Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » «Вы поймите, контингент очень сложный…»

    [23.02.2016] «Вы поймите, контингент очень сложный…»

             

    Как, оказавшись в реабилитационном центре, не попасть уже в новую зависимость

    Двухэтажный кирпичный дом в одном из тихих краснодарских переулков. Пять минут на машине – и ты в самом центре, на улице Красной. Подобных мест, где оказавшиеся на улице люди получают еду и спальное место, в городе несколько десятков – постояльцы этого конкретного дома сходу, наперебой называют больше 30 адресов.

    Вот только большинство вчерашних бродяг, наркозависимых и заключенных так и не решаются на следующий шаг – начать самостоятельную жизнь – годами переходя из одной коммуны в другую...

    Руководитель регионального отделения общественной организации «Линия жизни» Андрей Василенко делится: он сам несколько лет зависел от наркотиков. После передозировки попал в реанимацию, врачи «обнадежили» родных – если и выживет, останется инвалидом.

    Из больницы мать приехала забирать его с инвалидной коляской. Правда, молодость победила – организм восстановился, но после этого мужчина решил завязать со смертельным пристрастием. Пришел в один из реабилитационных центров. А затем при поддержке духовенства Русской православной церкви открыл филиалы организации в Ростове-на-Дону, Сочи и Краснодаре.

    Точка притяжения

    – Как и любой наркоман, годами мечтал порвать с зависимостью, но тяга была сильнее. Больше того, несколько раз уходил из реабилитационного центра. Мой опыт показывает, что никакие больницы или государство здесь не смогут помочь. Единственное, что вытащит – ты сам и круг общения, ведь проблема общая у всех, – рассказывает КАВПОЛИТу Андрей. – Грубо говоря, вчера с этими ребятами вместе воровали и употребляли, а сегодня, смотря друг на друга, стремимся вернуться к нормальной жизни.

    Краснодарский край притягивает не только туристов и инвесторов, но и тысячи людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Кто-то приезжает подработать на стройке и, получив зарплату, срывается в запой, через несколько дней оказавшись на улице без денег и документов.

    Другие целенаправлено едут на сытую и теплую Кубань, пережидая здесь зимние месяцы, третьи ищут счастья и шальных денег на черноморских курортах. События 2014 года добавили «лишних людей» из Крыма и Донбасса.

    Далеко не всем удается найти не только заработок, но и место для ночевки. Официальная статистика гласит, что каждый год от «переохлаждения и воздействия чрезмерных низких температур» в Краснодарском крае гибнут порядка 300 человек. Большинство из них – бродяги.

    Пришедший в «Линию жизни» невысокий брюнет Слава охотно рассказывает КАВПОЛИТу, что когда-то жил с женой и дочкой. Затянул алкоголь, в небольшой станице оказалось два выхода – или в тюрьму, или в могилу – поэтому вырвался в Краснодар. От себя не убежишь – и, работая на стройке подсобником, пил со всей бригадой.

    Ночевал в идущих под снос заброшенных домах (их, с выбитыми окнами и обсыпавшейся лепниной купеческих потолков, в центре Краснодара немало), питался «просрочкой», которой щедро делится с помойкой ближайший гипермаркет.

    – Практически к каждому крупному магазину ко времени закрытия подтягиваются бродяги, – добавляет Максим, работавший IT-специалистом в крупной корпорации в Москве (затем были наркотическая зависимость, бродяжничество и – последние три месяца – «Линия жизни»). – Мусорные контейнеры перед магазинами поделены между бездомными, иногда даже драка возникает за продукты. Они-то вполне съедобные, в целой упаковке, просто пару дней как окончился срок годности.


    «Единственное условие – трезвость и желание работать»

    Знают вчерашние бродяги и расписание всех волонтеров, раздающих на улице горячую еду. Владея этой информацией, можно каждый день получать тарелку супа или каши – одна организация кормит в понедельник, другая в среду и так далее.

    Правда, многие бездомные откровенно злоупотребляют такой благотворительностью, используя бесплатную еду как закуску к суррогатному спиртному.

    Еще один жилец этого дома, украинец Валентин, приехал сюда после начала боевых действий в родном Краматорске, когда его заняли покинувшие Славянск «стрелковцы», которых сменил штаб ВСУ.

    В Краснодаре работал на стройке, получив расчет в 50 тысяч рублей ушел в запой, очнулся без денег и документов. Хорошо, что успел оформить миграционный статус «временное убежище», при котором паспорт остается в отделении ФМС, а взамен выдается справка.

    – Когда оказался без средств, сменился и круг собутыльников. Вместо магазинного алкоголя покупали в аптеках асептолин (спиртосодержащий препарат, обычно используется для наружной антисептической обработки – прим.авт.) – пузырек стоит 20 рублей, – объясняет КАВПОЛИТу Валентин. – В первый раз пришел в «Линию жизни» вечером, уже навеселе. Мне объяснили: здесь не вытрезвитель, как протрезвею, могу вернуться.

    «Вообще-то принимаем всех. Сам много раз падал и ошибался, как могу отказать человеку, которому кроме этого дома некуда пойти? От него родные отвернулись, вчерашние друзья, но должно быть место, куда может обратиться в любой момент, – уточняет руководитель регионального отделения «Линии жизни». – Единственное условие – трезвость и желание работать.

    Вы поймите, контингент здесь очень сложный. Наверное, 90% много лет живут вообще без документов: или потеряли их, или оставили в залог. Оказавшимся на самом дне людям очень трудно снова поверить в себя, сделать первые шаги к прежней жизни».

    Андрей констатирует, что восстановить документы удается далеко не всем. Порой ФМС направляет в паспортный стол того города, где человек формально прописан, но без паспорта даже при желании билет на поезд или автобус не купить, получается замкнутый круг. Если же удается найти общий язык с сотрудниками миграционной службы, выправить бумаги можно через пару месяцев.

    Наш собеседник уточнил: арендуя дом для попавших в трудную жизненную ситуацию людей, первым делом он уведомляет местного участкового. Конечно, поначалу полицейский хватается за голову – на участке поселяются сразу 15-20 мужчин, большинство из которых сидели в колонии или еще отбывают условный срок.

    Но краснодарские правоохранители, разобравшись в задачах «Линии жизни», идут навстречу – помогают встать на учет в уголовно-исправительную инспекцию, оформить справку.


    Жизнь по кругу

    Чаще всего подобные центры открывают работающие с наркозависимыми «неопятидесятники», Русская православная церковь это направление почти не охватывает.

    Из-за отсутствия контроля и централизации новые центры появляются чуть ли не каждый месяц, вставшие на ноги бывшие бродяги оценили преимущество такого бизнеса. Именно бизнеса, ведь руководство чаще всего забирает до 80% заработанных жильцами на стройке или разгрузочных работах денег.

    Конкуренция создает и вариации – в одних домах введены жесткие религиозные правила, даже телевизор смотреть запрещено, а другие превращаются в притоны, где свободно распивают спиртное и сожительствуют. И в первом и во втором случаях человек оказывается в замкнутом круге, потому что совершенно не адаптируется к обычной жизни в социуме. Поэтому многие бездомные годами переходят из одного центра в другой, не решаясь на главный шаг – самостоятельно выйти в мир.

    В одной из таких «неопятидесятнических» организаций (их объявления можно найти возле популярных среди бездомных вокзалов) больше года провел и 23-летний Максим. Парень вырос в Мурманской области в добропорядочной семье и даже немного поработал на Росатоме.

    «Закрытый депрессивный городок, в котором одно развлечение – теплоход до Мурманска. Начал употреблять наркотики, был зависим девять лет, – вспоминает парень. – Чтобы сменить обстановку и подлечиться, а за это время заработал гепатит, родители отправили к бабушке в Крым. Там попал в реабилитационный центр, затем стал его координатором и возглавил уже целую сеть.

    Но там был чисто сектантский подход – в миру опять сорвешься, ты никому не нужен. Получается, порвав с наркотиками, человек не возвращался в нормальную жизнь, а полностью зависел от этой организации. Когда я ушел оттуда, меня отступником провозгласили».

    Часть заработка отдают и живущие в «Линии жизни» – деньги уходят на аренду и коммунальные платежи, питание (готовят живущие в этом же доме женщины).

    «Вопрос с оказавшимися на улице людьми системно не решается. Понятно, что на это не выделены деньги, в законодательстве не прописан сам механизм подобной социальной помощи, многие чиновники искренне не понимают, как вообще должна проходить такая адаптация, – заключил Андрей. – Но это же бомба замедленного действия, особенно в условиях кризиса.

    На улицах Краснодара оказались сотни человек, не имеющих ни работы, ни крыши над головой, ни зачастую документов. В Сочи с ними поступают проще – перед важными мероприятиями проводят зачистку и вывозят за 101-й километр в Туапсе, проблему же это не решает».

    По данным министерства труда и социального развития Краснодарского края, сегодня в регионе работает пять государственных центров, в которых бездомные могут переночевать, – в пригороде Краснодара, Туапсе, Новороссийске, Курганинском и Кавказском районах. Краснодарский социальный центр может принять до ста постояльцев, в районах – до 20 человек. Понятно, что в холода ночевки забиваются под завязку.

    Собеседник КАВПОЛИТа уверен, что государство по определению не способно ресоциализировать оказавшихся на дне жизни людей, это задача как раз для реально работающих в этом секторе общественных организаций, которым нужно только помочь.

    Так, делится Андрей, в Ростове благодаря личному знакомству с представителями мэрии их центры получали подряды на уборку города – каждый день порядка пятидесяти человек выходили подметать улицы. Делали это качественно и за небольшую зарплату. Диалог с кубанской администрацией пока только налаживается.

    – В Краснодарском крае действительно много организаций подобного толка, но беда в том, что большая их часть не ставит цели вернуть человека в общество. А ведь для государства очень важно, чтобы бывший наркоман или алкоголик, бездомный смог благодаря грамотной программе ресоциализации выйти в социум, жить автономно, без этой организации, – прокомментировал КАВПОЛИТу краснодарский врач психиатр-нарколог Николай Каклюгин. – Методика состоит в том, чтобы патологическая личность с пагубной зависимостью была «стерта» и заменена на новую личность. Разница в том, что немногие подобные центры это делают, а другие насаждают зависимость от группы или организации. Получается, что подобные центры создают «государство в государстве».

    Андрей Кошик
    КАВПОЛИТ

    Календарь

    Последние новости
    24.08.2019 Вращающаяся «Фалунь», или Как не подсесть на «колесо»
    23.08.2019 Николай Каклюгин: «Позор вам»
    23.08.2019 О пожилой даме, её миллионах, «Поющих христианах» и «епископе»-«методисте»
    22.08.2019 Новосибирский священник принял участие в работе Патриаршей комиссии по спорту
    22.08.2019 Суд признал «Союз славянских сил Руси» экстремистской организацией
    21.08.2019 Рай истинный и ложный
    21.08.2019 Представитель Новосибирской епархии принял участие в заседании антинаркотической комиссии
    21.08.2019 Как сказываются на делах Сбербанка оккультные увлечения Германа Грефа?

    Епархиальный реабилитационный центр во имя св. прп. Серафима Саровского

    Сектовед.ру

    Тайна ложных учений