[02.08.2017] Отец Александр Новопашин: «Перед Вечностью все оценивается по-другому»

         

В прошлом номере мы начали наше интервью с настоятелем новосибирского собора во имя святого благоверного князя Александра Невского, отцом Александром Новопашиным. У отца Александра круглая дата, 26 июля ему исполнилось 55 лет. А могло и не исполниться. 

Справка «ЧС»

Настоятель и миссионер

Митрофорный протоиерей Александр Новопашин. Настоятель собора Во имя святого благоверного князя Александра Невского. Благочинный Центрального епархиального округа Новосибирской митрополии. Родился в г. Ирбите Свердловской области в 1962 году в семье рабочих. После окончания службы в армии с февраля 1983 года нес послушание пономаря в Вознесенском кафедральном соборе г. Новосибирска и иподиакона митрополита Новосибирского и Барнаульского Гедеона (Докукина; +2003).


Вручение премии МВД России министром МВД Ко

В 1984 году был рукоположен в сан диакона. В 1988 году — в сан пресвитера и назначен в Покровский кафедральный собор г. Барнаула. В 1991 году переведен из Барнаула в Новосибирск. 24 января 1992 года назначен в Александро-Невский собор. С осени 1992 года — ключарь, а с 17 мая 1993 года — настоятель Александро-Невского собора. В Пасхальные дни 1994 года возведен в сан протоиерея.

Окончил Московскую Духовную семинарию. В 1993 году основал Новосибирское Братство во имя святого Александра Невского и возглавил информационно-консультационный центр по вопросам сектантства, созданный при соборе. Участник многих международных антисектантских конференций, где часто выступает с докладами.

В 1993 году организовал православную группу милосердия, которая посещала немощных на дому, а затем была реорганизована в Сестричество во имя святых Жен-Мироносиц, которое работает в Новосибирской государственной областной клинической больнице. Генеральный директор Православного детского оздоровительного лагеря во имя преподобного Серафима Саровского, руководитель Мужской православной общины по реабилитации наркозависимых во имя преподобного Серафима Саровского.

В 1996 году разработал и предложил проект миссионерского корабля-церкви для проповеди Евангелия в удаленных районах Новосибирской области, расположенных на берегах р. Оби. Неоднократно принимал участие в работе миссионерских съездов Русской Православной Церкви.

Много времени уделяет православной издательской деятельности, являясь главным редактором епархиальной газеты «Православный миссионер». Долгое время являлся членом редакционного совета православно-медицинского журнала «36,6 в Сибири» и членом редколлегии журнала «Прозрение» (приложение к журналу Московской патриархии). Автор книг «О чем свидетельствуют Свидетели Иеговы», «Христос и Кришна, Свет и тьма», а также многих антисектантских статей и материалов. Также он является главным редактором интернет-сайта, который разрабатывает и поддерживает в сети Братство святого Александра Невского.

Настоятель собора протоиерей Александр Новопашин является официальным консультантом по религиозным вопросам ГУ МВД РФ по Сибирскому федеральному округу, а также консультантом ГУВД по Новосибирской области и ГУВД г. Новосибирска по вопросам деструктивной деятельности сект и культов. С 1997 года член-корреспондент Петровской академии наук и искусств. С 2002 года — член-корреспондент Европейской федерации центров по изучению современного сектантства (FECRIS), с 2006 года — эксперт аналитической группы Агентства национальных новостей. Несколько лет, до ликвидации этих организаций являлся председателем Общественного совета УФСКН по Новосибирской области и сопредседателем рабочей комиссии ГАК по СФО. Сценарист и кинорежиссер, участник и лауреат многих кинофестивалей и кинофорумов, снял два документальных, и два полнометражных игровых фильма. Фильмы сняты по заказу ФСКН России и МВД России.

За церковные заслуги награжден Крестом с украшениями, митрой, орденом святителя Иннокентия Московского, орденом преподобного Серафима Саровского III степени, медалью преподобного Сергия Радонежского 3-й степени, Благословенными Патриаршими грамотами. За духовно-нравственное и патриотическое воспитание, моральную поддержку воинов, исполняющих свой долг в «горячих точках», награжден нагрудным знаком «За службу России»,  нагрудными знаками «За противодействие экстремизму», «За содействие МВД РФ», медалями «За содействие ФСКН России», «200 лет МВД России», «За боевое содружество», «За заслуги в борьбе с организованной преступностью», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и другими наградами. За создание художественного фильма «Рядом с нами» в 2016 году удостоен звания «Лауреат премии МВД России».

И не один раз…

— Несколько лет назад в вашей жизни, произошел довольно неожиданный поворот. Вы на профессиональном уровне занялись кино. Откуда взялось такое направление? 

— Да, наверное, с юности. Я недавно оцифровал весь свой немалый домашний кино- и видеооархив. Я снимал на восьмимиллиметровую пленку и богослужения и свою домашнюю жизнь. То есть, смотреть через глазок кинокамеры я умел.

Если открыть «страшную» тайну, то до армии я сыграл на театральной сцене несколько главных ролей. В нашем городе, в доме культуры был творческий коллектив. В то время существовала форма, которая называлась народный театр. Но потом я определил для себя, что иду служить Богу, народу божьему, иду служить Церкви. Все свои театральные фотографии я сжег, окончательно решив завязать с этим.

Но, видимо, где-то, подспудно внутри эта «жилка» сохранялась. И в 2006 году мой друг, верующий человек, Виктор Иванович Мережко (советский и российский сценарист, кинорежиссер, драматург, актер, писатель, телеведущий. — Прим. «Честное слово»), пригласил меня посетить кинофестиваль «КиноШок». С тех пор по их приглашению и благословению нашего Высокопреосвященнейшего митрополита Тихона стал посещать этот кинофестиваль в качестве почетного гостя. Там я общался с актерами, кинорежиссерами, сценаристами, гостями. Слушал их беседы, речи. Отвечал в свою очередь на их вопросы, потому что я был там в качестве священника. Вопросов было много, и мне это очень нравилось. Нравилось потому, что я не просто слонялся на фестивале туда-сюда, а выполнял свойственное священнику миссионерское служение. Рассказывал о Православии. Отвечал на недоуменные вопросы. Благодаря этому у меня, среди режиссеров, сценаристов, композиторов, актеров появилось много и знакомых и близких друзей.

Кроме того, я делал много публикаций на разные темы. Интервью с известными актерами, режиссерами. Одно время я числился аналитиком в Агентстве национальных новостей. Много писал. Занимаясь со своими помощниками и единомышленниками работой с наркозависимыми, чувствовал, что для встреч и профилактических бесед не хватает видеоряда. Нагромоздить эти беседы, конечно, можно было ужасными фотографиями из наркоманской жизни, которыми пестрел интернет… Но появилась идея снять документальный фильм о наркозависимых «Перелом». В этом фильме не я режиссер и сценарист. Здесь я был только автором идеи и немного принимал участие в работе над фильмом.


С царём Симеоном II

Как вы знаете, я убеждённый монархист. И вот я узнал, что премьер-министром Болгарии является православный царь Симеон II. У меня появилось невероятнейшее желание сделать с ним интервью.Притом интервью не газетное. Ведь, когда мы читаем текст, нам приходится уже фантазией дорабатывать и интонацию, и мимику, и все остальное. А вот видео — ценный кинодокумент. Очарование такого документа ни с чем не сравнимо. Например, сегодня мы имеем черно-белые немые хроникальные кадры, на которых запечатлены государь Николай II и его семья. Мы их ценим, с умилением смотрим. А здесь появилась возможность не только посмотреть, но и послушать последнего православного государя Симеона II. Увидеть, как он держится, услышать, как и что он говорит.

И вот я написал своему другу Ивану Желеву (профессор Православного Софийского университета, Болгария. — Прим. «Честное слово»). Он близок к государю. Я спросил у него, можно ли сделать интервью. Мы получили одобрение и отправили вопросы, которые бы хотели задать его величеству Симеону II. Я попросил своего друга, актера Юрия Беляева, поучаствовать в съемках фильма в качестве интервьюера. Мы поехали в Болгарию, сделали интервью, а потом на основе этого разговора я написал сценарий, и получился 46-минутный фильм «Царь Болгарский».

…Фильм начинается со слов самого отца Александра Новопашина: «Дорогой Иван, в 2003 году Господь сподобил меня посетить Болгарию. Во время пребывания на этой благословенной земле я посетил один из монастырей. Ко мне подошли насельницы и попросили расписаться в памятной книге монастыря. Я открыл книгу и увидел в ней запись. Она принадлежала 36-му Болгарскому Царю Симеону II. Зная по опыту, что ничего случайного не бывает, и будучи в душе своей убежденным монархистом, я расценил это как милость Божию ко мне, грешному.

Об интервью тогда мыслей не было. Они появились значительно позже. Они не могли не появиться, потому что все эти годы я мысленно постоянно возвращался к этому незабываемому событию. Тем более что трагедия наших, российских, святых Царственных Страстотерпцев близка к трагедии семьи Болгарского Царя Симеона II. Коммунисты — мы это хорошо знаем — могли с легкостью уничтожить и его, пусть и совсем еще ребенка, и его мать, и его родственников, как они уничтожили его регентов, среди которых был дядя Симеона II князь Кирилл. Весьма узнаваемый почерк.

Царь Болгарский был вынужден покинуть Родину и более полувека провести в изгнании. Милостью Божией Православный Царь Симеон II вернулся к своему народу.

Как встретили болгары своего Царя? Как относятся к нему сегодня? По-прежнему ли сильна оболганная и в нашей стране, и в Болгарии монархическая идея? Кто такой вообще Православный Царь? И что Его Величество сам думает обо всем этом?» (прим. «Честное слово»)…


Никас Сафронов, Виктор Мережко, Алла Сурикова, Георгий Шенгелия

— Следующий проект уже состоялся, когда я был председателем общественного совета Госнаркоконтроля России по Новосибирской области. Мы получили предложение снять документальный фильм к 10-летию Госнаркоконтроля о проблемах наркозависимости. Я посидел,подумал и решил, а почему именно документальный? Нужно искать новые формы профилактики. Документальное кино, конечно, может быть прекрасным, но молодежь не особо им увлекается, надо искать новые формы. Так родилась идея создать игровой короткометражный фильм. Написал сценарий. В итоге получился полный метр, фильм «Меня это не касается».

…В центре картины молодые жители города, чьи судьбы коверкают и ломают наркотики, и далекие от наркомании, вполне успешные граждане, живущие по принципу «меня это не касается». Впрочем, жизнь доказывает иллюзорность этого стереотипа, и когда беда вторгается в твой казавшийся надежным мир, он рушится на глазах как карточный домик... (прим. «Честное слово»).

— Через некоторое время, — продолжает о. Александр, — посмотрев наш фильм, руководство Главного управления противодействия экстремизму МВД России обратилось с предложением сделать профилактическую киноработу на тему экстремизма, сект и терроризма. Так появился новый фильм «Рядом с нами», который тоже получил ряд наград. Фильм «Меня это не касается» получил 20 кинонаград в России и за рубежом. А фестивальная жизнь фильма «Рядом с нами» идет до сих пор.

Сейчас он переводится на китайский, болгарский и сербский языки. Многие просят разрешения разместить это кино в интернете. Это пока невозможно, потому что, как я уже сказал, еще идут фестивали. А второе… фильмом заинтересовались некоторые федеральные каналы. А если мы разместим его в интернете сейчас, то его уже вряд ли покажут по телевиденью.

Как ни парадоксально, но 14 октября прошлого года на международном кинофестивале «Покров», который проходил в Киеве, наш фильм получил первое место. Гран-при тогда получил Николай Досталь с фильмом «Монах и бес», а мы заняли первое место в номинации «игровое кино».


Актёры Юрий Беляев и Татьяна Абрамова с Кириллом Новопашиным
на съёмках фильма "Рядом с нами"

На Шукшинском кинофестивале фильм получил специальный приз губернатора с формулировкой: «За самое совестливое и душевное кино».

Если отойти от сухих статистических данных и цифр, то важно отметить, что кино расширяет аудиторию, к которой можно обратиться со словом проповеди. Или хотя бы с той темой, которая меня лично тревожит, о которой болит мое сердце. Пригласить людей к разговору, предложить предмет для обсуждения. Для меня это и есть кинематограф… Я считаю, что церковью он еще не использован в полную силу. Безусловно сегодня уже есть православные кинофестивали, но, к сожалению, сегодня там появляется не много игровых фильмов остросоциальной направленности. Мне в кино хочется ставить вопрос именно остро: «Что делать-то?! Почему мы так равнодушны?».

С этими двумя фильмами, созданными по благословению правящего архиерея, я объехал практически всю нашу страну. Самый главный момент наступает после показа — когда темы киноработ начинают обсуждаться! У людей появляется масса качественных вопросов после просмотра. Качественных — это не о том, как вы снимали фильм, какие трудности при этом были… Качественные вопросы — это: что делать, как быть, если так-то и так-то произойдет в моей жизни? И вот мы, вместе с залом, пытаемся найти ответы на данные вопросы. Я считаю, что такая реакция на киноработы — лучшая похвала! Мы достигли той цели, которую ставили перед собой, когда снимали.

— В таких общениях с залом могут рождаться и новые темы для фильмов?

— Да, к сожалению, и рождаются! (смеется). Я сказал «к сожалению», потому что… Если посмотреть на то, как мне это дается… Недавно мой друг актер Юрий Беляев пожелал мне: «Батюшка, желаю тебе, чтобы ты перестал расплачиваться за созданные тобой фильмы частями своего тела!» Юрий обратил внимание на то, что в конце создания каждого фильма я попадаю в реанимацию и мне что-то да отрезают (смеется). Вот такая стрессовая работа… Очень тяжело снимать, когда нет средств и полной команды профессионалов. Приходится крутиться, как можешь.

В Москве, возможно, многое было бы по-другому. Но фильмы я снимаю здесь и не могу привезти их к нам на полгода. Хотя спасибо моим друзьям-актерам, которые снялись в наших фильмах! Более десятка известных киноактеров приняли участие в съемках. Они приезжали к нам совершенно безвозмездно. Кстати, поскольку снимать фильм очень сложно, мои друзья-актеры много помогали в этом. В том числе и замечательная актриса Татьяна Абрамова, любимица многих зрителей. Она стала продюсером постпродакшена, режиссером монтажа и помогала в озвучивании. Когда нет денег, фильмы создаются всем миром. Хотя очень многим помогло и МВД России. В частности, через них решались организационные вопросы. Фильм «Рядом с нами» снимался не только в Новосибирске, но и в Екатеринбурге и в Краснодаре.

Очень важно сказать, что киноработу «Рядом с нами» высоко оценили и мусульмане. Терроризм приобретает сегодня псевдорелигиозную форму, прикрывается религией. Потому, важно ему противостоять совместными усилиями. Именно поэтому мы с местными муфтиями и имамами проводим в регионах совместные показы. Вместе с ними отвечаем на вопросы. Нередко задают непростые, да и провокационные вопросы: а чем вы отличаетесь, какие есть религиозные разногласия и др.? В данном случае надо говорить открыто: да, между нами есть серьезные отличия в наших религиозных взглядах, разный подход к религиозным мировоззрениям. Но это не повод вцепиться друг другу в бороды! Потому что угрозу вокруг нас мы сможем преодолеть только вместе. Мы вместе говорим о том, что истинно верующий человек не может убивать ради своей религии.

Вот на стене висит благодарственное письмо от Центрального духовного управления мусульман Свердловской области.

— Отец Александр, возвращаясь к вашему юбилею… Оглядываясь на 55 прожитых лет, вы о чем-то жалеете?


Присоединение к Православию бывших сектантов в Александро-Невском соборе

— Я жалею о том, что много времени не использовал так, как можно было бы его использовать, с пользой для души и для близких. Вы, наверное, знаете, что у меня было несколько трудных ситуаций, когда я с тяжелейшим, смертельным заболеванием попадал в больницу… Вот, когда говорят, что в этот момент перед глазами человека пробегает вся его жизнь, я могу свидетельствовать — это так. Врачи говорили: он умирает. Но потом они же с удивлением констатировали: похоже, его вымолили, он не должен был жить.

Так и есть… Я умирал. И перед глазами пробегало все. Но смотришь на это «все», не умиляясь, а ужасаясь! Ужасаешься тому, сколько же времени было потрачено впустую… Стоишь перед Вечностью и думаешь, Господи, я вот этому придавал такое большое значение, а это, оказывается, такая пыль, такой прах! То, что при жизни кажется таким важным, на самом деле оказывается совершенно второстепенным. Перед Вечностью все оценивается по-другому.

И, пожалуй, многие активные направления моей работы — с теми же наркозависимыми, фильмами, с другими проектами, — появились после того, как меня вытянули из могилы. Видишь, что не успеваешь, видишь, как мало времени жизни, и хочешь все успеть. Жажда жизни. Но не ради получения удовольствия от того, что «я там», «я здесь». Жажда жизни в том смысле, чтобы больше успеть!

Все-таки опыт жизни и смерти уникален. Лежишь практически на доске гробовой и уже знаешь, что скоро конец… И вот тогда-то все становится на свои места. Так сказать, все цифры сходятся, все становится ясно. Думаешь, какой же глупец. И здесь не так сделал, и здесь столько времени впустую потрачено. А ведь тебе ответ перед Богом сейчас давать! Может быть через час, может быть, на следующий день…

Но Господь дал возможность еще пожить. Хочется побольше успеть. И делаешь все не только потому, что ответ перед Богом нести, не потому только, что ты должен это делать, а потому что все это огромную радость приносит! Да я и должен это делать, но мне это и нравится. Я получаю от работы удовольствие и удовлетворение. Особенно, когда видишь результаты совместной работы нашего братства, нашего прихода. Когда, бывшие наркоманы, сектанты вдруг обретают семью, вторую жизнь, когда люди меняются.


С Юрием Беляевым на кинофестивале "Золотой витязь"

Мне не хочется, чтобы мои слова воспринимали так, что я хвалюсь тем, что я вот такой вот замечательный, я меняю весь мир, нет. Я говорю о нематериальной радости от самой работы и радости от результатов, какими бы они ни были, пусть даже крохотными и мизерными. Пусть даже эта работа и бьет по здоровью. Но этим живешь, этим дышишь и ликуешь.

Смертный опыт дает потрясающий вкус к жизни. Вкус к жизни в том смысле, о котором я сейчас говорю. А все остальное становится пустым. А так — радуешься каждому дню — солнышко ли светит или дождь идет. Ты жив, и это прекрасно. Во всем ты находишь положительные, радостные стороны. Мне хочется простым словом об этом говорить, но получается все равно как-то пафосно.

— Возможно только так, «пафосно» и можно об этом говорить!.. А многие ведь разучились радоваться…

— И ищут искусственный допинг. Я благодарен своему другу — художнику Никасу Сафронову за то, что он показал мне так называемый гламурный московский мир. Точнее, его искусственность, пластмассовость. Все это такое ненастоящее. Для кого-то, это, конечно, ценность и смысл жизни. Но вот смотришь и понимаешь, какой это суррогат. Все как-то наигранно, натянуто. Не хочу выглядеть ханжой, но я бы не хотел такой жизни, это просто пустота.


Установка для массовой сцены

— Многие сравнивают такую жизнь с мишурой. Блестит красиво издалека, а цена этой мишуре — грош. 

— Человек становится заложником этого. Увлеченные этим призрачным блеском люди вынуждены пребывать в этом плену. Вынуждены постоянно ходить, показывать себя, надувать щеки. Они заложники, несчастные люди. Это скукотища. Но именно это-то показывают молодежи по телевизору, выставляют как некий идеал, как то, к чему якобы нужно стремиться. На самом же деле — все картонно, искусственно, одинаково и обманчиво.

Беседовал Александр Оконишников
Честное слово