[23.09.2011] Ломоть в чужих руках всегда гораздо больше, чем он есть на самом деле

         

«Я хорошо знаю жизнь духовенства, и знаю массу священников, которые живут вполне скромно или средне, так же, как живет масса людей вокруг них. Но почему-то их жизнь, их относительный достаток вызывают какой-то нездоровый ажиотаж. Думаю, что есть много причин тому. И, в первую очередь, чувство зависти, которое сегодня в нашем народе стало едва ли не господствующим, отсюда преувеличение тех «богатств», которыми обладает ближний», – заявил епископ Саратовский и Вольский Лонгин, отвечая на вопрос одного из читателей епархиального сайта «Православие и современность»: «Почему священники живут в роскошных 2-3-этажных комфортабельных домах? Почему они разъезжают на дорогих машинах? И главное, зачем они таким образом провоцируют формирование негативного мнения о Православной Церкви в целом?»

«Уже восемь лет я служу в Саратовской епархии, являясь ее правящим архиереем. Я знаю всех священников нашей епархии, в том числе нескольких священников, которые живут в хороших больших домах. У одного шестеро детей, у другого пятеро, у третьего – двенадцать. Думаю, что для таких семей священников большой дом – это не роскошь, а необходимость. Насколько я знаю, эти семьи совершенно не шикуют при этом», – подчеркнул владыка.

«Еще один стандартный упрек: «священники разъезжают на дорогих машинах»… Опять же скажу: у нас действительно есть батюшки, которые ездят на иномарках, и я, в общем-то, не имею ничего против, потому что средняя иномарка обходится гораздо дешевле, чем машины отечественного производства, – отметил архипастырь. – Кстати, когда я приехал в Саратов, тогдашний губернатор Д.Ф. Аяцков в первый день моего пребывания торжественно подарил мне автомобиль. Это был «Хендай Соната» местной сборки, с пробегом, уже побывавший в переделках, но, в общем, это была машина хорошая, удобная, и я был ему очень благодарен за этот автомобиль. Однако буквально через несколько дней некоторые наши журналисты написали, что новый саратовский архиерей ездит на «Мерседесе». Я сначала думал: может быть, показать людям, что это не «Мерседес»? Но потом понял, что у зависти, так же, как и у страха, глаза велики, и ломоть в чужих руках всегда гораздо больше, чем он есть на самом деле».

«Священников, которые живут скромно, подавляющее большинство, – подчеркнул епископ Лонгин. – Есть, конечно, и люди, которые, скажем так, злоупотребляют своим положением, где их нет? Но я категорически не согласен с двумя вещами: первое – что это массовое явление, и второе – что священнику удается накопить такое уж большое богатство. Это абсолютно не так. Священники тоже люди, и бывает, что они поддаются и слабостям, и страстям. Но Церковь борется с этим, в том числе с помощью тех реформ церковной жизни, которые сейчас проводятся: многие из них направлены на то, чтобы исключить саму возможность злоупотреблений».

«Передо мной, как правящим архиереем, остро стоит, скорее, другая проблема: большое количество священнослужителей, молодых отцов с двумя-тремя детьми, не имеет своего жилья, живет на съемных квартирах, не имеет возможности и приобрести автомобиль, который для священника абсолютно необходим. Священник должен быть мобильным, он должен быть готовым в любое время ехать туда, где нужна его помощь. Поскольку у нас не хватает духовенства, многие вынуждены служить на 2-3 сельских приходах, и туда надо как-то добираться. Я убежден, что сегодня священнику машина просто необходима и в городе, и, тем более, в деревне. И если появляется такая возможность, я иногда помогаю нашим священникам эти автомобили приобретать, и радуюсь этому. Возмущаться тем, что священник ездит на автомобиле – странно. Помню, что когда только появились мобильные телефоны, с каким благородным негодованием говорили направо и налево: «Представляете, поп – и по мобильному телефону разговаривает!». Сейчас разговоры про телефоны угасли, появились другие…», – заявил владыка.

«К сожалению, наш народ сегодня в массе своей не знает и не понимает Церкви, имеет о ней какие-то свои выдуманные представления, и потому или борется с чем-то несуществующим, или пытается добиться от Церкви чего-то такого, что не имеет никакого отношения к церковной жизни. Выход из этой ситуации только один: нам, духовенству, добросовестно нести свое служение, пастве – стараться узнать подлинную церковную жизнь, благо, для этого сейчас есть все возможности», – заявил епископ Лонгин.

Русская линия