Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Благотворительный фонд по спасению детей от абортов
  • Телефон доверия
  • Образование
  • Школа духовной безопасности
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Ответ Познеру: почему Богу не стыдно и Являются ли стихийные бедствия проявлениями любви Божией?

    [14.04.2017] Ответ Познеру: почему Богу не стыдно и Являются ли стихийные бедствия проявлениями любви Божией?

             

    Несколько лет назад известный журналист, телеведущий, первый президент Академии российского телевидения Владимир Познер в ходе общения со студентами ответил на вопрос о его религиозных взглядах: «У меня спрашивали, что бы я спросил у Бога, если бы встретился с ним? Я бы спросил: "Как Вам не стыдно?" Землетрясения, где гибнут 20 тысяч человек, среди которых невинные дети, младенцы, по Божьей воле происходят? Почему столько несчастий? Почему дети пухнут от голода, рождаются уродами? Если так устроила природа, я могу понять. Но если так угодно Богу - то как ему не стыдно?»[i] Напомним, что подобный вопрос «о злом боге» сам Познер задает всем гостям своей одноименной авторской телепрограммы и декларирует принадлежность оного вопроса т. н. опроснику Марселя Пруса, хотя в оригинале опросника данный вопрос отсутствует[ii]. Возможно, господин телеведущий таким «творческим» бонусом пытается оправдать свой вполне махровый атеизм?

    В задачу данной статьи совсем не входит в очередной раз показать – какой Познер нехороший, как он не любит Бога и Россию.  Дело в том, что подобные вопросы (конечно не в столь резкой форме и злобной интонации как у Познера), однако же, возникают в сознании очень многих искренних людей, которые ищут истину. Конечно, мы не может прямо ответить на этот вопрос за Того, Кому он собственно адресован и в свое время Владимир Владимирович все узнает – зачем и почему, однако же попробуем рассмотреть этот вопрос с точки зрения христианского богословия и наметить те направления мысли, которые с помощью Божией помогут нам стать ближе к подлинному пониманию сути вещей.

    Итак, христианское вероучение впервые открыло миру совершенно уникальное (в истории религиозного и религиозно-философского сознания) понимание Бога  - «Бог есть Любовь» (1 Ин. 4:8). С библейской точки зрения Бог «не сын человеческий, чтоб Ему изменяться» (Числ.23:19) и согласно словам свт. Иоанна Златоуста «Существо бессмертное и неизменяемое»[iii] и при этом Бог «вневременно подвигнутый любовью (κινηθεὶς ἀχρόνως καὶἀγαπητικῶς)»[iv]. Другими словами – Бог есть всегда и везде Любовь, и все действия Божии в отношении мира есть действия Божественной Любви. Соответственно те действия, которые ограниченное человеческое сознание воспринимает, как субъективное зло, как трагедию, как наказание Божие за грехи и преступления людей  неверно с догматической точки зрения рассматривать, как некую месть Бога человеку. Одновременно с этим Бог не является просто неким законом, некой формой детерминации (как закон тяготения), Бог есть Личность, и Он всегда имеет непосредственно личностное отношение к каждому человеку и характер этого отношения (как уже было сказано выше) – Любовь!

    Но Божественная Любовь к человеку осуществляется лишь в той мере, в которой личная человеческая свобода позволяет ей осуществляться. Ведь христианское вероучение открыло миру совершенно беспрецедентное понимание человеческой свободы, как качества человеческого разума и силы человеческой воли способной действовать вопреки тотальному закону детерминации, коим всеобъемлюще «связан» весь органический и неорганический мир. Человеческая свобода и творческий потенциал (как проявления образа Божия) конгениальны миру, а соответственно человек пролагает «новые пути» т. е. строит свой уникальный жизненный путь, в котором несет персональную ответственность за все свои действия и поступки. Когда маленький ребенок на морозе (несмотря на категорический запрет родителей) языком касается металлического предмета, то, безусловно, происходит «великое несчастье», однако подлинным виновником оного по-сути является сам ребенок. Но если такое несчастье в жизни ребенка можно «списать» на глупость малыша и недосмотр родителей, то в мире взрослых людей – многие масштабные несчастья и трагедии (такие как войны, геноциды) являются прямым и непосредственным проявлением свободы человека, безнравственности и безответственности или прямого корыстного умысла. Более того, сам акт грехопадения (следствием которого является страдательная, смертная природа и нравственное несовершенство каждого из потомков Адама и Евы) является так же «продуктом» человеческой свободы. И нельзя Бога обвинять в том, что «мол, недосмотрел».

    Возмущаясь якобы несправедливостью и жестким равнодушием Бога господин Познер восклицает: «Ведь у святого Марка сказано, что ни один волос не упадет с твоей головы без Его ведома»[v]. Однако проблема страданий и смерти в рамках христианского мировоззрения, увы, не исчерпывается (как полагает В. Познер) словами:  «и волос с головы вашей не пропадет» (Лк. 21:18) с учетом того, что известный телеведущий грубо игнорирует контекст данной фразы – Господь готовит Своих учеников как раз таки к страданиям. И в пространстве жизни христианина (цель которой – вечная радость пребывания с Господом) временные земные страдания не могут считаться каким-то абсолютным злом. В молитве полунощницы субботней есть такие слова «страдания эти – в радость нам». Поэтому Господь попускает (т. е. прямо не препятствует) совершению людьми таких действий, которые не соответствуют заповедям Божиим и тем подчеркивает беспрецедентную ценность человеческой свободы. Потому что человек сотворен для любви, а несвободное существо неспособно любить ни Бога, ни человека. Из Евангельской притчи мы помним, как отец терпеливо ожидал возвращение блудного сына, а не послал отряд жандармов для его насильственного возвращения. Также Всемилостивый Господь не уничтожает Познера (и каждого из нас) за какие-то неблаговидные поступки (и даже помышления) моментальным ударом молнии, но позволяет нашей свободе осуществить себя в любви к Нему или ненависти. И Господу не должно быть стыдно за то, что грешный Владимир Познер (сам ставящий себя выше и умнее Бога) все еще живет и здравствует.

    Итак, Господь не подавляет богоподобной свободы человека (ибо в противном случае это будет уже не человека, а марионетка), но Своим промыслом создает условия, при которых человек наиболее отчетливо способен изучить себя, а соответственно увидеть свои немощи и с помощью Божией бороться с ними достигая нравственного совершенства через смирение.  В этом отношении величайший смысл человеческой жизни видится в том, чтобы он, как существо разумное и одновременно эмоциональное (т. е. чувствующее в себе действие нравственного закона) свободно и добровольно избрало себе цель жизни: добро или зло и соответствующий ей путь. Можно сказать так: промысел Божий «помещает» человека в такие ситуации, при которых выбор между добром и злом может быть осуществлен  в наиболее отчетливой и ясной степени.

    Итак,  Господь оставляет в неприкосновенности свободу человеческой личности, однако же, будучи Любовью Он действия Своей Любви всякий раз соотносит с духовных и нравственным состоянием каждого человека, каждого народа и общества. Как в действиях врача назначающего суровый курс лечения пациенту (допустим серию сложных и болезненных операций) абсурдно видеть какую-то личную обиду на пациента и желание отомстить, так и во всех страданиях и «несчастьях», которые происходят в мире (будучи обусловлены как внутренними, так и внешними обстоятельствами) ошибочно видеть месть Бога. Таковые «наказания» Божии есть не что иное, как действие Божественной Любви, которая в каждом случае соответствует духовно-нравственному состоянию  конкретного человека.

    Однако как тогда можно объяснить стихийные бедствия (о которых говорит Познер) в свете действий любви Божией? Когда войны происходят по причине алчности  и гордыни человеческой, то можно сказать: «человек сам виноват», но если происходит стихийное бедствие (землетрясение или цунами) и гибнут люди – то в чем же здесь их вина? Некоторые христианские мыслители высказывают в связи с такими вопросами очень интересную идею. Она заключается в том, что в насущной реальности объективно существует определенная соподчиненность уровней организованности космоса, т. е. градация различных пластов бытия.

    Самым первым и низшим (а соответственно и простым) уровнем бытия можно считать материальный уровень – неорганическая материя самая элементарная в и наибольшей степени исследованная наукой (в сопоставлении с иными) реалия нашей Вселенной. Следующий уровень – это уровень органики или жизни – уже много более сложный, организованный и структурированный, чем предыдущий (материя). Третий уровень бытия – уровень психический и он несопоставимо более совершенен и сложен, чем уровень просто жизни (органики). Скажем, ученые физиологи до сих пор в достаточной мере не изучили возможностей психики человека – психическая сторона человеческой жизни, т. н. «резервы организма» иной раз поражают своими силами и масштабом – в каких-то экстремальных (и опасных для жизни) ситуациях физически слабый человек способен буквально горы свернуть и наука знает множество тому примеров. Если уровень биологический сводится к элементарному обеспечению существования человека, то психика затрагивает совсем другие много более сложные стороны человеческого бытия.

    Следующий уровень – уровень рассудочности (не путать с разумом и умом!), т. е. способность к построению простых логических операций. Данный уровень присутствует не только у человека, он в некоей ограниченной форме у высших животных: скажем, обезьяна способна сообразить, что для того чтобы сбить банан с дерева нужно взять в лапу палку. А вот далее начинаются уровни уже собственно человеческого бытия. Пятый уровень - уровень разума, т. е. способность рефлексии (осмысления, аналитики) человеком окружающего мира и самого себя. К этому же стоит отнести способность выражать данное осмысление посредством определенных символов (язык, наука, философия, искусство).

    Шестой уровень – уровень нравственный. Этот план бытия намного выше всех перечисленных, ибо он сильнее самого основополагающего принципа животного мира (и психической сферы соответственно) – инстинкта самосохранения. Именно уровень нравственный формирует в сознании человека такие базовые понятия, как добро и зло. Все мы помним замечательное детское стихотворение:

    Крошка сын к отцу пришёл, и спросила кроха:

    — Что такое хорошо и что такое плохо? —

    Будучи приверженцем определенных нравственных принципов человек способен отдать свою жизнь, а история человечества (и христианской религии в частности) убедительно показывает, что сама жизнь не является какой-то безусловной ценностью перед лицом нравственных убеждений человека. Нравственное сознание человека не только стоит над всеми прочими уровнями бытия, но и подчиняет себе оные, а точнее сказать – обусловливает все то, что происходит в них.

    И, наконец, седьмой уровень (самый высокий) – духовный уровень, религиозный горизонт бытия, подразумевающий чистоту души от грехов и страстей, которая дает возможность человеку находиться в общении с Богом. Хотя духовность и нравственность очень часто сопряжены друг с другом, однако, это две достаточно разные реалии. Нравственность касается образа и принципов человеческих действий в отношении окружающего мира и людей, в частности. Духовный уровень характеризует состояние души человека, которое описывается с помощью таких понятий, как добродетель и грех, любовь и ненависть, чистота души и духовная грязь (скверна). Человек, осуществляя нравственные поступки с чисто внешней стороны, может казаться нравственным, однако, само совершение подобных поступков может быть продиктовано побуждениями духовно порочными. Примеры нам известны – некто может благотворить ради политической карьеры, помогать всем и каждому по причине очень высокого мнения о себе, совершать героические поступки из-за жажды славы! Духовность касается самых глубин личности человека («истоков души», как говорят), которые формируют мотивы его действий и устремлений, устанавливают глобальные жизненные цели и задачи. В этом отношении именно духовная составляющая в полной мере определяет истинное состояние человека, как личности, его нравственный настрой, а отсюда и обуславливает многие ситуативные действия в различных обстоятельствах и сферах его жизни.

    Данная бытийная «лестница» не есть какая-то философская спекуляция (т. е. отвлечённое, умозрительное рассуждение), а вполне наблюдаемый и несложный для восприятия факт. Трудно не принять утверждение того, что убеждения человека могут влиять на его психику, а та в свою очередь на соматическое состояние организма. Соответственно данные уровни бытия находятся в прямом соподчинении, когда более высокий уровень прямо определяет состояние уровня низшего. Другими словами все то, что происходит в нравственном плане, далее в плане интеллектуальном, далее – в рассудочном, в психическом, в органическом и материальном – все то, в конечном счете, имеет своим источником тот высший и последний бытийный «этаж», которые именуется духовным состоянием человека.

    Согласно христианскому вероучению именно человек (в силу своей богообразности) является духовным формирующим принципом для всего физического мира. В учебнике по догматическому богословию протоиерей Олег Давыденков пишет следующее: «Весь материальный мир, являясь как бы продолжением человеческой телесности, подчинялся своему владыке – человеку»[vi], а соответственно духовное состояние человека и человечества (как совершенствование, так и деградация) неминуемо отражается на состоянии всего окружающего мира. Весь космос подвергся такому же ниспадению и искажению, коему подверглось и человеческое естество вследствие личного греха Адама. Более того, по мере духовного восстановления человеческой природы (путь к которому открыла Крестная Жертва Христа) возможно восстановление и физического мира. Апостол Павел говорит: «тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим. 8, 20-21). В контексте данных рассуждений духовная природа т. н. стихийных бедствий, их в конечном итоге антропогенный (человеческий) фактор становится более понятной.

    Некто (скажем, Познер) может усмехнуться – какой вздор несут эти мракобесы – «лицемерие вызывает землетрясение», а «зависть приводит к цунами». Однако христианская  традиция далека от подобного примитивного и рудиментарного восприятия сложной действительности, но напротив, свидетельствует о том, что именно духовное состояние человека является центром, определяющим все стороны человеческой жизни. Каждый человек свидетельствует в своей душе множество различных состояний, которые скрыты от взора внешнего мира, однако глубоко ошибается тот, кто полагает, что данные состояния никак не влияют на происходящее в его жизни. Грех (в том числе порочные настроения, грязные мысли, ложь, ненависть, зависть, лукавство) всегда имеет своим следствием страдания человека. Правда, выражаться эти страдания могут по-разному. Современная медицина все более делает упор на то, что сердечнососудистые заболевания (инфаркты), равно как и заболевания связанные с  нарушением мозгового кровообращения (инсульты) опосредованно вызваны переживаниями, стрессами, различными эмоциональными перегрузками. Безусловно, все те душевные состояния, которые христианство именует страстями (ненависть, зависть, тщеславие), «помноженные» на употребление табака, алкоголя, наркотические средства ведут к тем печальным последствиям, о которых с тревогой говорят врачи.

    И пример приведенный нами выше демонстрирует собой вполне очевидные причинно следственные связи между состоянием человеческой души и теми отрицательными и трагичными последствиями, которые отражаются на материи (в данном случае на организме человека). Есть и иные более глубокие и тонкие причинно следственные связи между бытийными «этажами» сего мира, которые недоступны для ясного постижения нашему грубому взору. Однако факт остается фактом – духовное состояние человека определяет все низшие пласты бытия (нравственность, разум, рассудок, психику, органику, материю). Поэтому, с христианской точки зрения не вызывает никаких сомнений, что все происходящее с человеком, даже в плане физическом, является не какой-то случайностью, о которой говорят материалисты и атеисты, но следствием действия этого живого Божественного Закона.  Однако неверно воспринимать эти следствия, как обиду или месть Бога! Сама суть действий Божиих в отношении к падшему человечеству есть вспомоществующая и врачующая любовь. К такой же Божественной любви Господь побуждает каждого человека через любовь к ближнему, которая, однако же, оскудевает во многих «от умножения беззаконий» (Мф.: 24, 12)

    Отсюда можно вывести очень важное и принципиальное аксиологическое утверждение - абсолютным законом бытия является любовь. А соответственно всю многочастную нравственную парадигму дозволительно свести только к одной добродетели (и, соответственно – в противопоставлении – только к одному греху). Эта добродетель есть любовь к Богу и (как единое с оным) любовь (благожелательность) к каждому конкретному человеку. Все же прочие добродетели, равно как и все христианские заповеди, сводятся к данной заповеди, вершине всех заповедей. Любовь к Богу и человеку есть центр и средоточие жизни христианина.

    Когда оная любовь отсутствует в человеке, то данное отсутствие обессмысливает все прочее. Ибо, когда в человеке рушится самый высший пласт бытия (духовность) никакие благие деяния, никакие нравственные поступки, никакое геройство не принесет благо ни человеку, ни обществу. Печальная история построения атеистического сверхгосударства СССР (отрицающего Бога и Его законы) – реальный пример, доходчиво подтверждающий последнее утверждение. Апостол Павел говорит:  «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13: 1-3).  Соответственно единственный грех, который присутствует в мире -  нарушение или потеря Божественного дара любви, оскудения в этом даре. Все же прочие грехи и преступления есть лишь трансформация или разновидности этого нарушения.

    Любовь обязательно выражается в нравственных поступках, но в отличие от них Божественная любовь есть внутреннее состояние человека, которое далеко не всегда доступно внешнему грубому взору. Скажем, настоящий христианин способен отнестись к несимпатичному для него (для его природы) человеку с такой же любовью и с такой же благожелательностью и вниманием, как к самому симпатичному. И данное отношение, безусловно, будет нравственным поступком, однако истоки оного кроются в духовном состоянии человека, который уподобляется Господу нашему Иисусу Христу. В Евангелии читаем: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного» (5: 44, 45). Этим Божественное Слово предостерегает человека  - нелюбовь разрушает человека, ибо нарушается фундаментальный закон богозданного мира, стержень нашего бытия, ибо «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:8).

     И этой удивительной истины не знает внехристианский мир! Очень точно современный греческий богослов описал данную коллизию: «человек не достигает желаемого. Христианство не относит это ни к принципиальной невозможности для человека достичь искомого, ни к неправомерности желания, а лишь к тому, что поиск ведется с неправильной точки отсчета и в ошибочном направлении. Неверная исходная позиция - это нежелание признать неестественность своего положения, а неправильное направление - поиск естественного посреди неестественного»[vii]. Человек, не знающий Бога, полагает, что обманом, воровством и интригами можно достичь счастья и комфорта, но жестоко ошибается.

    У меня нет ни малейшей уверенности в том, что господин Познер, даже если эта статья попадет в его руки, будет ее читать. Он давно и уверенно знает ответы на все вопросы и его поведение в эфире его же авторской программы вполне четко показывает его позицию. Увы, но вряд ли подлинная христианская любовь и сострадательность знакома В. В. Познеру, иначе бы он, несомненно, прославлял бы подвиг Новомучеников и Исповедников Церкви Русской – многих невинно убиенных православных христиан отстоявших и сохранивших веру, духовную культуру и все отечественные тысячелетние традиции. Христианская любовь подвигла бы телеведущего выступить против совершения абортов в нашей стране (которые были разрешены в столь презираемую им советскую эпоху и до сих пор уносят жизни миллионов младенцев). Движимый христианской любовью господин Познер обязательно бы обличал деятельность тоталитарных сект, участники которых обманным путем уводят многих молодых и доверчивых людей по ложному пути. Конечно же, известный телеведущий, постоянно говорил бы о таких проблемах, как наркомания, алкоголизм и прочих ужасных явлениях современности уносящих жизни миллионов людей по всему миру. Но, увы, В. В. Познер всем этим насущным, актуальным и  высшей степени важным темам не посвятил не одной своей программы. Максимум на что хватает «жалости» безбожника Познера – так только на то, чтобы вспомнить о землетрясениях и голоде и то исключительно ради того, чтобы в очередной раз оправдать свое безбожие и с высоты своей гордыни «обличить» Бога в Которого сам не верит.

    Но православные христиане должны знать и понимать тот факт, что именно Любовь является основополагающим законом мироздания и нарушение этого закона (совершение греха) влечет за собой целую цепь последствий во всех сферах нашего мира, в том числе и в природных. Природные катаклизмы (как было сказано выше) в этом отношении так же являются антропогенным явлением, т. е. имеют своей причиной именно человеческий фактор – нарушение закона любви. Любовь в данном контексте – это не игра чувств человеческих и не механический закон, а Живой Бог, Высший Разум!

    диакон Артемий Сильвестров

    [i] http://www.a-theism.com/2013/03/blog-post_9796.html

    [ii] http://vbulahtin.livejournal.com/2724512.html

    [iii] Иоанн Златоуст, свт. Беседы на Послание к Римлянам. 3, 4 // Полное собрание творений св. Иоанна Златоуста. Т. 9. Кн. 2. М., 2003. С. 515.

    [iv] Дионисий Ареопагит. О Божественных именах. Гл. 10, 2 // Дионисий Ареопагит. О Божественных именах. О мистическом богословии. С. 58–59. Гл. 2, 5

    [v] см. http://www.pravmir.ru/vladimir-pozner-sprosil-u-boga-kak-emu-ne-styidno/

    [vi] Давыденков Олег, протоиерей. Догматическое богословие цит. по https://azbyka.ru/otechnik/Oleg_Davydenkov/dogmaticheskoe-bogoslovie/8

    [vii] Панайотис Неллас «Кожаные ризы» http://verapravoslavnaya.ru/?Nellas_Panaiotis__Kozhanye_rizy

    Календарь

    Последние новости
    21.09.2017 Похвальное слово на Рождество Богородицы
    21.09.2017 Император-мученик Николай II
    20.09.2017 Мединский сдал «Тангейзера», но не отдаст «Матильду»?
    20.09.2017 Протестантская «перезагрузка» по-киевски
    20.09.2017 Правда и ложь фильма "Молчание"
    19.09.2017 Осторожно, секта!
    19.09.2017 «По ночам в тиши я пишу стихи»
    18.09.2017 Правильное воспитание. Как защитить детей от террористов-вербовщиков





    Новосибирское отделение Общества православных врачей России