[13.06.2018] Виктор Мережко: «Шукшин не мода, а глубина для народа»

         

В прошлом году народный артист России, известный сценарист, режиссер и актер Виктор Мережко возглавлял жюри Шукшинского кинофестиваля, в нынешнем приедет уже в статусе его президента. В эксклюзивном интервью «Алтайской правде» он рассказал, почему захотел вернуться на родину нашего знаменитого земляка, нравственном кинематографе и что изменится в предстоящем главном культурном событии Алтайского края.

– Виктор Иванович, как было принято решение стать президентом Шукшинского кинофестиваля?

– Это непростое решение. Я уже являюсь президентом Ялтинского международного кинофестиваля «Евразийский мост». На него меня пригласил Никита Михалков три года назад. А быть президентом на двух стульях, наверное, неэтично. Поэтому прежде всего переговорил с Никитой Сергеевичем. Он ответил: «Почему бы и нет? Шукшинский кинофестиваль уважаемый, достойный, связан с Алтаем, с самим Шукшиным. Проблем не будет». Я согласился. И потом, знаете, в прошлом году побывал у вас впервые. Алтайский край, Сростки произвели на меня невероятное впечатление. Там душевно, сентиментально и очень нравственно.

– Статус президента кинофестиваля обязывает заниматься им регулярно. Какая работа уже проведена вами и что планируете сделать?

– Думаю, нужно больше уделять внимания традициям встреч гостей фестиваля со зрителями. Лично я с удовольствием провел бы пару бесед в Барнауле и Сростках. Понимаете, это правильно. Когда еще был президентом кинофестиваля «Киношок», мы практиковали обязательные встречи с различными диаспорами. Уверяю, на Алтае есть народности, которым необходимо общение в таком формате. В этом году пригласил в качестве члена жюри известного сценариста, писателя, драматурга Аркадия Инина. Несмотря на то, что ему 80 лет, он еще бодр и мобилен, талантлив и умеет разговаривать с аудиторией. Рассчитываю, в кинофестиваль он привнесет свои кинокапустники – встречи известных людей с публикой. Сейчас, например, решается вопрос об участии Константина Хабенского. Кроме того, я порекомендовал хорошего отборщика конкурсных картин. Этим теперь занимается главный редактор кинопрограмм Союза кинематографистов России Виктор Прокофьев. Качество фильмов, их художественный уровень должны соответствовать Шукшину. Василий Макарович – выдающийся и писатель, и режиссер, и актер. В нем Бог смешал три таланта. Шукшин был еще и глубоко нравственным человеком, жестким в своей принципиальности. Поэтому задача, которая поставлена мною перед Виктором Прокофьевым, – повышение качества картин, чтобы не было стыдно перед зрителем.

– Но ведь по этому критерию ко многим отечественным фильмам в целом возникают вопросы…

– Есть одна проблема в нашей стране: государство забыло, что искусство, и особенно кинематограф, воспитывает народ. А кино не столько искусство, сколько идеология. У нас не одно поколение выросло именно на кинематографе. Были свои герои, песни, музыка, любимые фильмы. Люди брали пример с персонажей. Чему могу научиться у многих современных фильмов? Тому, как русский человек пьет? Я этого не хочу. Конечно, картины снимаются для того, чтобы получать премии на фестивалях. Но сейчас получается так: чем хуже представлен русский народ, тем больше призов у фильма. Нельзя так поступать! Кинематограф обязан быть нравственным. Я сторонник если не цензуры, то по крайней мере сильного отечественного кино. Вторая проблема заключается в том, что в 90-х годах киносеть отдали в частные руки. А владельцам кинотеатров главное – заработать. Гораздо проще купить копию американского фильма, чем платить за отечественное чуть больше. К сожалению, многие уже воспитаны по лекалу узкого американского кино. Между тем у нас есть свои герои, с которых можно брать пример.

– А вы брали пример с творчества Василия Шукшина?

– Я, как и он, учился во ВГИКе. Мы уже тогда понимали: это что-то выдающееся. С Шукшиным пересекались в общежитии, вузе, но не могу сказать, что дружили. Потом состоялась премьера «Калины красной» в кинотеатре «Космос». Василий Шукшин пришел красивый, счастливый… Он был очень энергетически заряжен и неутомим в своем естестве. Конечно, я находился под его магией. Фильм «Трын-трава» снят по моему сценарию. Когда картина вышла, говорили, что это сценарий Шукшина, судя по манере и стилистике. Ничего подобного! Просто настолько мощное влияние на меня оказало творчество Василия Макаровича – его рассказы, герои.

– А какое место творчество нашего земляка занимает в современной России?

– Как-то раз услышал от одного человека, что Шукшин вышел из моды. И слава богу! Он не должен быть модным, а глубоким, необходимым и важным для нашего народа. В своих произведениях он не сквернословил. Между тем сейчас такой литературой, где мат является высшим показательным качеством сочинения, завалены прилавки магазинов. У Шукшина нравственная литература и нравственные герои. Они смешные, трогательные. Но в них нет грязи. Василий Макарович не позволял этого никогда. Он просто понимал, что такое совесть и что значит быть ответственным перед своим читателем.

Всероссийский шукшинский кинофестиваль