Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Конец диалога

    [01.04.2012] Конец диалога

             

    Несмотря на то что последние политические события полностью подтвердили мои прогнозы, на душе как-то безрадостно; как раз тот случай, когда рад бы был ошибиться. Однако, увы, я оказался прав: Церкви объявлена информационная война, боевые действия идут полным ходом, и они не прекратятся, пока одна из сторон не победит. Мы не готовы к этой войне, но нам не оставили выбора. И самое печальное - мы столкнулись с сильным либеральным лобби внутри Церкви, утверждающим что выбор есть: надо просто "не поддаваться на провокации".

    Беда в том, что провокации возникают при разных обстоятельствах и бывают разного рода. В условиях, когда судьи - либералы, и медиапространство большей частью принадлежит либералам, "не поддаваться" бессмысленно. Любое действие и бездействие будет распиарено как наша ошибка. Возмутимся осквернением храма, выступим за наказание виновных - скажут, что мы кровожадные, бессердечные злодеи. Промолчим - скажут что мы боимся и утратили веру в собственные святыни, не имеем религиозных чувств, поскольку их ничто не оскорбляет. Нас сделают виноватыми при любом варианте развития событий.

    Примечательно, что Церковь в лице своих представителей - богословов, апологетов, миссионеров, журналистов - готовилась к диалогу со светским обществом, представляя себе противников с другой стороны как оппонентов - культурных, образованных, интеллигентных людей. Что будут какие-то конференции, круглые столы, будет обмен мнениями; но диалога не произошло. И те кто до сих пор пытается вести диалог выглядят по меньшей мере странно. Диалог может быть основан только на взаимном уважении; в сложившейся сегодня ситуации диалог с антицерковными силами следует временно прекратить, как России следует прекратить дипломатические отношения с Катаром после избиения там нашего посла. Представьте, подходит к вам на улице кавказец и говорит: "я твоя мама имел". А вы в ответ так вежливо: нет, ну что вы, позвольте, здесь какая-то ошибка, моя мать порядочная женщина, сейчас я вам все объясню, и далее в том же духе. Кавказец же делает новый заход в том же духе: "ты не понял, козел, я твоя мама имел!" И так смачно плюет в лицо. А вы опять ему вежливо: ваша гипотеза не выдерживает критики, а аргументы крайне слабы, поэтому не воспринимайте как переход на личности, но я не могу принять вашу позицию, и снова в том же духе повторяете множество правильных слов - но адекватных для какой-то иной ситуации. В ответ же на аналогичные оскорбления Церкви ее должны защищать уже другие люди и другими методами.

    Итак, поскольку диалог с антиклерикализмом я полагаю законченным, далее отвечу на вопросы, нередко возникающие в ходе внутрицерковной полемики.


    1. Что делать с Pussy Riot?

    Судить по закону. И слава Богу, что в Москве православие защищает закон. Это идеальная ситуация, у которой я вижу лишь один побочный эффект: может возникнуть впечатление, что православие вне политики. Говорил неоднократно, но повторю еще раз: такого никогда не было и быть не может, а иллюзия такая возникает лишь тогда, когда политические вопросы за Церковь решает кто-то другой. Для тех, кто плохо представляет жизнь за МКАДом, напомню, что в мире есть немало мест, где Церкви приходится защищать себя самостоятельно. И случается слушать иные проповеди: завтра могут попытаться осквернить, отобрать храм, поджечь его; и вы должны быть готовы встать на защиту своей веры и своих святынь. Случается слушать иные беседы: да, мы живем мирно, стараемся никому не мешать и ни с кем не ищем ссоры. Но если завтра наш монастырь попытаются отобрать, сотня казаков будут бросать в наших обидчиков бутылки с зажигательной смесью. Таково реальное положение дел.

    Провокация может состоять из ряда последовательных действий, но при этом эти части - от одного целого, это ходы одной комбинации. Сама провокация - это единичный акт. Когда к вам подошли на улице и высказались про маму, это одно. Можно "не поддаться на провокацию", утереться, и пройти мимо. Другое дело - когда такой кавказец живет с вами в одной коммунальной квартире или в одной комнате в общежитии, и провоцирует каждый день. "Не поддаваться" в таком случае бессмысленно - надо разобраться с обидчиком, причем чем раньше тем лучше. Уже несколько лет слежу за антицерковным пиаром, и не помню чтобы в прессе не крутилось какого-то скандала, связанного с Церковью. Всегда один крупный "сенсационный" скандал, и несколько сателлитов для создания нужного общего фона (все плохо). При этом истерики только крепчают, "холодная война" недавно вошла в новую фазу, когда помимо информационных атак начались атаки в реальном пространстве и осквернения храмов. Так какой смысл "не поддаваться"?

    Ведь регулярно повторяющиеся, множественные провокации уже перестают быть собственно провокациями. Это травля, враждебные действия, война. И ранее непорядочно было продвигать мнение, что "я твоя мама имел" в отношении Церкви необходимо оставлять безнаказанным, что это легкая провокация (мол, еще доказать надо, что было именно оскорбление, весьма возможно кавказец просто плохо говорил по-русски и т.п.), которую можно просто переждать. Но после заявления членов общественной палаты это мнение стало совершенно абсурдным. Травля уже видна невооруженным глазом стороннему наблюдателю. Даже неправославные люди выступают с вот такими заявлениями:

    И когда православные апологеты, которые разумеется в курсе всех регулярно происходящих выпадов против Церкви, делают вид что ничего не происходит - я не могу найти уважительных причин для этого. Одно дело - промолчать, другое дело - метать бисер перед свиньями, давать святяню псам, и обвинять единоверцев в жесткосердии. Приправляя обвинения демагогией крайностей - мол, если дал сдачи, значит непременно маньяк и садист. В этом есть даже неуважение к труду других людей - например полицейских, военных - благодаря которому рафинированный интелигент получает возможность "жить без насилия" и множественно рефлексировать - как это здорово, замечательно и единственно истинноправославно. Более того, прощение кого-либо предусматривает свободу выбора: мог наказать, но не пожелал. Когда же возможности наказать нет, не понятно - прощает ли человек по доброте душевной, или просто повинуется обстоятельствам, и не лезет в драку лишь по той причине, что драться не умеет.


    2. Имеют ли право защитники церковных святынь утверждать "кто не с нами, тот против нас", и каков богословский и канонический статус подобных утверждений?

    В сложившихся условиях правило "кто не с нами тот против нас" применительно к православным либералам с каждым днем становится все более оправданным. Эскалация проблем ведет нас к открытой конфронтации с либерализмом. Антицерковная пропаганда чем дальше тем больше напоминает гитлеровские листовки времен ВОВ, и не лишним будет вспомнить отношение РПЦ к православным по ту сторону фронта в 1943 году:

    Святая Православная Церковь, как русская, так и восточная уже вынесла свое осуждение изменникам христианскому делу и предателям Церкви. И мы сегодня, собравшиеся во имя Отца, Сына и Святого Духа, подтверждаем это осуждение и постановляем: всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как против Креста Господня, да числится отлученным, а епископ или клирик лишенным сана. Аминь.

    Каков богословский и канонический статус этого решения? Православные в армии Гитлера - может, они неправильно причащались? Может, у них были догматические расхождения? За что они получили анафему? Отвечаю - за свои политические ошибки. За то, что они вольно или невольно помогали разрушать Православную Церковь.

    Оглядимся вокруг. Обама и Клинтон провозгласили защиту прав ЛГБТ приоритетом внешней политики США. О чем это говорит? О том, что пиар-акции от ЛГБТ в России - дело рук ЦРУ, создающего повод для вмешательства во внутренние дела суверенного государства. Защищающие ЛГБТ "полузащитники прав" - гауляйтеры Америки. Либералы, мотивируя на действие одних, а других на бездействие, пытаясь организовать в России оранжевую революцию, расчленить и ограбить страну - совершают предательство. На примерах Ливии и Египта мы видим, какие последствия ожидают всех нас. На этом фоне под другим углом видятся, например, сообщения о попытках ввоза на территорию РФ взрывчатки. Другой смысл прослеживается в провокациях Катара и событиях в Сирии. Мы стоим на пороге Третьей мировой войны. Политическое бездействие преступно и на руку нашему противнику. Но прикладываются все усилия, чтобы православный дискурс был максимально узок - специально, чтобы получить на выходе ошибочное решение.


    3. К вопросу об узком дискурсе вплотную примыкает еще один - о ранних христианах-мучениках, которых нередко ставят в "истинноправославный" пример: почему мы не такие как они?

    Мысль о "порче" Церкви с течением времени, мысль о том что ранний христианин - лучший христианин, имеет совсем не православное, а гностическое происхождение. А почему взрослые не такие как дети? Дети - они лучше взрослых или нет? Они не лучше и не хуже, они - дети. И раннехристианский период Церкви - это ее детство, когда многое было еще не вполне осознано ее членами. Ранняя Церковь охватывала в основном нижние слои социума, но
    со временем в нее вошли представители всех социальных слоев, говоря современным языком: олигархи, политики, чиновники, ученые, философы, бизнесмены, полководцы. Плохо ли это? Не думаю. Недавние эксперименты с "диктатурой пролетариата" показали, что в процессе этой диктатуры довольно быстро формируется новая социальная элита, и снова все возвращается "на круги своя": неравенство, эксплуатация, отсутствие "социальных лифтов" и т.п. То есть уничтожать социальную элиту бесполезно, но вот воцерковить ее - возможно. Воцерковление в поздней античности всех социальных слоев привело к тому что православный дискурс стал шире, а Церковь обрела полноту и повзрослела.


    4. Как относиться к истории с "квартирой патриарха"?

    Часы, машина, дача, яхта, а сейчас - квартира. Патриарха все время пытаются изобразить как частное лицо, и поставить ему в вину какие-то частные детали его жизни, вне связи с должностными обязанностями (а не ошибки в управлении Церковью, как это было бы резонно). Кроме того, пока нападки на патриарха осуществляются из антицерковного лагеря, я спокоен - наша Церковь в надежных руках. Время бить тревогу наступит тогда, когда враги Церкви начнут патриарха хвалить.

    Николай Зайков

    Календарь

    Последние новости
    18.07.2019 Актуальное мнение настоятеля
    18.07.2019 Более пятидесяти мам получили помощь в рамках социальной программа «Школа для мам»
    18.07.2019 Первый Слет Православных реабилитационных центров Сибири пройдет на Алтае
    17.07.2019 Почему «новые красные» ненавидят Николая II больше, чем Гитлера
    17.07.2019 Сергей Шаргунов: «Есть основания подозревать, что это дело сфабриковано наркомафией»
    17.07.2019 Верховный Суд РФ официально одобрил использование термина «секта»
    16.07.2019 Фильмы Новосибирской епархии вошли в конкурс международного кинофестиваля "Любовь в каждом сердце" в Москве
    15.07.2019 «Да хоть Кирилл, обвиняемый должен находиться в СИЗО»



    Трезвое поколение

    Новосибирское отделение Общества православных врачей России