Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Благотворительный фонд по спасению детей от абортов
  • Телефон доверия
  • Образование
  • Школа духовной безопасности
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Документы » "Письмо Засурского": история одной фальшивки

    "Письмо Засурского": история одной фальшивки

             

    Письмо Засурского": история одной фальшивки

    Факсимиле всех пяти "писем Засурского" о проф. А. Л. Дворкине

     

    Вместо предисловия


    Декабрь 1997 года. У сект – горячие деньки. Только что вступил в действие новый федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», препятствующий деятельности деструктивных культов. Во многом это стало возможным благодаря деятельности профессора Александра Дворкина, который информировал общество об опасности со стороны тоталитарных сект. Лидеры сект в ярости скрипят зубами. «Христианские» юристы панически ищут «лазейки», которые позволили бы избежать сектам поражения в правах. Бьются в истерике неопятидесятники, кришнаиты, «богородичники», сайентологи… У последних к Дворкину – счеты особые. Ведь именно он издал книгу «Капкан безграничной свободы», посвященную преступной деятельности Сайентологии, и посвятил деятельности этого тоталитарного культа 170 страниц в фундаментальном сборнике «Секты против Церкви».

    И вот какой-то фанатик не выдерживает - пытаясь бросить тень на имя Дворкина, садится за компьютер, открывает программу обработки изображений «Photoshop», сканирует бланк факультета журналистики МГУ и подпись его ректора Ясена Засурского, а между ними вставляет текст о том, что Александру Леонидовичу, якобы, отказали в преподавательской деятельности из-за «отсутствия образовательного уровня». Несколько ударов по клавишам – и эта фальшивка появляется на сайте сайентологической организации «Нарконон». Оттуда ее перепечатывает ресурс about-dvorkin.narod.ru, открытый стараниями все тех же поклонников Рона Хаббарда…

    К весне 2001 года подделка разошлась так широко, что адвокат Александра Леонидовича был вынужден обратиться за разъяснениями к самому Засурскому. Вскоре пришел официальный ответ: декан журфака сообщал, что мифическое «письмо» отсутствует в архивах вуза, не зарегистрировано, снабжено подозрительной печатью и никому не направлялось – то есть, проще говоря, является заурядной фальшивкой.

    Об этом А.Дворкин говорил всякий раз, когда кто-нибудь из противников поминал «письмо Засурского». Шла о нем речь и на встрече профессора с ярославцами. Сюда явились неопятидесятники – редактор газеты «Екклесиаст» Юлия Олейникова и ее подручный, постоянный автор этой же газеты Алексей Дададжанов. Как раз этот господин в конце выступления профессора и попытался его «изобличить» фальшивым «письмом Засурского», распечатку которого принес с собой. Александр Леонидович ответил, что данный документ, по отзыву самого декана журфака МГУ – подделка. Прекрасно слышала это и госпожа Олейникова, сидевшая напротив Дворкина. Тем не менее, через несколько дней именно она разместила в «Екклесиасте» свою клеветническую статью «Гапон Второй», где вновь выставляла фальшивое «письмо Засурского» в качестве «доказательства» отсутствия у Александра Леонидовича «образовательного уровня».

    Сам материал стал причиной иска профессора Дворкина о защите чести, достоинства и деловой репутации к газете «Екклесиаст». Помимо прочих измышлений, истец требовал опровергнуть и данные об отсутствии надлежащего образования, основанные на мифическом «письме Засурского».

    Казалось бы, всё просто – декан журфака дал свой ответ по поводу поддельного письма еще в 2001 году. Однако то ли Засурский напрочь забыл про то, что уже признал фальшивку фальшивкой, то ли сектозащитники задействовали некие «рычаги влияния»… Вообщем, Ясен Николаевич внезапно «порадовал» адвокатов обеих сторон аж четырьмя письмами весьма противоречивого характера.

     

    Документ № 1
    То самое мифическое «письмо Засурского»

     


    Примечания.

     


    Обратим внимание на отсутствие исходящего номера и адресата - обязательных требований документооборота. Заявление, приписываемое Засурскому, направлено никому и в никуда.

     


    На факультете журналистики никогда не было церковного отделения – была лишь группа церковной журналистики, действовавшая на факультативной основе и просуществовавшая с 1992 по 1994 год.

     


    Для преподавания в МГУ никогда не требовалась степень магистра, достаточно было просто высшего образования. Более того, некоторые преподаватели, ведущие мастер-классы по журналистике, вообще не имеют высшего образования.

    Когда куратор группы церковной журналистики М.М. Лукина пригласила А.Л. Дворкина преподавать историю Церкви в группе церковной журналистики и представила его Я.Н. Засурскому, декан специально пришел в отдел кадров на подписание контракта с новым преподавателем. Засурский очень интересовался документами Дворкина об американском образовании, говоря, что раньше таких документов не видел, и настоял, что, ввиду наличия у А.Л. Дворкина степени PhD (доктор философии), его надо оформить на должность профессора, что и было сделано. Так что А. Л. Дворкин занимал профессорскую должность начиная с 1992 г.

    А.Л. Дворкин проработал на журфаке 2 учебных года: 1992-1993 и 1993-1994, преподавая историю Православной Церкви и катехизис. Когда в конце 1994 учебного года стало ясно, что группа церковной журналистики не имеет будущего, то он, по взаимному согласию с деканатом, не продлил контракт на следующий учебный год и перешел на работу в Российский Православный Университет св. Иоанна Богослова.

     

    Документ № 2



    Начиная с 1997 года письмо, приписываемое Засурскому, появилось на сайте www.narconon.ru и начало распространяться по другим сектантским ресурсам.

    Ввиду этого весной 2001 года адвокат А.Л. Дворкина А.А. Корелов направил Засурскому запрос, ответом на который является данное письмо.

     


    Итак, оценивая появившийся на сектантских сайтах «документ», декан журфака МГУ отмечает:

     


    Таким образом, под видом «письма Засурского» в Интернете распространяется заурядная фальшивка.

     

    Документ №3

    Прошло пять лет. Начался судебный процесс над газетой «Екклесиаст», представившей уже опровергнутое Засурским письмом в качестве «доказательства» отсутствия у Дворкина необходимого для преподавательской деятельности образования. И пошли «чудеса»… В частности, зав. канцелярией журфака почему-то решила вдруг подтвердить верность копии первого письма.

     


    Примечание.

    Непонятно, что значит «копия верна». Какая копия и чему она верна? Ведь этот процесс предполагает сверку с оригиналом, - а мы помним, что, по сообщению самого Засурского, скандальное «письмо»

    То есть никакого оригинала или даже копии нет - имеется только мутное изображение некоего текста на ряде сайтов, не имеющих отношения к факультету журналистики, но зато тесно связанных с теми или иными тоталитарными сектами.

     

    Документ № 4



     


    Примечания.

     


    Обратим внимание на то, что ответ Пчелинцеву набран двумя разными шрифтами. Первый абзац выполнен 10-м шрифтом и не выровнен по правой кромке текстового поля. Второй абзац набран 12-м шрифтом и выровнен по правой кромке текстового поля. Невольно возникает подозрение, что документ «склеили» из двух частей, подгрузив к первому абзацу второй, выполненный на другом компьютере. А потом то ли времени привести обе части документа в соответствие друг с другом не было, то ли просто ума на это не хватило…

    Повторяя сказанное в 1-м письме, «Засурский» добавляет, что:

     


    На самом деле в 1997 году Дворкин уже не имел никакого отношения к МГУ, поскольку занимал должность профессора в РПУ св. Иоанна Богослова, а также был зав. кафедрой сектоведения ПСТБИ (ныне ПСТГУ). Всё это наглядно подтверждено записями в трудовой книжке Александра Леонидовича.

    В следующем абзаце мы видим новшество. Поясняя, почему Дворкин якобы не соответствовал требованиям, предъявляемым факультетом журналистики к преподавателям, автор письма отмечает:

     


    Как уже было указано, Дворкин преподавал на журфаке МГУ историю Православной Церкви и катехизис, а отнюдь не сектоведение. Следовательно, «неправославные конфессии» и их представители вообще не имели никакого отношения к предмету лекций.

    Очевидно, что реальные составители письма не знали об этом факте и подсунули на подпись Засурскому совершенно не соответствующие действительности утверждения.

     

    Документ № 5

    Данный документ состоит из двух абзацев.

    В первом Я.Н. Засурский подтверждает, что Дворкин преподавал на отделении церковной журналистики журфака МГУ в 1993-1994 гг. и контракт с ним не был продлен по ВЗАИМНОЙ договоренности.

    Во втором Засурский подтверждает подлинность своей подписи на вышеперечисленных документах (№ 1, 2 и 4).

     


    Поскольку информация о Дворкине в первом абзаце данного документа противоречит информации в документах № 1, 3 и 4, но, тем не менее, Ясен Николаевич заверяет подлинность своей подписи, мы можем предположить, что Засурский подписывал бумаги «не глядя», что вполне могло произойти при огромном документообороте факультета и занятости декана, который не может вникать в каждую бумажку. Тем более, если мы вспомним о весьма почтенном возрасте Ясена Николаевича и сопутствующих этому возрасту немощах…

    Таким образом, в первом абзаце справки от 04 апреля 2006 г. Я.Н. Засурский признает ошибочность подписания вышеперечисленных документов и дает подлинную информацию.

     

    ПОСЛЕСЛОВИЕ


    Но вообще, адвокатам «Екклесиаста», похоже, удалась главная задача – запутать суд противоречивыми отзывами до состояния, когда он забыл про главное.

    А главным остается отсутствие у ответчика самого вещественного доказательства – то есть оригинала «письма Засурского» или его официальной копии, предоставленной из архивов журфака МГУ.

    Практически, весь диспут на процессе велся вокруг документа, которого на сегодняшний день де-юре не существует. Нет ни «бумажного» оригинала, который можно подержать в руках, ни официальной, изготовленной тогда же и подшитой в делопроизводство факультета копии. Есть лишь изображение некоего текста на сомнительных сайтах, да распечатка с этого непонятного изображения. Засурский может признать признать подпись под текстом «своей», а заведующая канцелярией журфака - поставить на интернет-распечатке штампик «Копия верна». Но самого оригинала для сравнения, «верна» она или «не верна», как не было, так и нет. Суду его не предъявили. А без официального первоисточника бесполезна и вся демагогия адвокатов «Екклесиаста» вокруг каких-то вторичных писем, якобы «подтверждающих» текст из Интернета.

    Евгений Мухтаров
    Ярославль

    Календарь

    Последние новости
    22.03.2017 Крах Российской империи. Хроника катастрофы
    22.03.2017 Либералы и коммунисты - тупик для России
    22.03.2017 Мир сошел с ума. Это лечится?
    22.03.2017 Поездка в Михаило-Архангельский монастырь
    21.03.2017 Паллиативная помощь: остаёмся на посту
    21.03.2017 «На очереди Гоголь»
    19.03.2017 Слово в неделю Крестопоклонную святителя Филарета Московского
    18.03.2017 Святитель Лука Войно-Ясенецкий (Крымский): Два Пути спасения

    Новосибирское отделение Общества православных врачей России

    Фильм МЕНЯ ЭТО НЕ КАСАЕТСЯ кинокомпании АКРОСТИХЪ

    Трезвое поколение