Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » В когтях матери

    [18.03.2011] В когтях матери

             

    «Дорогая Настя! Я поздравляю тебя с Днем Рождения! Я желаю тебе крепкого здоровья, чистого светлого неба, яркого солнышка, отличных оценок, красивых рисунков, верных друзей, добродушного настроения! И чтобы около тебя всегда были близкие и родные люди, которые тебя любят! Папа»... Только так, оставив сообщение в гостевой книге на сайте 5-го «А» класса одного из нижегородских лицеев, Николай П. смог поздравить с днем рождения свою единственную дочку. Сегодня он, как и остальные ближайшие родственники Насти П., лишен возможности общаться с нею. Лишен женщиной, которая порвала взаимоотношения не только с бывшим мужем и отцом своего ребенка, но и со своей собственной матерью.

    Была семья – и не стало. Кого этим теперь удивишь?! Разводов ныне – не менее чем браков совершается, и начинает казаться порою, что люди женятся с одной лишь только целью: чтобы потом разбежаться в разные стороны, опасно ранив этим своих детей. Потому что развод – это плохо по определению, и дети разведенных родителей в большинстве своем несчастливы одинаково. Видов несчастий, в которые они попадают, два: в одном случае мужчины, складывая с себя супружеские полномочия, напрочь забывают про отцовские обязанности. И даже если алименты шлют (а часто бывает, что и копейки с них не допросишься), то в остальном своего ребенка откровенно предают. Но бывает еще хуже: когда родители, став по какой-то причине ярыми врагами, начинают использовать свое дитя как орудие мести. Более всего, как мне представляется, в этом преуспевают женщины, и разрушительная энергия их сражений со своими благоверными либо бывшими мужьями часто добирается до поля профессиональной деятельности той или иной обиженной, задевая других людей. А иначе чем объяснить тот факт, что судья районного суда, женщина, принимая решение по иску Николая П. к бывшей супруге Наталье Д., от которой тот требовал равных с ней возможностей в воспитании дочери, проявила явное небрежение к отцовским правам. Уверена, именно так следует оценивать ее постановление, в котором она определила, что только 4 раза в месяц по три часа Николай может видеться со своей дочкой. И обязала при этом не появляться в лицее, где учится Настя, когда та находится там. Хорошо, решение районного суда было отменено областным, и это доказывает непрофессионализм первых. Однако и на этом уровне никто особо не озаботился заявлениями Николая, что его бывшая жена попала под влияние секты и, разрушив свою семью, отвергнув общение даже со своей родной матерью, теперь калечит как личность их общую дочь Настю…

    Россыпь цветных фотографий как осколки разрушенного семейного счастья: Настя купается, Настя ест пирог, Настя смеется… Николай с любовью запечатлевал каждый шаг своей дочки, и эти снимки да еще Настины записочки, которыми они поначалу тайно от матери общались, пока у Николая после развода еще оставались ключи от двери, – сегодня ему единственное утешение. Находясь уже три года под чудовищным прессингом матери, Настя категорически отказывается не только от встреч, но даже от телефонных разговоров, в том числе с обеими бабушками, дедушкой, тетей и дядей, двоюродной сестренкой, с которой прежде так любила играть. Судебные приставы, пытавшиеся обеспечить исполнение решения областного суда, только руками разводят: отцу надлежит видеться с дочерью «с учетом желания ребенка». Кого боится девочка, очевидно. Вот и Николай однажды смог сделать диктофонную запись, пытаясь поговорить с дочерью. «Боюсь маму», – лепечет она…

     

    Теперь никто не видит Настю улыбающейся. По словам ее с мамой соседки Тамары Егоровны, Настя стала совсем другим ребенком. Выглядит измученной и затравленной. Возле нее никогда нет подруг, она перестала здороваться. А раньше была веселой и общительной. Вот и классная руководительница Насти Маргарита Георгиевна подтверждает: Настино психологическое состояние вызывает у нее большую тревогу. Еще бы! Но если бы Маргарита Георгиевна, которая является вдобавок и социальным педагогом в лицее, могла прочитать дневниковые записи Настиной матери, она перестала бы тревожиться. А по-настоящему испугалась! «Сотрудник в великом божественном плане не должен быть привязан к кому-либо. Самое трудное – испытание любви. Ее противоположность – равнодушие, безразличие. Когда беспристрастная и постоянная любовь будет излучаться тобой на всех, она уже не смешивается с симпатиями и антипатиями. Эту безразличную любовь ты должен проявлять и к самым близким тебе людям, должна спокойно смотреть, как они, находясь даже в величайшей опасности, не пытаясь спасти их магическими или духовными силами или гипнозом, если на карту поставлено спасение их души…» – наткнулся однажды Николай на не вполне связные письменные философствования жены и пришел в ужас.

    Кто затуманил мозг молодой женщины этими ересями, известно. Их имена желательно знать всем, так как эти «учителя», очевидно, по-прежнему занимаются своим грязным бизнесом на так называемом духовном рынке – рынке мировоззрений и образа жизни, доходы которого, по мнению специалистов в области сектоведения, вполне сопоставимы с доходами от незаконного оборота наркотиков.

    – Бред может пользоваться большим спросом, – отмечает кандидат философских наук, доцент кафедры общего и стратегического менеджмента НИУ ВШЭ Евгений Волков, который является также судебным экспертом по социальной психологии. – Мифы очень красивы, и в них хочется верить. И первое, во что люди верят, – что есть простые решения сложных проблем.

    Всем хочется счастья и здоровья, кому-то – еще и некой избранности… Продавцы духовного рынка, умело манипулируя людским сознанием, процветают. И статья УК № 239, предусматривающая ответственность за организацию и участие в «объединении, посягающем на личность и права граждан», им не страшна. Во-первых, наказание за это определено весьма мягкое – можно только штрафом отделаться. А во-вторых… Несмотря на многочисленные и повсеместно всплывающие факты, когда от деструктивного влияния тоталитарных группировок страдали и даже погибали люди, 239-я статья еще ни разу применена не была. Прежде всего, говорят специалисты, – из-за своей невразумительности. А потом, не забывайте, у нас-де закрепленная Конституцией свобода совести. На деле это означает, что выпускник так называемого Международного центра экспериментальной парапсихологии и нетрадиционной медицины «Школа Лхасы» (однозначно оцененная специалистами как секта) Игорь Александрович Рябчиков, которому присвоена «квалификация» «биоэнергокорректор», может совершенно безбоязненно подвизаться в очень прибыльном деле по промыванию мозгов не слишком образованным личностям, нисколько не умеющим критически мыслить. Только такие несчастные, я уверена, и клюют на призыв, например, пройти «энерго-информационную диагностику»: «выявить проблемные энергетические зоны»; «определить причины, вызывающие нарушение энергетики»; «определить пути устранения последствий энергетических нарушений организма» и так далее в тех же, как оценивает Евгений Волков, фантастических словесных конструкциях.
     

    С таким же дипломом, выданным так называемым ректором «Школы Лхасы» г-ном Червоненко, – партнер по бизнесу г-на Рябчикова Марина Анатольевна Потапова. Нынешний супруг г-жи Потаповой (с прежним – в разводе) Сергей Васильевич Беднов, «инструктор по восточным единоборствам» с удостоверением Госкомспорта комитета СССР по физической культуре и спорту, просроченным более чем на 15 лет, с вышеупомянутыми ловцами душ, есть факты, в доле. Получают, скорее всего, черным налом (как и им подобные), поскольку никаких документов финансовой отчетности, например, Наталья Д., начав посещать семинары этих «умельцев» в сфере, как писано в дипломах, «гармонизации судьбы и кармы, изучения базовых элементов создания энергетического поля через движение», не получала. Смею предположить, как и многие другие.

    Итог общения Натальи Д. в центре «Пробуждение», ныне закрытом, однако, без сомнения, воскреснувшем где-то в Нижнем под другой вывеской, но с такой же сутью – эмоциональным экстремизмом и духовным оболваниваем (а мало ли похожих!): разрушенная семья, разбитые судьбы, несчастный ребенок, лишенный отцовской ласки и внимания. И, думаю, сильно ошибается учительница Маргарита Георгиевна, считая, что отцу надо набраться терпения и ждать, когда Настя вырастет: мол, тогда сама во всем разберется. Есть на сей счет другое мнение:

    – Девочка в 12-13 лет, когда у нее формируются полоролевое поведение, половое самосознание и фактически решается вопрос о том, насколько она будет успешна в своей будущей семейной жизни, абсолютно обязательно должна иметь отца в качестве воспитателя, – категоричен психотерапевт, заведующий вторым подростковым диспансерным отделением областной наркологической больницы Алексей Нелидов. – Очень много необходимых качеств для будущей женщины, супруги, мамы не могут развиваться без влияния отца: способность быть ласковой, лояльно относиться к представителям противоположного пола, уметь общаться с ними. Это касается всех девочек, живущих в неполных семьях. Что касается случая с Настей, то роковым для нее может стать еще и ощущение общего неблагополучия в семье. Есть особо чувствительные периоды в развитии ребенка – с 11 до 14 лет, когда подросток особенно подвержен развитию неврозов, особенно таких неврозов, что связаны с комплексом неполноценности. Ощущение ребенка в этот период, что его семья «не такая», как у других, что нет рядом папы и других родственников, ставит его в ситуацию одиночества. Третья составляющая этого кризиса – отношения «мать — дочь». Материнское воспитание – это воспитание на основе безусловного чувства любви. Хорошая мама не будет ограничивать своего ребенка в восприятии окружающего мира, в нормальном общении с ним. Такие ограничения со стороны матери ребенок воспринимает как агрессию, как неоправданные санкции. И вот это ощущение, что у меня и мама «какая-то не такая», делает ребенка еще менее уверенным в себе.

    По поводу «какая мама» однозначно высказался Евгений Волков, который консультировал Николая П., пока тот пытался спасти свою жену и семью от влияния вышеупомянутых «биоэнергокорректоров», а затем и выступал в суде в качестве свидетеля:

    – Типичный фанатик и по поведению, и по мышлению, – считает Волков, и на эти слова я прошу обратить особое внимание представителей областной прокуратуры, куда и будет направлен материал после публикации. – Суженное сознание, зашоренное мышление, абсолютное неприятие внешних мнений и критики, абсолютная уверенность в своей правоте, никакой содержательной коммуникации и возможности двустороннего диалога. Безусловно, она опасна для Насти. Для меня эта девочка на суде была очень тяжелым зрелищем: налицо все внешние признаки психологической угнетенности. Любой специалист, который бы увидел ребенка, сразу бы сказал, что с девочкой какая-то очень большая беда. Есть все основания говорить, что мама ведет себя с девочкой, мягко говоря, некорректно.
     


    Наталья Д., судя по всему, и сама нуждается в специализированной помощи. На это указывает и тот факт, что несколько лет назад напуганный крайне агрессивным поведением супруги Николай был вынужден вызвать скорую психиатрическую помощь. Да и какая женщина, если она нормальная, откажется от своей любящей матери?! Та, кстати, сегодня вынуждена жить в квартире старшей дочери, потеряв возможность находиться в своей, которой Ольга Ивановна владеет вместе с Натальей. Мне довелось здесь побывать и своими глазами увидеть, во что превратилось уютное, судя по фотографиям и воспоминаниям Ольги Ивановны и Николая, жилище. Я попала сюда вместе с ними и нарядом милиции. Милицию пришлось вызвать, поскольку Наталья, как всегда, не отпирала дверь квартиры, отказываясь признавать установленное судом право Ольги Ивановны пользоваться своей собственностью. Хотя оставаться здесь она и не стала бы – большой это риск, ведь была уже пожилая женщина однажды побита «биоэнергокорректорами» дочери, выслушивала и угрозы по телефону с требованиями продать свою долю в квартире. По всему видно, опасно с этими господами дело иметь, но надо было Настиным отцу с бабушкой проверить, как той живется.

    Увиденное потрясало не своей бедностью – бедность вообще, как говорится, не порок (хотя в прежние времена, рассказывает Николай, в этом доме было больше достатка), но вот грубо крашенные коричневой краской межкомнатные двери с эзотерической символикой… и этот одуряющий запах ароматических свечей... В кухне – грязь и запустение. В холодильнике – ни супа, ни молока, ни яиц. Только несколько банок с домашними соленьями. Придет из школы девочка – пообедать нечем. Нормально?! Для кого-то, может, и нормально, и привычно даже. Только вот Николай не хочет такой жизни для своей дочери. Почему ни комиссия по делам несовершеннолетних, ни органы опеки, ни суды не могут ему помочь?! Чего стоят разговоры представителей власти и общественности о необходимости защиты детей от насилия? В Москве проходят конференции с пафосным названием «Святость материнства»… Святость детства – вот это действительно бесспорно! Тут сразу и приходят на ум ювенальные технологии, по поводу которых в России сегодня стоит такой визг. Ведь одна из задач ювенальной юстиции – уберечь ребенка от насилия со стороны собственных родителей. Опыт показывает: кровные связи не гарантируют защиту прав ребенка. И чем дальше, считает Евгений Волков, тем дела с этим все хуже и хуже, а значит, эту ответственность обязано взять на себя общество.

    Мнение Евгения ВОЛКОВА о том, почему нашему обществу не удается успешно противостоять сектам, которых сегодня довольно много и под оболочкой православия:

    – Содержание и культура образования существенно отстали от потребности общества и каждого человека в отдельности. Манипуляция сознанием, оккультные мистификации существовали всегда, но прежде у людей была гораздо более устойчивая жизнь, были четко прочерчены маршруты жизни, карьеры и так далее, и была мощная, устоявшаяся система взглядов и представлений. Был также жесткий социальный контроль. В настоящий момент духовный рынок мировоззрений и образа жизни разросся чрезвычайно, больше стало коммуникационных возможностей для продавцов легальных, полулегальных и в чистом виде криминальных идей. Каждый человек при этом предоставлен самому себе и оказывается совершенно незащищен. Сложившаяся в нашей стране система среднего образования, те знания и навыки, что даются в школе, по отношению к реальным проблемам и задачам, которые людям приходится решать, в каждодневной жизни практически никак не пересекаются. И по содержанию, и по методам обучения… Этот разрыв колоссален! Преподавание же основ православной культуры не только не разрешит проблем, а только усугубит их. Это прямой путь, что этих проблем станет еще больше.

    Получается так: человек может закончить школу успешно, освоить в вузе престижную специальность, но к огромному количеству очень актуальных и существенных проблем он оказывается не готов. Абсолютно! Люди не готовы прежде всего к агрессивной среде социального воздействия, влияния, манипулирования, к мощной индустрии пропаганды. Ситуация выглядит так, как если бы совершенно неподготовленный человек без какого бы то ни было оборудования решил взойти на Эверест. Результат очевиден. На этом пути огромное количество обманщиков и психопатов, тех же педофилов. Небезызвестный Иван Гавриленко, который именовал себя Жаном Гавером, организовал детскую театральную школу, обучал французскому языку, актерскому мастерству с одной лишь целью – ради сексуальной эксплуатации мальчиков. А внешне были и духовность, и культура…

    В определенной степени манипуляторы могут быть весьма незаурядны и творчески одарены. Они тренируются, читают специальную литературу… Вакцина от заразы, распространяемой ими, есть: преподавание в школе азов логики, психологии. Но главное – образование в целом должно соответствовать потребностям общества… Я, например, привлекался к обсуждению нового закона об образовании. Собрали экспертов человек 200, можно было измерить весь закон, предлагать свои статьи. Дали одну из частей. Первое, что я обнаружил: в общей части об образовании, где излагаются его цели и содержание, вообще нет слова «наука». У меня был шок! Зато в законе есть слово «духовность». А дети – самый удобный инструмент манипулирования.

    Нижегородская правда

    Календарь

    Последние новости
    25.06.2019 Современная православная миссия в интернете: вызов и соблазны (оценка стороннего наблюдателя)
    25.06.2019 В Новосибирске пройдет Международный день борьбы с наркоманией
    24.06.2019 Петров пост
    24.06.2019 К обстоятельствам публикации статьи Р. Коня «К вопросу о нецерковности сектоведческой концепции «нетрадиционной религиозности» и «внутрицерковного сектантства»
    23.06.2019 Возможен ли новый всплеск атеизма в России?
    22.06.2019 Всё идёт своим чередом
    22.06.2019 Купить успех: как зарабатывают на тренингах личностного роста в Ростове
    22.06.2019 Уральцы объявили себя гражданами СССР и отказались оплачивать ЖКХ

    Трезвое поколение

    Православный миссионерский апологетический центр «Ставрос»