Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Еще раз о рисователях в подъездах

    [17.06.2010] Еще раз о рисователях в подъездах

             

    За прошедшие несколько дней обратили на себя внимание несколько событий, касающихся мира, условно говоря, искусства. Это передача с участием скандально известного директора Сахаровского Центра Юрия Самодурова, под названием "Церковь не должна определять идеологию" на радиостанции "Эхо Москвы" и разговоры о возбуждении дела по статье 282 ("разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни") против представительницы московской богемы Елены Хейдиз.

    Передача была интересной в том отношении, что еще раз показала ряд устойчивых мифов, характерных для части нашей интеллигенции — мифов в отношении себя самой, в отношении истории и в отношении Церкви. Одна из особенностей нашей интеллигенции — я говорю не об образованном слое вообще, а вполне узнаваемой социальной группе, к которой принадлежит, в частности, Юрий Самодуров — является элитарность. Уверенность в своем нравственном, интеллектуальном и культурном превосходстве, в своей великой миссии и в своем праве учить народы. Напряженность между этим типом интеллигенции и Церковью вполне понятна, поскольку интеллигенция (начиная с глубоко дореволюционных времен) усваивает себе роль, исторически принадлежащую Церкви. И когда Церковь начинает возвращаться к этой своей роли, люди чувствуют себя отодвинутыми — как же, ведь это наша общественная роль провозглашать любви и правды чистые ученья, ведь это мы призваны учить народы и указывать им путь.

    Парадоксально, но именно то, что наша интеллигенция сформировалась под влиянием христианской культуры, (о чем упоминает Юрий Самодуров), служит источником напряженности. Юрий Самодуров говорит о себе как о "неверующем человеке с религиозными чувствами" и заявляет, что эти чувства оскорбляются поведением Патриарха; он — не являясь членом Церкви — также подробно рассуждает о том, что Церковь должна и чего не должна.

    Это кажется крайне абсурдным, но своя логика тут есть — традиционно русский интеллигент видит себя выразителем христианских ценностей и христианской культуры, причем гораздо более подлинным их выразителем, чем Церковь. Как еретики всегда видят себя более "подлинными" христианами, чем Церковь, которая, на их взгляд, исказила и утратила подлинное учение Христа, так и интеллигент полагает себя в праве выговаривать Патриарху и преподавать ему наставления. Он видит себя более чистым, более подлинным выразителем того идеала, которому должен был бы служить Патриарх — но, по мнению интеллигента, не служит, как должно.

    Такие люди не возьмутся учить буддистских, или, скажем, исламских религиозных лидеров — они спокойно признают, что не имеют к этим традициям отношения. Но их отношение к Церкви совершенно другое — с одной стороны, они полагают себя наследниками христианской культуры, с другой, не желают признавать, что христианство — это вполне живая традиция, представленная Церковью.

    Поэтому мы видим странное, двойственное отношение — сочетание претензии на принадлежность к христианской культуре с враждебностью к самим ее основаниям. Ловушка, в которую попадает Юрий Самодуров — и не только он — состоит в том, что положительный идеал, первоначально взятый из христианства, становится все более и более туманным и размытым, а враждебность к Церкви — все более и более отчетливой и по-большевистски острой.

    Кажется странным, как Юрий Самодуров, этот московский интеллигент с тихим голосом и мягкими манерами, поддерживает выходки, по своему хамству сопоставимые разве что только с подвигами революционных матросов; но это закономерный результат определенной эволюции, причем эволюции, которая уже имела место в истории нашей страны — путь от возвышенного идеализма интеллигентов XIX века до большевизма оказался довольно коротким.

    Сам Юрий Самодуров признает, что изображение "Иконы-Икры" было бы неверно размещать на рекламном щите рядом с храмом — это было бы оскорбительно. Но оскорбительное послание остается оскорбительным независимо от того, где именно оно провозглашается — и давайте не прятать шило в мешке, вся выставка "Осторожно, религия" имела именно намеренно и обдуманно оскорбительный характер.

    Но может ли наследник христианской культуры поддерживать оскорбительное глумление над ее символами? Тут надо определиться — или считать себя наследником европейской и русской христианкой культуры, или считать себя последователем "современного искусства", которое подражает большевикам в своем стремлении осквернить и изгадить все, связанное с христианством. Духовная эволюция Юрия Самодурова вынесла его за пределы всякой христианской культуры и культуры вообще - что же, как человек, обладающий разумом и свободным произволением, он вполне может это заметить и переменить курс.

    Другой привлекший внимание случай — разговоры о возбуждении дела против Елены Хейдиз. Ее в определенных кругах считают художницей; одно из ее художеств состояло, например, из русского алфавита, выложенного экскрементами. Именно такое фекальное искусство сделалось близко сердцу Юрия Самодурова; что же, будем надеяться, что не навсегда. Разумеется, любые разговоры о том, что "художник имеет право", просто нелепы — да с чего вы взяли, что художник имеет какие-то особые права, имеет, во-первых, и с чего вы взяли, что Хейдиз — художник, во-вторых? Но стоит ли возбуждать против Елены Хейдиз уголовное дело? Да, ее грубая и непристойная мазня выражает также мало любви и уважения к России и ее культуре, как и элементарного умения рисовать. Но стоит ли обвинять в экстремизме всякого писателя на заборе и всякого рисователя в подъезде? Государственная репрессия — достаточно серьезное дело, и она должна употребляться осмотрительно. 282 статья уже вызывает нарастающие опасения, что по ней можно преследовать кого угодно за что угодно — и поощряя ее широкое использование, мы рискуем оказаться в ситуации, когда любой человек может быть обвинен в экстремизме и разжигании. Глупость может признаваться глупостью, а непристойность — непристойностью, и не быть при этом уголовно наказуемой. Творения Хейдиз производят впечатление скорее тяжкой неадекватности, чем коварного злодейства; давайте же оставим статью 282 (если ее вообще стоит оставлять) для действительных разжигателей и экстремистов.

    Сергей Белозерский
    Радонеж.ру

    Календарь

    Последние новости
    27.02.2020 Колокола нашей совести
    26.02.2020 Надо ли Русской Православной Церкви участвовать в экуменическом движении?
    24.02.2020 Протоиерей Александр Салтыков: «Во время масленицы читайте Апокалипсис»
    23.02.2020 Святитель Игнатий (Брянчанинов). Поучение в неделю мясопустную. О втором пришествии Христовом
    22.02.2020 О молитвенном поминовении усопших. Проповедь в мясопустную родительскую субботу
    22.02.2020 В исправительной колонии №18 освящен духовно-просветительский центр
    21.02.2020 Святой великомученик Феодор Стратилат
    21.02.2020 Открыт первый в России духовно-просветительский центр в исправительной колонии

    Епархиальный реабилитационный центр во имя св. прп. Серафима Саровского