o-nekotorih-podhodah-k-metodologii-pravoslavnogo-sektovedeniya/)

Отказ сектоведами от изучения феномена психокультов, по моему мнению, может лишить их необходимых инструментов в помощи пострадавшим от сект самой различной направленности, и рекомендация к такому отказу выглядит, по меньшей мере, странной.

Вспоминая замечательные слова апостола Иакова: (Иак. 3:17-18) «…мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна. Плод же правды в мире сеется у тех, которые хранят мир», попробую и я обратиться к такой мудрости, сказав только, прежде немного о том положении, в котором я невольно оказался после начала работы в Комиссии.

А оказался я в положении некоторого внутреннего разногласия. Разногласия, впрочем, не от разности теорий и методологий. Но от того только, что некоторые люди, выйдя из пространства христианской нравственности и учения Христа в Нагорной проповеди, не хотят возвратиться в него. И не желают, примирившись, в братском общении, организовать разумное и деятельное сотрудничество, как между комиссией по реабилитации лиц, отпавших от православия и Центром священномученика Иринея Лионского, так и другими организациями. И в этом своём нежелании увлекают и других в ту же сторону. Ведь теории и методологии, вполне успешно освящаясь деятельной любовью к пострадавшим от сект, могут работать вместе, в благодати: где низшее подчиняется высшему и всё имеет свои меру, вид, и порядок и нисколько не противоречат ни Священному Писанию, ни Преданию Святых Отцов Православной Церкви.

И как христианин, и миссионер, действуя из любви, в попытке предотвратить разделения и распри, переживаемые мной лично с большой болью, и в попытке предположить эту боль и у других, и нежелание её, я хочу напомнить тем людям, которые способствуют этим разделениям, в упорстве своём: (Иак. 1:22-25) «…Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя. Ибо, кто слушает слово и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел на себя, отошел и тотчас забыл, каков он. Но кто вникнет в закон совершенный, закон свободы, и пребудет в нем, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действии…» Под словом же, в которое стоит им вникнуть, и стать блаженными делателями его, разумею Нагорную Проповедь и особенно: (Мф. 5:9) «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими». Итак, нам всем стоит разглядеть в себе это достоинство, жить им, хранить его и, разглядев его в себе, не забыть, что те же природные черты есть и у собратьев во Христе. И только такое основание, может, по моему мнению, послужить плодотворному, соборному рассуждению, как о методологиях работы, так и о теориях сектантства. А, если строить не на том основании, о котором говорит Христос, то здание попросту не устоит.

Показывать всем руины от разрушенного и представлять их как за целое – это будет только видимостью былого величия и больше ничем: ведь такими делами занимается, как известно, археология, а не Церковь.

В завершении приведу замечательные слова святого Григория Богослова о примирении:

«…Любезный мир – благо весьма восхваляемое и не многими хранимое, – где ты скрывался от нас столько времени и когда возвратишься к нам? Весьма сильно и более всякого другого люблю и лобызаю тебя, заботливо храню, когда ты с нами, и со многими слезами и рыданиями призываю, когда оставляешь нас...»

Благодарю за внимание!

К. Чеботарев
Iriney.ru

______________________

[1] Психокультами называются те тоталитарные секты, которые действуют под видом различных псевдопсихологических программ или тренингов. Приёмы психологического насилия и манипулирования сознанием человека, применяемые в психокультах, также активно используют в своей деятельности лидеры неопятидесятнических харизматических сект, равно как и оккультные псевдоцелители, экстрасенсы и прочие подобные им деятели.