[13.02.2018] Письмо на сайт

         

Добрый день, уважаемый Александр Леонидович!

Я прихожанка Александро-Невского собора, давно слежу за отцом Владимиром (с опаской) и очень рада, что от нашего настоятеля, услышала в докладе на Рождественских чтениях трезвые слова.

Сейчас на о. Александра полились потоки оскорблений, в том числе и от скандально известного Максима Степаненко, котрый опубликовал неприличную статью о нашем настоятеле. Я хотела бы разобраться с этой статьей: http://www.k-istine.ru/head/daily_reflection/daily_reflection-268.htm.

Написала, что смогла, и решила, что вам небезынтересно узнать мнение прихожан обо всей этой истории (правда, в моем только лице, но у меня есть немало единомшленников).

Н. Маркосян

 

Размышления по поводу статьи Максима Степаненко:
«Почему я не опубликую на проекте "К Истине"
новопашинскую критику протоиерея Владимира Головина»

Источник: http://www.k-istine.ru/head/daily_reflection/daily_reflection-268.htm

Как показывает практика, все тайное становится явным, а на все вопросы Господь рано или поздно дает ответ. Но не праздно любопытствующим, а алчущим и жаждущим правды. И не своей, а Божьей.

Долгое время я прислушивалась-приглядывалась к беседам и проповедям отца Владимира Головина, не понимая, что меня настораживает. Простота? Так ведь и отец Иоанн Крестьянкин говорил очень просто и доступно.

С появлением в Сети знаменитой беседы с молодежью, где отец Владимир донельзя «просто» доносит до аудитории якобы человеческую сущность Спасителя, о которой якобы все забывают, все встало на свои места. Ересь это или не ересь, пусть разбираются компетентные люди. Я знаю одно: я бы никому не позволила обсуждать в конкретно-физиологическом ключе никого из своих близких — а тут разбирают Самого Бога! И не кто-нибудь, а известный батюшка. Его слушатели кто смущается, кто хихикает, кто на полуслове умолкает, а отец Владимир их подбадривает: смелее!

В другом видео так же отважно он рассказывает пасомым о собственном сексуальном опыте, дополняя и, видимо, освящая эту деликатную тему упоминанием, что и интимная его жизнь проходит во славу Божию. Время у нас сейчас, конечно, сумасшедшее, и удивить чем-то трудно, но о таких вещахв своем присутствии я бы не позволила говорить никому из посторонних, тем более мужчине. А батюшке можно? Все же молчат. Он же священник!

Господа хорошие, но кто-то должен воскликнуть: а король-то голый! И слава Богу, такой человек нашелся —настоятель нашего Александро-Невского собора, благочинный Центрального епархиального округа Новосибирской митрополии, известный публицист, режиссер, спортсмен. А в первую очередь пастырь, творчески привлекающий весь арсенал средств для проповеди: и спортивный зал, и кинотеатр, и СМИ. А в первую очередь — собственный пример.

Но почему-то именно ему, по мнению г-на Степаненко, нельзя «писать такие обличения»? Кому же можно?Видимо, никому.

«И увы, все миссионеры и проповедники "болеют" постоянно, мрак и тлен, против которого они восстают, постоянно въедается в их душу, миссионеров постоянно лихорадит, но проходит время… и Господь помогает своим истинным служителям выздороветь.Это первая причина, почему в последние годы стараюсь публично не критиковать своих собратьев по миссии: сейчас его лихорадит, завтра будет здоровым и без внешней критики из Сибири.Нужно уметь ждать, когда община или пастырь даст реально худые плоды.И вот тогда у апологета есть право обличения. И это будет не в бровь, а в глаз!» (Максим Степаненко)

Где критерий худого плода? До каких пор помалкивать? В истории с интимными откровенностями отца Владимира разве не очевидно, что им пройдена грань элементарного приличия? Не оттого ли, что мы, паства (пипл) молча все глотаем и оправдываем (хаваем)? Между прочим, отец Владимир учит молодых людей, что физиология (не знаю, как это поприличнее сказать) — это и есть характеристика Человеческой Сущности Спасителя. Он же прямо так и говорит: мы забываем, что Христос не только Бог, но и Человек, а ведь он… (и куча туалетных подробностей). Во-первых, а что в физиологии такого уж человеческого — она присуща всем живым существам. Но люди-то из них далеко не все! А во-вторых, в отношении любого человека подобная тема — табу. А уж в отношении Личности Иисуса Христа — кощунство. И первый, кто должен это пресекать, —священник.

«Он обвиняет протоиерея Владимира Головина в актёрстве? А последние десять лет своей жизни отец Александр разве не посвятил себя реальному актёрскому кривлянию? Режиссер двух художественных фильмов, не без удовольствия регулярно проводит время в актерской тусне, на кинофестивалях, взял с десяток интервью у лицедеев и скоморохов (конечно, у православных скоморохов)»(Максим Степаненко).

Сравнение некорректно, потому что актерское ремесло и актерство как характеристика личности — вещи несравнимые. Фотография с отцом Владимиром в белом фраке вызывает недоумение, и не столько нарядом, сколько самим поводом: 25-летие супружества. А почему наряженные батюшка с матушкой перед алтарем? А почему батюшка не в облачении, а в светском нарочито-роскошном наряде? А в качестве кого они с матушкой и перед чем предстают? И что это вообще, венчание, литургия?

Не мое дело? Да как сказать! Я была уверена, что люди венчаются раз в жизни (с одним и тем же супругом, разумеется). А тут такое странное событие, причем в открытом доступе. Просветите, отцы, что это за таинство?

Отец Александр Новопашин — духовник кинофестиваля. Совершенно ясно, зачем священнику ехать на кинофестиваль: делать свое дело среди людей, которые в силу профессии формируют некий пример, образ жизни. Еще Гоголь писал:«Публика не имеет своего каприза; она пойдет, куды поведут ее. Не попотчевай ее сами же писатели своими гнилыми мелодрамами, она бы не почувствовала к ним вкуса и не потребовала бы их. Возьми самую заиграннейшую пьесу и поставь ее как нужно, та же публика повалит толпой. Мольер ей будет в новость, Шекспир станет заманчивей наисовременнейшего водевиля» («О театре, об одностороннем взгляде на театр и вообще об односторонности. Выбранные места из переписки с друзьями»)Так вот, чтобы каприз публики повернулся от девиза «бери от жизни все» в сторону элементарной нравственности, нужно, чтобы такие люди, как наш отец настоятель, ездили на кинофестиваль, принимали в нем участие и по мере возможности просвещали участников светом Христовой истины. А чтобы участники согласились их слушать, надо иметь грамотную речь, силу убеждения, эрудицию, харизму и много чего еще.

Отца Александра слушают и, между прочим, слышат. И доказательства есть. Среди этих самых «православных скоморохов», видимо, Юрий Беляев, Сергей Маховиков, Илья Любимов и множество других актеров, которые честно служат Богу в своей профессии и в жизни? (Интересно, хватило бы автору статьи смелости в глаза их так назвать?)

«Рубашками торгует? Нет, я не плачу, и не рыдаю… Хоть раз читатель да бывал на т.н. "православных выставках"? Они и в Новосибирске проходят по благословению архиерея. На этих выставках даже выступают миссионеры отца Александра Новопашина» (Максим Степаненко).

Простите, так именно по этой причине: чтобы такие выставки не превращались в вертеп, там и присутствуют «миссионеры отца Александра», и сам он тоже. Кстати, а кто под миссионерами имеется в виду? Был случай, когда моя приятельница заподозрила среди участников выставки сектантов и сказала об этом отцу Александру. Там кроме него находились многие из наших клириков. Тут же пошли разбираться. Это они миссионеры отца Александра?

«Собирает деньги за молитвы? И разве не по всей "Святой Руси" идет эта дикость, неведомая ранней Христовой Церкви – плата за молитвы? Разве в соборе святого благоверного князя Александра Невского молебны и сорокоусты можно заказать даром? Там прихожане дают десятину, потому все требы совершаются без мзды? Зачем лицемерить и обвинять протоиерея Владимира Головина за "поборы" на молитвы?» (Максим Степаненко)

Не знаю, кто как, а я за молебен не плачу — отдаю пожертвование, жертвую добровольно. Причем не на левый банковский счет, не на чью-то личную карточку, а в свечной ящик или в церковой лавке. В нашем соборе я никогда не видела послушников с тазиками для пожертвований. Ящики стоят, а этого нет, хотя не вижу ничего предосудительного и в таком виде пожертвований. В конце концов, послушники не с автоматом Калашникова ходят, а со свечой и молитвой: жертвуй свободно, если есть на то твоя воля. А нет — никто не спросит, не принудит. Лично была свидетельницей, когда наш ключарь отец Константин просил помощи для семьи священника-погорельца и говорил так: кто сколько может, с миру по нитке — голому рубашка.

Так же, по нитке, собирали деньги на кино. В храме стоял ящичек — и все. В интервью наш отец настоятель много раз говорил, что практически все актеры, композиторы, каскадеры и прочие снимались не за деньги, а бесплатно, во славу Божию. Когда отец Александр называл сумму, за которую удалось снять фильм, никто из киношников поверить не мог. Но Господу было угодно, чтобы фильмы появились, — и они появились. Бесплатно предоставлялись съемочные площадки: люди были рады помочь, послужить. А в последнем фильме в качестве массовки снялся наш приход. Не весь конечно, скажем так: цвет нашего прихода. Это что касается упрека поповоду «сумасшедших» денег на съемку.

А в целом речь-то в докладе отца Александра не об этом, а от той сложной схеме перечисления денег за требы,на нужды или за молитвы. Почему на личные карточки, почему не на счет прихода? Сколько раз я заказывала молебны или требы на Валаам — все прозрачно, открыто. Если жертвуешь в своем приходе, то пожалуйста: вот тебе ящик илиофициальный расчетный счет храма со всеми банковскими атрибутами.

«Нужно ли публично пороть человека за когда-то однажды (!) высказанные слова на одной (!) беседе? Обличители не думают, что проповедник уже пять раз пожалел об этом, и уже так не проповедует?» (Максим Сьепаненко)

Это смотря какого человека, смотря за что и смотря что подразумевать под словом «пороть». Публичный человек, облеченный саном — это вообще-то ответственность! Если при этом за тобой еще и толпами ходят — огромная ответственность, потому что тебе внимают. Может, конечно, отец Владимир и пожалел о том, что сказал, только ведь никто об этом не знает, мыслей никто читать не умеет. Да и сказал-то не единожды.

«Как можно критиковать собрата по вере, находящегося в другой епархии? Разве не должны это делать люди, которые живут и служат рядом с этим человеком? Которые, лично его видят, знают общину и плоды деятельности священника… Могут в глаза обличить» (Максим Степанеко).

А чего ж не обличили? Мы долго ждали, так и не дождались. И при чем тут чужая епархия? Не единая ли у нас святая Апостольская церковь? Никто ведь не судачит о чужой епархии — мы Имя Божье защищаем и правила приличия. Нельзя священнику, известному человеку, использовать свой авторитет как вседозволенность. Мы, прихожане, смотрим на пастырей как на образец. Яркая личность? Прекрасно! Вот и пусть это проявляется в высоком! У нас в городе уже была история с оперой«Тангейзер», и режиссер тоже претендовал на то, чтобы свои непотребства выставить как поиски талантливой, яркой личности. И почему-тоне придумал ничего лучшего, кроме как кощунствовать над образом Спасителя.

И еще одна ремарка. Г-н Степаненко заявлял в начале, что взяться за статью его побудил исключительно поиск истины.

Цитирую эпитеты автора статьи:

  • поповские серые, но "идеальные" клоны с одинаковыми занудно правильными проповедям;
  • публичный срач из-за каких-то неправильных слов;
  • московские "принципиальные" чистоплюи;
  • два недалеких (не по расстоянию) священника из Томской епархии, и такой же недалекий (тоже не по расстоянию) миссионер из Тувы;
  • Александр, который Леонидович;
  • небезызвестный "блядский скандал";
  • феминистический "Правмир";
  • непрофессиональный доклад с крайне ничтожными контраргументами; низкий, непрофессиональный уровень обличения, рассчитанный на эмоциональное восприятие и недалекую туповатую аудиторию, это уровень эмоциональной вкусовщины;
  • классическая дворкинская апологетическая школа (и сам я так действовал): облить помоями компроматом и ничего не сказать положительного, представить человека (секту, общину) монстром, чистой квинтэссенцией зла и порока;
  • обгадить или по-братски вразумить;
  • привычная для дворкинского духа публичная порка в менторском насмешливом самовлюбленном духе, а точнее обливание помоями, которые апологеты наскребли в выгребной яме на заднем дворе протоиерея Владимира Головина.

Нецензурщина, бранные слова, переход на личности и даже оскорбления — всего этого требует защита истины? Но разве может высокая цель оправдать низкие средства?

«Где можно просмотреть пастырские проповеди протоиерея Александра Новопашина? Их так же много же как у Головина? Они также удобно и хорошо оформлены как на сайте у Головина? И они конечно, богословски и гомилетически безупречны? И самое главное, они так же интересны и популярны как у "лжестарца" Владимира Головина? Чтобы сказать, брат Владимир - смотри, как я делаю, бери пример, и не допускай более таких ошибок» (Максим Степаненко).

Я как прихожанка Александро-Невского собора попала в число туповатой аудитории, но рискну ответить. Пастырские проповеди отца Александра превосходны. Они образны, красивы, проникновенны. Но главное, он никогда своей туповатой аудитории не подыгрывал, никогда не спускался до уровня обывателя, не разжевывал, не объяснял на спичках. Отец Александр уважает свою паству и разговаривает с нами на равных. И невозможно представить, чтобы он кого-то поучал: делай как я, бери пример с меня. Слава Богу, он здравомыслящий человек, а не самовлюбленный павлин. А что нет его проповедей в таком количестве, как у отца Владимира, — так это упрек не ему, а его пастве. Не ценим, что имеем, вот и не храним, разбазариваем. Упрек справедливый в отличие от аргумента про какие-то бешеные рейтинги. Бешеные рейтинги — это мимо, не показатель. Как правило, наибольшей популярностью пользуются именно дешевые шоу.

«К сожалению, в своем докладе протоиерей Александр Новопашин обошел стороной и положительные стороны деятельности протоиерея Владимира Головина. Слова одного доброго не сказал о своем собрате по вере!» (Максим Степаненко)

Помилуйте, да ведь речь-то шла о конкретных фактах, а не о личности отца Владимира во всех ипостасях. А что касается положительных сторон деятельности православного священника, так они подразумеваются. Должность у наших батюшек такая, что они по умолчанию обязаны совершать доброе — на то они и батюшки. За что тут хватить, если человек исполнил то, что должен? В Евангелии есть слова, что мы, исполнив должное, должны считать себя рабами неключимыми, потому что, по большому счету, делаем это не своей силой, а милостью Божией.

P.S. Если вернуться к вопросу об истине, не дерзну объявить, что вещаю истину. Истина — это полнота, целостность, чистота. Я вижу ее, по слову апостола, как бы сквозь тусклое стекло, через свои грехи и поврежденность (1Кор., 13: 12). Но скандальные речи отца Владимира слышала своими ушами, видео смотрела своими глазами, а об отце Александре написала все, что знаю, видела или слышала от него лично. Это мое свидетельство, а Господь Бог, Который и есть Истина, все расставит по своим местам.

Нарине Маркосян,
прихожанка Александро-Невского собора (Новосибирск),
волонтер группы сайтов «Пережить.ру»
Iriney.ru