Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Зловонный след Мездрича

    [28.03.2015] Зловонный след Мездрича

             

    Самым громким событием в культурной и общественной жизни г. Новосибирска последнего времени, безусловно, стала кощунственная постановка оперы «Тангейзер» в Новосибирском Государственном Академическом театре оперы и балета (далее - НГАТОиБ). Постановка псевдотангейзера[i] возмутила общественность всей страны: против оскорбления чувств верующих выступили представители Православной Церкви, мусульмане и иудеи, патриотические организации, общественные деятели, депутаты Государственной Думы. Наконец свою позицию обозначило Министерство культуры РФ, представители которого заявили о недопустимости вольного или невольного выражения неуважения к традиционным ценностям, проявленное руководством театра и режиссером-постановщиком. Более того, Министерство культуры РФ настаивает на том, чтобы в спектакль были внесены необходимые изменения и организует проверку финансово-хозяйственной части НГАТОиБ. Непосредственно директору театра Б. М. Мездричу было указано на недостаточность контроля над возглавляемым им учреждением.

    Поскольку «дело псевдотангейзера» приобрело широчайший общественный резонанс и о деталях сего прискорбного казуса в НГАТОиБ не знает только ленивый, мы позволим себе не касаться деталей богохульной постановки режиссера Т. Кулябина, равно как и того общественного возмущения, которое явилось следствием провокативной деятельности НГАТОиБ под руководством Мездрича. Обо всем об этом с различным настроением и под разным углом писала как федеральная, так и местная пресса. В данной статье нам бы хотелось выразить некоторое сомнение касательно того, что директор театра Мездрич недостаточно контролирует возглавляемое им учреждение. Рассматривая профессиональную биографию «театрального директора» мы с удивлением узнаем, что почти каждое назначение Мездрича на должность директора того или иного театра заканчивалось скандалами, конфликтами с властью и общественностью, финансовыми проверками и т. д. Почти вся деятельность Мездрича представлена провокативными постановками, глумлением над нашими традициями и ценностями. В связи с этим показательно, что в ответ на жесткие замечания Минкульта г-н Мездрич заявил, что «спектакль не отдаст и пойдет до конца». Столь наглая самоуверенность директора, скорее всего, говорит о том, что у него «все под контролем» и его действия (в плане осуществления скандальный постановок) имеют осознанный и целенаправленный характер. Столь дерзкое и развязное поведение Мездрича могут быть объяснены и тем, что за ним стоят определенные влиятельные силы, чья цель – уничтожение культуры нашего народа, его духовно-нравственных ценностей, его веры.

    Как ни странно, но по своему образованию Борис Мездрич не имеет никакого отношения ни к театру, ни к искусству вообще. Окончив геолого-геофизический факультет Новосибирского университета по специальности «инженер-геолог-геохимик» Мездрич почти до конца 1980-х гг. работал согласно профессии. Но, видимо, наука не особо интересовала молодого человека, основное его внимание было обращено на творческую самодеятельность (бардовская песня, танцевальные кружки и т. д.)  Однако крепкая деловая хватка выделяла молодого человека из статуса простых романтиков. Так уже в 70-е гг. молодой Мездрич организовывал дискотеки на деньги комсомола[ii], о чем сам рассказывал в своем интервью. Именно последнее качество помогло Мездричу в 1980-м году занять пост директора Приморского краевого театра драмы имени Горького, позже он стал директором Приморского ТЮЗа. Человек, который считает, что «театр начинается не с вешалки, а с буфета» очень быстро вошел в конфликт с артистами этого театра (которых называл «мышками-норушками») и перешел в Омский театр драмы на пост директора театра. К тому времени Мездрич уже прослыл человеком неуправляемым и скандальным.

    В Омском театре Мездрич также вошел в конфликт с артистами театра. Для начала Мездрич выжил из театра главного режиссера Владимира Петрова. Дальнейшие события можно назвать массовым бегством старожилов Омской «драмы» из-под крыла нового директора. Так, театр покинули артисты супруги Юрий Ицков (бывший, помимо всего прочего и председателем Омского союза театральных деятелей) и Надежда Живодерова. Далее театр покинули исполнители главных ролей супруги Дмитрий Лебедев и Анастасия Светлова. Так же не пожелал работать с Мездричем актер Олег Чернов, ныне известный по исполнению роли «Бати» в сериале «Морские дьяволы». Актеры говорили, что в театре при Мездриче царит «похоронное настроение», а на вопрос «Как дела?» актеры отшучиваются по-черному: «Скоро закрываемся». Вот как описывает ситуацию женщина-режиссер, поставившая при Мездриче в Омском драматическом театре спектакль: «Сыграли спектакль всего несколько раз: ведущие артисты уехали в другой город. Великолепный, знаменитый Омский академический театр драмы уже разваливался»[iii]. В конечном итоге Мездрич вынужден был покинуть Омск и переехать в соседний Новосибирск, заняв пост директора НГАТОиБ[iv]. Про «омский период» Мездрича мы поговорим чуть позже в связи со скандалом в Ярославле. В Новосибирске же глава «оперного» проявил себя, как типичный представитель «пятой колонны». Так, давая в одной из телепередач интервью по поводу готовящейся в Новосибирске премьеры оперы «Жизнь с идиотом» на музыку Шнитке и либретто Ерофеева, Мездрич, как утверждает журналист, заявил, что постановка будет элитарной. А элитарность ее заключается в том, что в спектакле будет употреблена ненормативная лексика…

    Но особо много шуму Мездрич наделал в Ярославле с 2008 по 2010 гг. возглавляя ярославский Российский академический театр драмы имени Фёдора Волкова. С приходом сюда директором Бориса Мездрича, в редакцию местной газеты «Золотое кольцо» стали приходить многочисленные отклики от жителей областного центра и гостей города, которым очень не понравилось то, что случилось в «первом русском». Переживают, пишут, звонят, просят помочь разобраться в ситуации и прекратить то эстетическое безобразие, которое видят на сцене «Волковского».

    Обнаженка, мат на сцене, кощунство и прочие эпатаж – вот что, по мнению жителей Ярославля, стало визитной карточкой классического театра драмы за время в то время, как им управлял Б. Мездрич. Ориентированность на авангард и нелюбовь к традиционному академическому театру – вот что характеризует работы Мездрича по мнению ярославцев. Артистам и зрителям предлагали напрочь забыть историю «Первого русского» и все хорошее, что раньше было, и окунуться в атмосферу авангарда, который должен вызывать у зрителей шок и эмоциональное потрясение. Все похабные спектакли он прикрывал «золотыми масками», имея, как говорят злые языки, очень серьезные связи в гей-тусовке Москвы. Так при Мездриче был поставлен спектакль «С любимыми не расставайтесь». Несмотря на хвалебные отзывы, которые, как поговаривают, Мездрич просто-напросто приплатил своим друзьям — именитым столичным театральным критикам, спектакль «С любимыми не расставайтесь» вызвал неоднозначную реакцию у завсегдатаев театра. На официальном сайте Волковского можно было прочитать и отрицательные отзывы зрителей, не ожидавших, что режиссер может так надругаться над пьесой Володина. Другой спектакль, проставленный при Мездриче – «Горе от ума» настолько извращал оригинал, что некоторые артисты за сердце хватались: Лиза пела матерные частушки, а Чацкий дергался, как наркоман и падал в конвульсиях. Когда «гостевая книга» на официальном сайте театра переполнилась возмущенными окликами касательно «модных» постановок - гостевую книгу просто-напросто удалили с сайта.

    В конце концов, Мездричу пришлось покинуть пост директора Волковского театра. «Наконец-то! Дождались!» — именно так, со вздохом облегчения говорило большинство сотрудников Ярославского театра имени Федора Волкова про уход его горе-директора. Но уходить с этого поста он не хотел, цеплялся за свою должность всеми силами Когда Б.Мездрич получил назначение на пост директора НГАТОиБ стало известно, что во главе Волковского останется его ставленник  –  Евгений Марчелли, которого ярославская публика очень не хотела видеть на этом посту ввиду того, что «верный ученик Мездрича» также, как и «учитель» отличался антироссийскими взглядами, творческой разнузданностью. Другими словами, возвращаясь в Новосибирский «оперный» Мездрич стремился сохранить свой контроль (по-видимому, и финансовый) над театром драмы в Ярославле. Ведь даже контейнер для перевозки собственных вещей в Новосибирск Мездрич заказал не за свой личный счет, а за счет Волковского театра. «Пусть будет ему нашим прощальным подарком, лишь бы уехал», — решили сотрудники первого русского.

    Большой вклад в изгнание Мездрича из Ярославля внесла общественность города. От имени возмущенных горожан  были направлены письма министру культуры, Президенту России, а также депутатам местного и федерального уровней с горячими просьбами помочь в решении острой проблемы. Многие горожане посчитали, что деяния Бориса Мездрича на посту директора Волковского наносят урон не только ярославской, но и российской культуре. Ярославская газета «Золотое кольцо» тоже заняла активную позицию в борьбе с псевдоискусством, которое активно навязывал ярославцам Мездрич. Журналисты  неоднократно писали о том, какими разрушительными оказались действия Мездрича в отношении театра и зрителей. За время своей работы этот человек не только подорвал традиции русского академического театра, но и культивировал в Волковском нездоровую атмосферу подавленности, недоверия друг к другу, интриг и творческой нестабильности. Были попраны многие веками сложившиеся традиции, забыты прошлые успехи.

    К негодованию ярославской публики, выпускались низкосортные, пошленькие спектакли авангардного направления. Всю историю театра Мездрич пытался переписать на свой лад, вычеркнув из нее неугодные ему моменты. Кроме того, при Мездриче был приостановлен ремонт в театре и здание стало разрушаться. К юбилею Ярославля  на фоне других только что отремонтированных строений Волковский выглядел этаким уродцем, несчастным калекой-инвалидом, про которого забыли. Фирме, проводившей работы по реконструкции театра, Мездрич задолжал более 20 миллионов рублей, которые удалось взыскать только через суд.

    Деятельностью Мездрича всерьез заинтересовалась Генеральная прокуратура, и было дано распоряжение провести проверку работы директора ярославского театра на местном уровне. Мездрича регулярно вызывали на допросы в прокуратуру, выглядел он подавленным и растерянным, чувствовал себя после бесед со следователями явно не на коне. Менять роль «великого театрального менеджера» на подследственного ему, понятное дело, очень не хотелось. В связи с прокурорскими расследованиями все имущество Бориса Мездрича в Ярославле арестовано и сам он находился под подпиской о невыезде.  К тому же поговаривали, что Мездрич косвенно виноват в гибели Руслана Ефремова, бывшего руководителя Новосибирского театра, которого нашли повешенным…  [v]

    За время «правления» Мездрича в Волковском театре из него ушли известные мастера сцены, любимцы публики Владимир Солопов, Анатолий Соколовский, Вадим Асташин, Андрей Зубков, Николай Лавров,  Наталья Кучеренко, Людмила Томилина и еще около 10 человек. Сам Мездрич уволил старейших работников театра — людей, которые отдали ему десятки лет и служили верой и правдой. Зато на должность начальника информационно-издательского отдела Мездрич назначил свою жену Елену Медведевскую (которая ныне является пресс-секретарем НГАТОиБ). Вообще приезжая на «новое место» Мездрич старается в рамках своих полномочий поставить на все ответственные посты «свою команду» состоящую из учеников и родственников[vi], которым сам директор, как говорят злые языки, назначает зарплаты раз в 5-6 выше, чем прочим работникам.

    Те же злые языки утверждают, что по странному стечению обстоятельств Мездрич приезжает в те города и театры, где готовятся отмечать большие юбилеи и значимые события, под которые выделяются немалые деньги. Так, якобы, случилось и в Омске. Тысячелетие Ярославля, конечно же, связано с серьезными финансовыми вливаниями в город, а Волковский театр, между прочим, его визитная карточка. К тому же в 2010 году первому русскому театру исполнялось 260 лет. Так что о нем в преддверии двух юбилеев, естественно, не забыли. Поговаривая же о новом директоре, злопыхатели произносили фразу, которая будто бы родилась в Новосибирске, когда там на реконструкцию театра было потрачено примерно около 1 500 миллионов рублей: «Где деньги, там и Мездрич».

    В самый разгар ярославского скандала в редакцию газеты «Золотое кольцо» пришли «письма-рекомендации» с прежнего места работы Мездрича, а именно – из Омского театра. Такие характеристики очень хорошо показывают подлинную сущность, цели и методы работы «гениального театрального менеджера». Цитата: «Прежде всего хотим развеять миф о великом даре директорства Бориса Мездрича. Попал он к нам в омский театр, когда из него ушли настоящие мастера — Чонишвили, Щеголев, Ожигова. Остались актеры этажом ниже. Неплохие актеры, но в сравнении с ушедшими все проигрывают. Поэтому о каком таком расцвете омского театра в эпоху Мездрича идет речь, непонятно. Его расцвет был связан только с одним человеком — легендарным директором Мигдатом Нуртдиновичем Ханжаровым. Он сам собрал уникальную труппу, вырастил актеров, подобрал репертуар. Это вам скажет любой в Омске. А кто такой Мездрич и какой он оставил след в жизни города и театра, никто не скажет. Пожмут плечами — и все… При Мездриче только дальше шло загнивание театра, традиции и критерии рушились...

    Денежки свои Мездрич считать умел всегда. В годы кризиса, когда не выплачивалась зарплата, он выдавал нам, голодным и нищим, из своего кармана под проценты. Вот берешь у него взаймы 100 тысяч, это было в девяностые годы прошлого века, а возвращать нужно было 110… Кто-то вспомнит зарубежные гастроли, которые директор делал. Да, делал, но иностранцев так облапошивал, что не больно-то кто долго с ним поддерживал отношения. Вот приехали мы в Америку и пять километров тащили по подземным переходам с одного аэропорта в другой свои вещи. Организатор Сэйра спрашивает: «Борис, почему артисты несут костюмы и реквизит на себе, ведь я тебе дала 800 долларов на транспортные расходы?» Мездрич покраснел, глазами луп-луп, пыхтит как паровоз. Ответить нечего...

    Мездрич везде начинает одинаково. Убирает нескольких старых работников, опытных и знающих свое дело. Потом приглашает варягов, поселяет их в лучшие номера, платит баснословные гонорары. Эти люди по всей стране пускают слух о его небывалых талантах. Потом начинает в театре буфет ремонтировать (к слову, в Ярославле Борис Михайлович первым делом тоже предложил начать ремонт театра с буфета — авт.). А потом может пустить туда своих людей, которые на оптовке закупят сомнительные продукты, и будет кормить ими артистов. А еще каждый месяц закатывать банкеты — банкеты вообще его страсть… Зачем Мездричу нужна реконструкция? Чтобы сдавать помещения. Вот в Новосибирске, как нам рассказали актеры, он даже под похороны помещения сдавал: захочет какой-то бандюган хоронить собрата из центра и снимает под эту акцию театр. Так было несколько лет

    Надо пролить свет на уход Мездрича из омского театра. Ушел он не сам и не сразу, сражался за кресло, науськивал нас, артистов, чтобы мы шли заступаться за него. Но к этому времени все было уже бесполезно и никакие заступничества не помогли. Готовилась реконструкция к юбилею театра. Так он, говорят, составил такую смету по ремонту, что на приеме у губернатора специалисты сказали, что описанный расход будет превышать несколько раз реконструкцию Миланской оперы. Вот тогда-то губернатор, по всей видимости, не потерпел такой наглости, отправил на переработку сметы и решил расстаться с Мездричем...

    В Новосибирске Борис Мездрич чувствовал себя неуютно. Он и там пытался распоряжаться и диктовать, но губернатор цыкнул при всех: мол, у нас так не принято. Бедный ваш ярославский театр, бедные люди!.. Вот статью про «Горе от ума» вслух прочитали, никто ничего не понял. О чем спектакль? О диссидентах, что ли, которых всегда было много на Руси? А что это Чацкий цитирует своего современника Лермонтова? Последнему в то время совсем мало годков было. Послушать автора, так какая бы глупость ни прозвучала со сцены — все во благо. Знаем мы этого режиссера — тусовщик, никто не видел его нормальных спектаклей. А приехал в ваш город и сразу «гениалку» сварганил? Липа все это!»

    Вы спросите: а как же «Золотые маски», которых в период правления Мездрича омский театр нахватал аж пять штук? Так поднимите протоколы от апреля 1997 года, возьмите публикации газет — и все поймете, только ленивый нас тогда не стукнул. Это же был скандал на всю страну. Было стыдно смотреть людям в глаза… Вот умерли и не получили «маски» Янковский и Абдулов, и у Марка Захарова этой премии нет. Но никто не осудит их и не осмелится назвать бездарями. Потому что сама раздача «масок» нынче дело сомнительное»[vii]. Конец цитаты.

    Из вышеприведенных строк становится ясно, что с приходом Бориса Мездрича в театры Омска, Ярославля, Новосибирска местным театрам доводилось хлебнуть немало горя и проблем. Кстати, заканчивая свое письмо, сотрудники Омского драматического театра следующими словами: «Не отступайте! Должен же кто-то говорить правду! Вам бы выписать командировку и проехать по местам боевой славы Б. М., тогда картина будет полной. Без слухов и домыслов. А мы написали все как есть…»

    В этой статье мы попытались пройтись по местам «боевой славы» г-на Мездрича. И видим везде:

    1. Постоянные конфликты с артистами, режиссерами, местной интеллигенцией, местной администрацией и правоохранительными органами;

    2. Сомнительные траты бюджетных средств и вопреки хвастливым заявлениям «менеджера» - плачевное финансовое положение театров, разрушение театральных зданий;

    3. Абсолютно бездарные постановки, извращение классиков, похабщина и кощунство, которое прикрывается получением «Золотых масок» и прочих премий, которые опять же в свою очередь являются лишь демонстрацией пронырливости Мездрича.

    На сегодняшний день зловонный след Мездрича заканчивается в Новосибирске постановкой кощунственной оперы Псевдотангейзер. И здесь все как всегда – похабщина, богохульство и заявление самого Мездрича, что, несмотря на требование Министерства культуры Российской Федерации извиниться перед верующими, он будет это богохульство отстаивать до конца. Более того, Мездрич врет (как он это делал и раньше) о том, что к нему не поступало никаких жалоб на спектакль. Это неправда. Люди прямо во время самого спектакля срывались с мест и покидали зрительный зал. Жалобная книга НГАТОиБ переполнена возмущениями касательно похабной и кощунственной постановки. Мездрич этого не читал? Вспомним, как гостевая книга Ярославского театра драмы была просто удалена с сайта!

    Более того, недавно Мездрич снова попался на лжи. Так информационному агентству lenta.ru он заявил о некоторых артистах: «Наши ребята поют в церковном хоре по совместительству — это везде такая практика в России. И, кстати, семь человек сейчас оттуда, из собора Александра Невского, выгнали, товарищ Новопашин[viii] выгнал»[ix]. Во-первых в постановке Псевдотангейзера принимали участие не семь, а трое певчих Александро-Невского Собора, которые так или иначе задействованы в кощунственном спектакле. Во-вторых, протоиерей Александр Новопашин не выгнал, а предложил сим певчим серьезно подумать насколько совместимо пение в церковном хоре с участием в богохульных постановках. За расчетом никто не пришел, никаких распоряжений по этому поводу издано не было, никто не уволен.

    Везде, где бы ни работал Мездрич в последние годы его деятельность вызывает возмущение широкой общественности, в том числе работников культуры; пристальное внимание к Мездричу правоохранительных органов, начало проверки финансовой деятельности Мездрича со стороны Министерства культуры. Стоит выразить крайнее удивление – как человек с такой репутацией мог снова возглавить Новосибирский Государственный Академический театр оперы и балета и каким образом он сохраняет свою должность до сих пор? Сейчас ходят слухи, что его сместят... Однако рано радоваться, хочется напомнить, что отличительной чертой политики Мездрича является тенденция ставить в качестве своих заместителей и вообще на ответственные посты своих родственников и «особо приближенных». На сегодняшний день заместителем НГАТОиБ является Павлов Игорь Борисович – это сын Борис Мездрича. Существует серьезная опасность того, что в случае смещения Мездрича место директора театра займет его сын (носящий другую фамилию).

    До этого наш театр оперы и балета под руководством Мездрича уже радовал Новосибирского зрителя постановкой оперы «Фауст», которая оканчивается тем, что на сцену выходят полуобнаженные девушки в противогазах и в пачках. Кстати, этот спектакль ставил «ученик» Мездрича режиссер Игорь Селин, тот самый, который оскандалился в Ярославле постановкой матерщиной версии «Горе от ума». Стоит упомянуть и постановку «Риголетто», в которой присутствует огромная фигура гемофродита с грудью и фаллосом. Комментарии к Псевдотангейзеру полагаю излишни. Люди, знающие Мездрича, прямо утверждают, что этим человеком движет неприкрытая ярость к Православию! Полагаем, что нравственно вменяемый зритель-ценитель подлинного искусства – оперы и балета вряд ли пойдет на такие извращения. Или как написал один блоггер: «Судя по тому, что сегодня в стенах театра происходит, возможно, стоит переименовать Новосибирский оперный в «Театр оперы и борделя», в этом случае случайные люди туда не попадут и каждый, решая идти туда или нет, будет делать честный, осознанный, свободный выбор».

    На момент, когда статья была готова к публикации, после мощнейшего митинга против богохульства в Новосибирске, который по объективным отчетам собрал около 10 000 участников,  Борис Мездрич был уволен с должности Новосибирского Государственного Академического театра оперы и балета. Однако на этом история боюсь, не заканчивается! Все российским общественникам стоит внимательно следить – где найдет свое следующее пристанище «великий менеджер»! И реакция должна быть соответствующая!

    Владимир Освиловский

    [i] полагаем, что данную постановку корректно называть именно псевдотангейзер, т. к. к оригинальному сценарию классической оперы Рихарда Вагнера она не имеет почти никакого отношения
    [ii] Более подробно здесь - http://www.strana-oz.ru/2005/4/direktor-teatra
    [iii] http://goldring.ru/news/show/97318
    [iv] Более подробно о т. н. «омском» периоде Мездрича можно почитать здесь - http://omsknews.ru/print.php3?id=2840; http://www.omsknews.ru/index.php3?th=9&dt=20010205&id=373; http://omsknews.ru/index.php3?th=34&dt=20010818&id=4451
    [v] более подробно - http://goldring.ru/news/show/98578
    [vi] Более подробно о «ярославском» периоде Мездрича можно почитать здесь -
    [vii] Более подробно - http://www.goldring.su/news/show/94091/
    [viii] протоиерей Александр Новопашин, настоятель Собора во имя св. блгв. князя Александра Невского г. Новосибирска
    [ix] http://lenta.ru/articles/2015/03/24/mezdritch/
    Календарь

    Последние новости
    24.11.2020 Окружное послание преподобного Навкратия о кончине преподобного Феодора Студита. Перевод и комментарии
    24.11.2020 СК завел дело из-за открытия управленческого центра "Свидетелей Иеговы"
    21.11.2020 Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Слово в праздник Архистратига Михаила
    21.11.2020 Водослив Галины Чудиновой
    20.11.2020 Одурманивал и забирал имущество: в Ростове судят москвича, заманивавшего людей в японскую секту
    19.11.2020 Борьба со злоупотреблениями в сети Интернет
    18.11.2020 Житие святителя Тихона, патриарха Московского и всея Руси
    17.11.2020 От цигун до самоубийства: чем опасна секта фалуньгун?

    Образование и Православие

    Трезвое поколение