Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » Мэрия Тольятти финансирует деятельность сект

    [30.03.2016] Мэрия Тольятти финансирует деятельность сект

             

    Под видом социально ориентированных некоммерческих организаций (СОНКО) различные религиозные движения, а попросту секты, успешно используют городской бюджет Тольятти в собственных целях. Мэрия оказывает им финансовую поддержку и предоставляет муниципальные помещения.

    В последнее время в Тольятти разного рода религиозные организации растут, как грибы после дождя. И все сплошь занимаются какими-то добрыми делами. Это тот же бизнес, та же «пирамида», в которой цель – обогащение – прикрывается какой-нибудь светлой идеей, в том числе так называемой «социальной реабилитацией алко- и наркозависимых».

    Интернет так и пестрит: «Новое поколение», «Дерево Жизни», «Краеугольный камень», «Слово жизни», «Живая вода» – у всех есть свои реабилитационные центры. Организации не имеют при этом ни необходимого квалифицированного персонала, ни разработанных методик, основанных на исследованиях и признанных медициной. Это сейчас стало модно – быть «реабилитационным центром». А еще – прибыльно. Но если в других городах их деятельность оборачивается скандалами и уголовными делами, то в Тольятти – тишь да благодать. У нас еще и поддержку из городского бюджета оказывают…

    Ситуация в России

    По оценкам экспертов, в РФ на данный момент активны от 80 до 500 сект. Вовлечены в них от 1 до 5 миллионов россиян, и 70% – это молодежь в возрасте от 18 до 27 лет. Но ни многочисленные разоблачения сектантов в СМИ, ни громкие судебные процессы над главарями не снижают интереса к «новой вере». Число новообращенных постоянно растет, а вырваться из секты удается единицам – примерно одному человеку из тысячи. Да и закрыть секты не получается порой даже по решению суда.

    Секты сейчас активно расширяют свое присутствие в субъектах РФ, осваивают новые регионы и привлекают новых адептов. Об этом в Государственной думе на заседании рабочей группы по противодействию сектантству заявил депутат от «Единой России» Михаил Маркелов. Кстати, секты расширяют сферу своего влияния не только географически, но и агрессивно идут в политику. Это особенно тревожит депутатов. Теперь они хотят управлять не только умами адептов, но и стоять за кулисами мировой политики. «Нам нужно выносить на обсуждение вопросы, связанные с манипулированием массовым сознанием, в том числе с пропагандированием антироссийской деятельности», – отметил депутат Сергей Гаврилов. И сразу же привел пример Украины. Он напомнил про «опаснейшую роль, которую сыграли секты в перевороте на Украине, и ту деятельность, которую они ведут для подавления православных интересов на Украине сейчас».

    Чтобы остановить триумфальное шествие сектантов вглубь России, для начала нужно законодательно закрепить само понятие «секта». Именно с этого основополагающего пункта и собирается начать свою деятельность рабочая группа. По словам Маркелова, именно отсутствие определения постоянно заводило в тупик разработчиков антисектантского закона. На практике не раз складывалась такая ситуация: люди приносят в правоохранительные органы кипы материалов, из которых откровенно следует, что в городе орудует деструктивная секта. При этом привлечь к ответственности организаторов невозможно, особенно если нет посягательства на имущество адептов или нанесения телесных повреждений.

    А что у нас?

    На заседании городской думы встал вопрос о такой организации, как Ассоциация «Социальный центр «Живая вода». Мэрия перечисляет ей из городского бюджета немалые средства – каждый год не по одной сотне тысяч рублей. Депутатов интересовало, по каким критериям организация оказалась первой в списке самых эффективных по итогам 2015 года. Представительница мэрии пояснила, что это не рейтинг эффективности той или иной СОНКО, а по сути дела – оценка состояния ее дел. Депутат Максим Гусейнов попытался понять, в чем, например, выражаются социальные показатели «Живой воды», какую она приносит пользу.

    – Мы не оценивали пользу данной организации, мы оценивали устойчивость ее деятельности в условиях муниципальной поддержки, – ответила чиновница.

    – Вам без разницы, чем занимается организация? Условно говоря, будет там тысяча человек бомбы лепить – главное, чтобы тысяча человек лепила, так по-вашему? – возмутился депутат.

    – У них деятельность направлена на оказание поддержки лицам без определенного места жительства, – последовал очередной ответ.

    Тогда депутат сообщил о том, что обладает также другой информацией – что в «Живой воде» занимаются еще и лечением наркозависимых людей, хотя без лицензий не имеют права.

    «Такой деятельности на территории округа не оказывается, и мы такую деятельность не финансируем, – твердо заверила чиновница. – Мы предоставляем три субсидии «Живой воде» – на оказание услуг кормления лиц без определенного места жительства, санитарно-гигиенических услуг и на «Банк вещей». Вот на это они получают деньги за счет средств городского бюджета».

    Тут представительница мэрии лукавит. Вернее – не договаривает. Да, финансовую поддержку мэрия оказывает «Живой воде» по этим видам деятельности, а вот безвозмездное пользование жилыми помещениями организация получила именно за «Проведение тренингов и семинаров с людьми, имеющими зависимость от наркотических веществ и алкоголя…». Да и по сути – какая разница, по какому виду деятельности организация такого рода получает бюджетные средства?

    Столь пристальное депутатское внимание к данной организации вовсе не было случайным. К народным избранникам также поступила информация о том, что за «Живой водой» стоит религиозная организация. И благодаря своей так называемой социально ориентированной деятельности она привлекает в свои ряды новых адептов. Неплохо, правда? Если это так, получается, что своими субсидиями, какими бы целевыми они ни являлись, мэрия бюджетными средствами помогает в становлении некой секты. Депутаты решили, что пора пересмотреть критерии оценки СОНКО и попросить компетентные органы провести проверку «Живой воды».

    Кстати, для Тольятти этот пример не единственный. Не единожды мэрия перечисляла бюджетные средства (например, 2012-2013 годы – 633 434 рубля) другой организации – региональному благотворительному фонду «Независимость». В ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что полученные бюджетные денежные средства в виде субсидии были израсходованы на лиц, находящихся в центре реабилитации на территории РБФ «Независимость», которые якобы проходили реабилитационный курс лечения от наркомании и алкоголизма. Также установлено, что РБФ «Независимость» не имеет соответствующей лицензии на оказание медицинских услуг при оказании наркологической помощи больным наркоманией в соответствии с ФЗ от 08.01.1998 № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

    Кроме того, согласно Постановлению Госстандарта России от 24.11.2003 № 327-ст «Национальный стандарт РФ социальное обслуживание населения основные виды социальных услуг ГОСТ Р 52143-2003», РБФ «Независимость» не подпадает ни под один вид перечня социальных услуг, а также не имеет лицензий, специальных разрешений, оборудования, специалистов для оказания услуг, указанных в заявлении о выделении субсидии в 2012-2013 годах. А согласно Постановлению мэра г.о. Тольятти от 29.02.2008 № 644-1/п «Положение о предоставлении субсидий юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, а также физическим лицам – производителям работ, услуг в целях финансового обеспечения (возмещения) затрат в связи с оказанием общественно значимых социальных услуг отдельным категориям граждан на территории городского округа Тольятти», указанный РБФ «Независимость» в заявлении категория лиц о предоставлении субсидии не подпадает под отдельную категорию лиц, кроме лиц без определенного места жительства, семьи группы риска.

    Между тем президентом РБФ «Независимость» является Анатолий Гильманов – пастор церкви «Новое поколение». Про его богатое криминальное прошлое, связанное с хранением и сбытом наркотиков, ходят легенды. А пару лет назад его даже выдвигали на звание Почетного гражданина Тольятти. Общественная комиссия, конечно, была в шоке, но, скрывая улыбки, кандидатуру рассмотрела – заявка же подана. С приходом к власти мэра Сергея Андреева несостоявшийся почетный гражданин приступил к активному освоению городского бюджета. В благих, понятное дело, целях.

    Совсем недавно «Вести региона» писали еще об одной организации – Местной религиозной организации Церковь Христиан Веры Евангельской «Краеугольный камень», которая получила от чиновников муниципальный домик в аренду.

    И подобных случаев, к сожалению, множество…

    С такими религиозными организациями бороться нелегко. Им нельзя отказать в регистрации. Более того, в конце весенней сессии 2015 года Госдума в ускоренном порядке приняла законопроект, упростивший регистрацию религиозных объединений. В частности, он отменил требование о подтверждении 15-летнего срока существования религиозной организации. Раньше только длительная деятельность являлась основанием для регистрации. Теперь любая секта может свободно зарегистрироваться независимо от того, когда она создана и сколько человек в ней состоит.

    Сергей Михайлов: «Мало бросить наркотики»

    Проблему реабилитации алко- и наркозависимых мы обсудили с главным врачом тольяттинского городского наркологического диспансера, депутатом Думы городского округа Тольятти Сергеем Михайловым.

    – Сергей Владимирович, наркомания и алкоголизм – страшная беда для многих семей. Родители, дети, супруги готовы на все, чтобы вытащить из этой пропасти близких. Есть много реабилитационных центров, в деятельности которых сложно разобраться. В том числе свои программы предлагают различные религиозные организации. А толк от них есть?

    – Позвольте немного отклониться от темы. Начну с важной мысли: прекратить употреблять наркотики – не самое главное. Не удивляйтесь. Приведу наглядный пример. Среди тех, кто встает на правильный путь неподготовленным, есть те, кто становится трезвым только ради трезвости. Такие говорят на каждом углу: «Я трезвый, у меня все хорошо, я держусь, не употребляю». Когда начинаешь с таким человеком глубже общаться, понимаешь, что он живет от одного собрания анонимных наркоманов или алкоголиков до другого. И больше ничего не делает, придерживается принципа «я живу в трезвости, все вокруг должны быть благодарны, родители должны давать деньги». Человек социально дезадаптирован. Это трутень. Он ничего не может предложить ни семье, ни обществу, в котором живет. Пользы от него никакой. А теперь сравните: есть центры с длительными программами, которые рассчитаны на то, чтобы человек, пройдя полный курс реабилитации, смог восстановить нормальную жизнь в социуме. Чтобы он пошел учиться или работать, завел семью, стал полноправным членом общества. В этом смысл реабилитации. Для этого работает наш центр «Воскресенье» в поселке Федоровке. Наркологи, психологи, психиатры, терапевты, социальные работники в течение долгих месяцев делают все, чтобы человек вернулся к полноценной жизни.

    Я к чему веду? Очень многое зависит от того, что дает конкретная реабилитационная программа. Реабилитация, которую проводят секты, имеет иной смысл. И он вовсе не в том, чтобы человек стал социально адаптированным. Там говорят: «Пока ты с нами, у тебя все будет хорошо». То есть они человека привязывают к себе, меняя одну зависимость на другую.

    – Некоторые родители считают: пусть уж лучше ребенок идет в секту, чем погибнет от героина…

    – Ученые считают, что нахождение в секте наносит человеку травму. Его самосознание разрушается, это делает человека внушаемым, он не осознаёт, что с ним происходит. В народе таких людей называют зомбированными. Работа с адептами заключается в том, чтобы лишить их критического мышления. К нам в наркологический диспансер иногда попадали ребята после таких центров. С ними чрезвычайно тяжело работать. Очень суженное сознание – настолько они запрограммированы. По любому вопросу, который им задаешь, дают ссылку на тот или иной пункт Евангелия. Такое ощущение, что человек перестает мыслить самостоятельно, пользуется только какими-то заученными правилами. Нужно отдавать себе отчет в том, что секты бывают разные. Есть такие, где пропагандируется отказ от семьи, навязываются многие другие принципы, которые не идут на пользу человеку.

    – А почему эти центры так свободно чувствуют себя без соответствующих лицензий? Ведь, по сути, они должны проходить процедуру лицензирования?

    – Государственные центры все в обязательном порядке получают лицензии. К нам – масса требований. А в таких центрах говорят, что занимаются «социальной реабилитацией», для которой лицензия не требуется. Мы, как медицинское учреждение, не имеем права принять пациента без его согласия, оформленного письменно. А в такие центры пациенты, как правило, попадают против своей воли. Приезжают молодые крепкие ребята, забирают их, отвозят и насильственно удерживают. Какую персону получат в результате этой «социальной реабилитации» – большой вопрос.

    Трудно сказать и то, насколько приводимые этими центрами цифры соответствуют действительности. В государственных учреждениях выработаны специальные методики получения данных. Как подсчитывается число излеченных в частных центрах – понять очень трудно.

    – Сергей Владимирович, была ли у вас возможность ознакомиться с программами реабилитации, которые предлагают эти самые религиозные организации? Если они у них вообще есть…

    – Я неоднократно посещал такие центры. Но там же правду никто не говорит. В 1998 году побывал в подобной организации в Санкт-Петербурге. Они не отрицали, что у них есть пастор, который приезжает и читает молитвы. Они себя называли общиной. Гордились тем, что сначала их было 20 человек, а потом – двести. Эти люди говорят про реабилитантов: «Они все остаются с нами». А это значит, что процесс не завершен, что пациент по-прежнему остается привязан к своему «доктору».

    Три года назад я приезжал в местную «Независимость». На первый взгляд, все хорошо. Но мне никто не дал поговорить с реабилитантами без сопровождающих. Если к нам в реабилитационный центр приезжает какая-либо комиссия, я говорю: берите любого пациента, задавайте любой вопрос. У нас все открыто, мы ничего не скрываем. Там наоборот. Как они реабилитируют, какие методы применяют – узнать невозможно. Они скрывают это.

    Я много читал об этих организациях. И то, чем они занимаются при работе с алкоголиками и наркоманами, называть реабилитацией не вполне корректно. Это скорее перепрограммирование мышления, направленное на формирование новой, более мощной, чем химическая, зависимости – от религиозной группы и ее лидера. Адепт попадает в своеобразные психологические клещи, из которых, может быть, гораздо сложнее выбраться, чем из алкогольной или наркотической зависимости.

    – Получается, новые религиозные движения действительно опасны, и не только для самого человека…

    – Опасность всех этих новых религиозных движений в том, что они являются закрытыми структурами, на которые власть не имеет никакого влияния. Что происходит там, внутри – вопрос. Туда так просто не пускают. Вообще, секта – это хорошо завуалированное коммерческое предприятие. У всех основателей сект цель одна – власть и деньги. Все разговоры о том, что мы, дескать, волонтеры, оказываем помощь, хотим сделать мир добрее, в моем понимании – лукавство. Они говорят, что предоставляют услуги своих «реабилитационных центров» бесплатно. Но по факту берут деньги с родителей. Это первое. Второе – пациенты отрабатывают свое нахождение в центре физическим трудом. При этом кормят их зачастую купленными за полцены просроченными продуктами.

    – Но ведь кто-то же должен контролировать их деятельность. Неужели невозможно найти рычаг воздействия?..

    – Мне кажется, такими сообществами должны заниматься органы ФСБ. Потому как сообщества эти могут по щелчку пальца своего лидера выйти на улицы и создать какие-то инциденты. Что лидер прикажет, то и сделают. Сейчас уже ни для кого не секрет, что все эти оранжевые революции на Майдане делались с помощью таких религиозных людей. Вот и делайте выводы…

    Оксана Белова
    "Вести региона"

    Календарь

    Последние новости
    20.06.2019 В Новосибирске подписано соглашение о сотрудничестве между министерством физической культуры и спорта и Новосибирской митрополией
    19.06.2019 В Церковь нельзя въехать на коне
    19.06.2019 Владыка Никодим освятил здание Управления Федерального казначейства
    18.06.2019 В Новосибирской епархии пройдет Межприходской турнир по мини-футболу на кубок Александра Невского
    17.06.2019 Слово в день Святого Духа
    16.06.2019 День Святой Троицы. Пятидесятница. Евангелие о сошествии Духа Святаго
    15.06.2019 Родительская суббота — за кого мы молимся
    15.06.2019 Выпавшая из общества

    Ювенальная юстиция в России - Мы против!

    Православный миссионерский апологетический центр «Ставрос»